Сообщить об ошибке

Если у вас есть комментарии к тексту, который содержит ошибку, укажите их в этом поле. В противном случае оставьте поле пустым.

Вход на сайт

Регистрация
Потеряли пароль?
Что такое OpenID?

Регистрация на сайте

Информация об учетной записи
Существующий адрес электронной почты. Все почтовые сообщения с сайта будут отсылаться на этот адрес. Адрес электронной почты не будет публиковаться и будет использован только по вашему желанию: для восстановления пароля или для получения новостей и уведомлений по электронной почте.
Укажите пароль для новой учетной записи в обоих полях.

совет путешественнику

Подбираем гардероб для зимних видов спорта

Мой монолог мой адресован тем гражданам, которые хотят разобраться в некоторых тонкостях специальной одежды для зимних видов спорта. Определив для себя необходимость покупки такой одежды, приступаем к изучению вопроса.

сегодня

23 мая
День труда на Ямайке
День труда

23 мая – День труда на Ямайке. Этот праздник был впервые отмечен в 1939 году. В этот день жители Ямайки бесплатно работают на благо общества.

Я вас люблю, мои дожди


Четыре дождливые зарисовки

Непал, Индия, Греция, Италия, 1999-2008

Когда-то мне казалось, что дождь может испортить любую поездку. А уж тем более — затяжные многодневные дожди. Видимо, Судьбе было угодно убедить меня в обратном и заставить расстаться с этой «дождебоязнью». За последние несколько лет дожди буквально преследовали меня — в Непале, Индии, Турции, Чехии, Швейцарии, Германии, Греции, Италии. «Всухую» обошлось разве что в Египте, Иордании и Иране. Вот четыре «дождливые» зарисовки.

Облака снизу и сверху

Непал. ДождьВыбирая время поездки в Непал, я прежде всего изучил «расписание» муссонов. По всему выходило, что муссон должен закончиться в первых числах сентября. Поэтому на первую неделю сентября и был взят билет Москва-Катманду.

И что же? Я пробыл в Гималаях пять недель — и только в последние дни (с 1 октября) я наслаждался солнцем от восхода до заката. Впрочем, муссоны не так страшны: в Непале ежедневно с утра радовало голубое небо, к обеду оно покрывалось серыми тучами, а часов с трех начинался не очень сильный, но нудный и непрерывный дождь. Лишь время от времени на землю обрушивается стена воды — но буквально на несколько минут. Пришлось приспосабливаться к графику погоды.

В городах (Катманду, Патан, Бактапур) все было не так уж сложно: основные экскурсии планировались на утро, а после обеда можно было отдохнуть в отеле или кафе-ресторанах туристического квартала Тамель. А если уж невтерпеж сидеть в четырех стенах, то можно было и помокнуть, пережидая очередной ливневый заряд под крышей первой попавшейся пагоды.

Непал. ДождьНепал. Дождь


По счастью, дождь не испортил праздник Индра Джатра, когда на центральной площади столицы живая богиня Кумари с золоченой колесницы благословляет королевскую чету (тогда, в 1999 г. еще был жив и полновластен король Биренда Бир Бикрам Шах Дев и его милейшая супруга стояла рядом с ним): ливень начался через полчаса после окончания церемонии.

В горах приходилось сложнее. И проблема была не в том, что идти было мокро и неуютно (в любом случае футболка моментально намокала от пота на крутых подъемах) — многодневные дожди размыли склоны, сели то и дело смывали сотни метров автомобильных серпантинов (жди пока бульдозер расчистит путь и разрисованный всеми богами богатого индуистского пантеона автобус наконец-то довезет тебя до деревни, откуда — только пешком. Подмытые потоками воды камни на тропе превращались в смертельные ловушки: спасибо проводнику Нараяну, страховавшему на опасных участках и пару раз удержавшему меня от свободного полета — к ревущей между камнями далеко внизу реке.

Непал. ДождьНепал. Дождь


Но… Оказалось, что немалая прелесть заключается в том, чтобы попасть в Гималаи именно в сезон дождей. Горные склоны — и без того прекрасные и загадочные — сквозь пелену дождя и тумана приобретали особое мистическое очарование: смутными призраками из-за поворота тропы выплывали то пихта, то бамбук, то обросший папоротниками и орхидеями могучий рододендрон, то древняя ступа… Струи многочисленных водопадов будто переплетались со струйками дождя… И как здорово было, поднявшись выше четырех тысяч метров, пробить наконец плотный слой облаков и увидеть сияющие под солнцем белоснежные вершины хребта Лантанг!

…Мой двухнедельный маршрут по склонам Лантанга (это север Непала, граница с Тибетом) проходил почти в одиночестве: лишь немногие туристы отважились отправиться в горы в затянувшийся муссон. Чуть больше приезжего народа было вокруг Анапурны (правда, ее величественная вершина была практически все время скрыта туманом и облаками).

Непал. ДождьНепал. Дождь


И только в последний день, когда я под ярким солнцем спускался к шоссе, чтоб вернуться в Катманду, мне навстречу двигалось нечто вроде первомайской демонстрации. Многие сотни японцев, немцев, шведов, французов радостно взбирались наверх, приветствуя меня на всех языках мира, но чаще всего на непали: «Намасте!»

…И Катманду напоследок улыбнулся мне разноцветными флажками, проводил грустным «взглядом Будды» на огромной ступе Буднатх.

Бенгальский ливень

Ну уж в Индии-то в конце октября наверняка никакого муссона не будет! — радостно думал я. И впрямь, Мумбаи-Бомбей, куда я прибыл из Москвы, радовал солнцем и голубым небом. Но вот рейс Kingfisher приземлился в Ченнаи (бывший Мадрас)…

Индия. ДождьИндия. Дождь


Какое разочарование: дождь стоял стеной. Под шум небесных струй проходила вся моя экскурсия по городу. А в Мадрасе есть что посмотреть! Собор святого Фомы на месте упокоения апостола (в мире всего три собора над могилами апостолов: в Сантьяго-да-Компостела в Испании на могиле св. Иакова, Св. Павла в Риме и здесь, в Мадрасе), изумительный храм Шивы. И гигантский многокилометровый пляж Марина Бич: вытащенные на берег рыбачьи лодки, спутанные сети и жалкие лачуги рыбаков из глины и пальмовых листьев в дождь выглядят особенно печально, если не сказать — горестно.

То и дело выскакивая из машины с фотоаппаратом наперевес, я моментально промок насквозь несмотря на стоические усилия гида и шофера оградить меня от стихии: стоило мне сказать «стоп» и открыть дверцу, как один из них тут же выбирался из белого «амбасадора», чтоб раскрыть надо мной большой разноцветный зонт и сопроводить новоявленного «сахиба».

Индия. ДождьИндия. ДождьИндия. Дождь


В последующие дни муссон проявил снисходительность и обильно поливал землю водой только по ночам. И как здорово было засыпать под частый стук капель по жесткой листве кокосовых пальм! А днем созерцать залитые водой рисовые поля, быков с мокрыми боками и разноцветными рогами (от того, что есть весенний праздник коровы, когда рога животным раскрашивают во все цвета радуги), вдыхать насыщенный влагой воздух.

В Мадураи ночной ливень так залил дворы знаменитого храма Менакши, что перебираться от алтаря к алтарю приходилось подчас по колено в воде. Похоже, что в том году дожди были особо обильными — столько писали про них газеты, так старательно местные фотокорреспонденты старались запечатлеть последствия стихии. … Земноводное существование продолжалось во все дни пребывания в штате Тами Наду и прекратилось, едва я пересек границу соседнего штата — Карнатака. Туда муссон уже не долетал.

Вознесенные в облака

Метеора Монастирия. ДождьМетеора Монастирия по-гречески означает «монастыри, вознесенные в небо». Именно Метеора была главной целью той апрельской поездки в Грецию. До того моя спутница уже дважды была в Метеоре и каждый раз — в дождь. Ее желание увидеть эти чудесные скалы с крошечными монастырями на вершинах при солнечной погоде и сподвигло нас на поездку.

Пока мы гнали машину от Афин к северу — через Дельфы и Фессалийскую равнину, погода обещала самые радостные перспективы. Но вот мы въезжаем в сень нависших над равниной отвесных скал, не заезжая в Каламбаку (городок у подножия, где предстояло остановиться на ночлег), поднимаемся по извилистой дорожке наверх, к монастырям, небу.

И что же? С обдуваемой ветром площадки неподалеку от монастыря св. Троицы открывается потрясающий вид на горы, черепичные крыши грибообразных церквушек, долину внизу и… толпящиеся на горизонте, стремительно съедающие блекнущую голубизну свинцово-серые тучи. Надвигалась гроза, где-то вдалеке уже сверкали молнии, но гром еще не был слышен. В вечернем предгрозовом освещении малейшая деталь окружающего ландшафта была прорисована отчетливо, будто вырезана алмазным резцом. Под стать пейзажу звучали строгие слова и мелодия духовных гимнов, распеваемых двумя греческими монахами, пристроившимися неподалеку на выступе скалы.

Весь следующий день лил дождь. Не слишком сильный, чтоб не выпустить нас из дома, но отбивавший охоту лезть на ничем не защищенные скалы. Хорошо было бродить в рощах у подножия гор, обнаруживая то тут, то там маленькие ниши в отвесных стенах, завешенные разноцветными платками — дарами монашек (и как хватало им сил и смелости по веревкам добираться до совсем неприступных карнизов?), весенние цветы, поникшие под тяжестью капель, хорошо было сидеть в ресторанчике над чашечкой густого ароматного кофе…

Метеора Монастирия. ДождьМетеора Монастирия. Дождь


Вознаградило утро следующего дня. Дождь прекратился, от набухшей от влаги земли в долине по ущельям поднимался клочковатый туман. Белые языки достигали вершин, закручивались спиралью и таяли, уже невидимым паром возносясь к начинающему голубеть небу. Туман не сделал пейзаж призрачным: напротив, придал ему фактурность и глубину, скрыл малозначимые деталь, выявив главное. Так на китайской гравюре художник обозначает то немногое, что только и проявляет суть изображаемого…

Дождь над лагуной

Я прилетел в Венецию самолетом, а хотелось (памятуя совет Петра Вайля) приплыть. Компромисс заключался в том, что остановившись в отеле в Местре на Терра Фирма и добравшись до венецианского вокзала на электричке, я не пошел пешком через мосты и узкие улочки, а тут же сел в вапоретто, маршрутный катерок (уже, разумеется, не паровой, как было прежде и закрепилось в названии, а дизельный), следующий к Пьяцца Сан-Марко через серые воды Венецианской лагуны.

Венеция. ДождьВенеция. ДождьВенеция. Дождь


Так и получилось, что в город я прибыл все же по воде. И воды в первые два дня моего пребывания в Венеции хватало. Вода лагуны и каналов — снизу, дождевая вода, щедро лившаяся с низкого серого неба — сверху. Дождь разогнал туристов, площадь святого Марка была почти пуста (попрятались даже голуби, лишь редкие продавцы корма для птиц кое-где скучали у своих тележек).

Гранитные плиты мостовой тускло мерцали под водяной пленкой. Дождь продолжался, ветер с лагуны гнал волну, глухо стучавшую о днища печальных гондол, закрытых синими чехлами. Вид этих черных лодок в эти дни вызывал ассоциации не с веселыми песнями гондольеров (спрятавшись под огромными зонтами, они не пели, но грустно курили, теребили ленточки традиционных соломенных шляп), но с погребальными церемониями и недалеком кладбищенском островом Сан-Микеле.

Венеция. ДождьВенеция. Дождь


Цвета потускнели, только терракота Кампаниллы, мозаики на фронтоне собора, да желтый пластик стульев возле кафе разбавляли монотонность серого цвета стен, мостовой, неба, воды. Не живопись, но строгая суровая графика. Возможно, именно такими острова лагуны предстали первопоселенцам — отважным авантюристам, укрывшимся от врагов на неуютных и труднодоступных островах.

Продолжающийся ветер с моря поднял уровень воды, она стала заливать площадь и вскоре я был вынужден ретироваться с Сан-Марко — приходилось уже не ходить, а перепрыгивать по предусмотрительно расставленным сходням-подмосткам. И я углубился в хитросплетения улиц и каналов. Традиционный для Венеции розовый цвет домов с зелеными ставнями согревал меня под холодным дождем, но пятна сырости и осыпавшейся штукатурки выглядели особенно грустно. Грустно смотрели со стен, дверей и мостов крылатые львы. В витринах магазинов грустно ждали нового карнавала маскарадные костюмы и знаменитые маски. Слезы дождя кругами расходились на глади притихших каналов. Венеция плакала, тоскуя по великому прошлому, терзаясь нынешним статусом туристической Мекки, заранее оплакивая свое неизбежное, видимо, погружение в воды той лагуны, которая и дала ей жизнь.

Венеция. ДождьВенеция. ДождьВенеция. Дождь


Я вернулся на площадь и зашел в кафе «Флориан», видевшее в иные времена стольких великих, что стен не хватило бы для мемориальных досок. Впрочем, нет ни одной: «Флориан» не нуждается в рекламе, это кафе — само по себе звезда мировой величины. Между изящных столиков, росписи стен, зеркал и ламп ар-нуво лежали сброшенные вымокшими туристами плащи и зонтики. После дождевых потоков снаружи нереальными казались безупречно белоснежные пиджаки официантов, нежный аромат векового уюта… А какой тут кофе! Какие пирожные под шоколадным соусом! И как подходят они дождливой Венеции, не теряющей ни на миг своего аристократизма — невзирая ни на какие капризы погоды.

Ulysses, 2008 г.

© Фото автора

Опубликовано: 03.11.2012
Если вы обнаружили ошибку в тексте, выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить администрации сайта!

Добавить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.