Сообщить об ошибке

Если у вас есть комментарии к тексту, который содержит ошибку, укажите их в этом поле. В противном случае оставьте поле пустым.

Вход на сайт

Регистрация
Потеряли пароль?
Что такое OpenID?

Регистрация на сайте

Информация об учетной записи
Существующий адрес электронной почты. Все почтовые сообщения с сайта будут отсылаться на этот адрес. Адрес электронной почты не будет публиковаться и будет использован только по вашему желанию: для восстановления пароля или для получения новостей и уведомлений по электронной почте.
Укажите пароль для новой учетной записи в обоих полях.

совет путешественнику

Аренда недвижимости в Западной Европе

Некоторые туристы могут себе позволить поехать в Западную Европу не на 7-12 дней, а на несколько недель. Жить в отеле всё это время – не самый лучший вариант. Гораздо выгоднее и, бесспорно, комфортнее арендовать квартиру или дом. Вопрос только, какую/какой именно.

сегодня

27 июня
День национального гимна Канады
День национального гимна

27 июня – День национального гимна Канады. Гимн Канады имеет два официально принятых варианта, не вполне совпадающих по содержанию, французский и английский.

Восход на Тигровом Холме


Из цикла «В Индии много Индий… Blow. Horn. Намасте!» Часть 21

15 день, 23 октября  2008 г. – четверг, Дарджилинг 

Еще вчера вечером попросили, чтобы нас разбудили в 2.45. Утром телефонный звонок прозвучал пронзительно и раздражающе. Портье не успокоился на этом, а поднялся к нам на второй этаж, постучал в дверь  и предложил приготовить чаю.  Утром есть не хотелось совершенно, и хорошо, что мы ничего не ели и не пили.

Дарджилинг. Встреча рассвета на Тигровом холме (Tiger Hill)


Итак, мы были в назначенном месте в назначенное время. Ночная тишина, и мы, а больше никого: ни одного водителя, ни одного туриста. И даже джипов стоит на приколе не так уж много, как вчера. Турфирма, естественно, закрыта.  Мы одиноко стоим на площади, мысленно смиряясь с тем, что санрайза не увидим, и тут появился какой-то парень в желтой куртке.

Он прямиком направился к нам и спросил, делали ли мы заказ от турфирмы и какой номер нашей машины. Мы ответили, что номера нам не сказали, и показали бумажку с ценой. Он покачал головой и посоветовал ждать. Потихоньку подгребли местные тетки с огромными пакетами, в которых (мы это поняли потом) были чайники с чаем и кофе. Они сидели невдалеке от нас в круглой беседке, где днем находится полицейский. Так продолжалось до 4 утра без каких-либо изменений.

Правда, к этой компании присоединился какой-то европеец, сперва обратившийся к ним с каким-то вопросом, да так и остался стоять возле беседки, не делая попыток присоединиться к нам. Мы ничего не понимали. Сверху спустились еще две европейки, мимо уже вереницей проезжали джипы, набитые туристами, а мы все ждали чего-то. Наконец, краем глаза видим, что  «желтая куртка» идет к нам.

Он посочувствовал нам, что турфирма не выполнила своих обязательств и предложил присоединиться к компании европейцев, но мы должны заплатить водителю, а по приезду разбираться с возвратом денег от турфирмы. Он решил, что мы уже оплатили поездку.  Убедившись, что цена, написанная на бумажке, не изменится, мы пошли к указанному джипу. Мы вольготно сели втроем, и не откликнулись на поползновения потесниться, чтобы с нами сели те трое других. В результате, мужчина сел рядом с водителем, а две тетки – сзади, во втором ряду.

Итак, мы стартовали в 4.10. Водитель резво взял с места, он виртуозно владел рулем, прямо Шумахер!  Что было круто - так это дорога! Слово «горный серпантин»  слишком слабое, чтобы передать все наши ощущения того утра. Мы мысленно благодарили себя за предусмотрительное отсутствие завтрака. Нас бросало в разные стороны при бесконечных поворотах, на которых водитель закладывал резкие виражи. Кавалькада машин, битком забитых туристами, желающими лицезреть восход солнца в горах, - красивое зрелище в перспективе.

Но, однако, как не позавидуешь жителям домов по ходу следования: каждое утро их будит звук джипов, что уж говорить о месте старта, где еще и разговаривают! Цепочка машин состояла в основном из джипов, но были и обычные машины, и вся эта масса время от времени гудела, намекая на желание обогнать впереди идущего, то есть пардон, едущего... 

Дорога в горы узкая, но многие  водители нахальничают, пытаясь еще на такой узкой петляющей дороге, идущей вверх, произвести обгон. При этом обгоняемый вынужден жаться то к скальной стене, то к дому, то к обрыву. Внешне это выглядело (мне так представляется), как ралли. Наш водитель позволял себя обогнать, и в нас проснулся азарт, мы вслух, на русском, комментировали его действия, подгоняя его или желая, чтобы он не пропускал никого вперед.

По-видимому, он был достаточно благоразумным, или среди них была установлен какой-то порядок,  но большинство машин все же умудрились обогнать нас. Казалось, что мы едем бесконечно, а расстояние до Тигрового холма (Tiger Hill) было всего  11 км. В темноте нас быстро высаживают, чтобы отъехать и успеть занять место ожидания. Водитель торопливо что-то объясняет, и мы, еще полусонные бредем вперед.

Перед небольшой будкой скопился народ, а дальше не пускают и надо обратиться в будку за чем-то. Толпа народу мешает нам подойти к маленькому оконцу, а когда мы до него добрались, то уже понимали, что должны заплатить за доступ к восходу. Кассир спрашивает, хотим ли мы чаю. Он говорит так нечленораздельно, и я не понимаю, причем тут чай. Оказалось, что можно заплатить 10 рупий и стоять на открытом пространстве, а можно за дополнительные 10 рупий наблюдать за восходом в теплом закрытом помещении, да еще тебе дадут горячего чая.

В ажиотаже очереди, тянущихся над тобой рук, подстегиваемые неумолимо бегущим временем и боясь пропустить тот самый момент, ради которого и претерпеваем такие мучения, платим по 10 рупий и вылезаем из хаоса очереди. 

Еще нас сбил с толку ценник оплаты для стоянки машин, который содержал разные цены для разного типа машин. Зажав в руке заветный билет для доступа к телу, мы поднимаемся вверх. Идти примерно еще километр, но подъем идет по широкой дороге, и она поднимается  по полу-спирали вверх, что делает подъем не очень утомительным. В темноте, постоянно натыкаясь на таких же как мы туристов, мы идем, сами не зная куда. Некоторые умники взяли с собой фонарик, и мы как бабочки летим на его свет и следуем за их владельцем.

Протиснувшись сквозь узкий вход, поднимаемся по лестнице на вершину холма и идем по круговому открытому балкону. А центр холма занимает башня с закрытой лоджией, и находящимся там людям сейчас можно круто позавидовать. Собираясь утром в отеле, мы оделись потеплее (т.е. в легкие флисовые куртки) и взяли с собой купленные вчера шапочки. На всякий случай я прихватила с собой пляжный палантин. Валя не брала с собой китайскую куртку, у нее была легкая х/б спортивная куртка с капюшоном, поэтому мой палантин ей пришелся очень кстати.

На вершине холма дул сильный ветер, холод ощутимо пронизывал, заползая под куртку. С целью содержания головы в тепле, мы сразу надели шапочки, и это было очень правильно. Катя пошла вперед на разведку, а мы протиснулись к перилам и «стояли насмерть» за свои места. Бесцеремонные индусы пытались оттеснить нас и вклиниться между нами, но им это не удалось. Хотя такая толкотня давала своеобразное чувство тепла, но все же, не хотелось вставать на цыпочки, чтобы что-то увидеть.

Я рассказываю не ужасы, и не пугаю, просто пишу, как было, так как это тоже один из атрибутов туристической жизни (битва за место под солнцем, в полном смысле этого слова!). Масса народу, потолкавшись, наконец, обретает свои места и все начинают обращать внимание на соседей, с которыми предстоит встретить чудо зарождения нового дня.

Рядом с нами – целая семья с двумя детьми, они приехали сюда из Дели. По-видимому, это состоятельные люди, так как проделать такое длительное путешествие не каждому индусу по карману. В пути нас часто спрашивали, где в Индии мы уже побывали и с тоской констатировали, что дальше ближайшего города не бывали.     

Дарджилинг. Встреча рассвета на Тигровом холме (Tiger Hill)Дарджилинг. Встреча рассвета на Тигровом холме (Tiger Hill)


Время – 4.30, и мы ждем таинства восхода. Восход в горах – это восхитительное зрелище, особенно для нас – жителей равнинного города, где отсутствует любая панорама, загороженная многочисленными домами. Небо глубокого фиолетового цвета с бордовыми прожилками и небольшой желто-золотой полоской внизу. Темная синева неба меняется с каждой минутой, голубея и розовея.

Светляки фонариков освещают небольшие участки под ногами, а все вместе они создают ощущение маленьких звездочек на фоне темного неба. Все безотрывно смотрят на восток, в нетерпеливом ожидании рассвета. Ощутимо холодно, мальчик наших соседей начинает реально плакать от холода, ему больше по нраву знойная жара. А мы, хоть и привыкшие к минусовым температурам, тоже дрожим мелкой дрожью и молим, чтобы солнце скорее взошло, вдохнув в мир и в нас живительной силы.

Между зрителями снуют торговки, предлагающие горячий чай и кофе, который здесь очень кстати. Становится чуть-чуть светлее и можно увидеть, насколько все экзотично одеты. Сандалии с толстыми носками, сари, сверху куртки и намотаны платки. А мы жалеем, что не взяли с собой купленные шарфы и перчатки. Светлая полоска все расширяется, и все притихают. А с другой стороны из чернильной темноты ночи появляется легкий белый абрис горы.

Дарджилинг. Встреча рассвета на Тигровом холме (Tiger Hill)Дарджилинг. Встреча рассвета на Тигровом холме (Tiger Hill)


Высота Тигриного холма (2590 м) и в окрестностях Дарджилинга это самое высокое место. Именно отсюда открываются самые восхитительные виды на третью вершину в мире – гору Канченджангу, а если повезет, то и на его Величество Эверест.

В сумеречной предрассветной мгле горы возникают из небытия все контрастнее и фиолетовый цвет плавно переходит в сиреневый, малиновый,  а затем в розовый. Мы еще не видим солнце, а оно уже окрашивает в переливающиеся теплые цвета вершины седовласых гор. Виденные мной в детстве картины Рериха, тогда произвели на меня впечатление нереальной, фантастической картины.

Не верилось, что в жизни могут быть такие сочные краски и именно таких ярких цветов. И вот стоя здесь, понимаешь, что это не просто одухотворенный взгляд художника, а  реальная картина жизни. Неожиданно тишина взрывается общим вздохом. Вокруг воодушевление, радостные крики – солнце встает! Доброе утро! «Весь мир на ладони, ты счастлив и нем…»

Снимать на видео гору трудно, кадр заслоняют окружающие люди. Веду съемку на приближение: величественная гора, как мираж возникает из мрака и кажется, что это высокий трон, поставленный  в долине, заросшей высокими зелеными деревьями и чайными плантациями.

Горные склоны, освещенные сочно-красным заревом восходящего солнца, принимают разные формы и размеры, и вид этого природного великолепия производит неизгладимое впечатление. Мы мысленно благодарим бога за то, что позволил насладиться такой красотой (очень сочувствую тем, кто из-за частых здесь туманов не смог увидеть этого чуда!).

Гималаи – это самая молодая горная система Земли, а горный массив Канченджанга является их частью. Массив состоит из 5 вершин, одна из которых составляет 8 586 метров над уровнем моря, вот она и является третьей в мире по высоте. Название горы имеет тибетские корни: канг — чен — дзо — нга ("канг" - это снег; "чен" — большой; "дзо"— хранилище, сокровищница; "нга" — пять). Все вместе складывается в  "пять сокровищниц (хранилищ) больших снегов".

Гора обладает множеством легенд, одна из них достаточно жестокая: гора-женщина не позволяет лучшей половине человечества подняться на ее вершину и убивает каждую претендентку. И действительно, история знает только одну женщину-альпинистку, поднявшуюся на ее вершину. К сожалению, впоследствии она погибла при следующем восхождении на другую гору.

И не могу удержаться, чтобы не привести большой кусок с сайта, посвященного Рерихам:

Отец и сын в разные годы обращались к притягательному образу гималайских вершин. Они писали их на рассвете, когда в долинах еще лежала тень, а горные вершины искрились в первых лучах солнца. Они писали их на закате, когда в долинах уже была тень, а горные пики пылали в закатных лучах солнца, словно угли тлеющего костра. Легендарная Канченджанга - одна из высочайших вершин мира - неизменно привлекала внимание Николая и Святослава Рерихов. Трудно сосчитать сколько раз изобразил священную гору Николай Константинович. Он писал ее с Дарджилинга и с Тигровой горы, из Фалюта и Сандакпу, от Пемаянцзе и Ташидинга. 

Святослав Рерих неоднократно запечатлел эту гору на больших полотнах. Вершина ее была хорошо видна из дома в Калимпонге, где после ухода Николая Константиновича продолжали жить Юрий Николаевич и Елена Ивановна Рерихи. Как и его отец, Святослав Рерих многократно писал Канченджангу при различных состояниях природы, изображая снежные пики в утреннем и вечернем свете, на границе дня и ночи. В его полотнах передано все космическое величие Гималаев, эпическая мощь мира гор, в котором резкие, четкие формы каменных громад контрастируют с клубящимися облаками и туманами, заполняющими ущелья. 

Американские критики писали о гималайском цикле Святослава Рериха: «Глубоко чувствуя силу природы в этих формах, он заставляет зрителя ощутить их тайну так же, как их реальность».

При общности взглядов и мыслей, художники, отец и сын, донесли до нас несравненную красоту Гималаев, которая притягивает людей и, в присутствии которой, «человеческий дух приближается к божественному».

(www.centre.smr.ru)

Превыше облаков вздымаются величественные вершины священных Гималаев, возносятся, как особая заоблачная страна. Самое высокое знание, самые вдохновенные песни, самые прекрасные звуки и цвета создаются на горных вершинах. На самой высокой горе находится Высшее. Высокие горы стоят как свидетели Великой Реальности.

Народная мудрость, которая связывает все высокие духовные учения и достижения с влиянием Гималаев, дала этой высоте звучное и поэтические название - "Канченджанга" - Пять сокровищ великих снегов. Целая снеговая страна, меняющая свои очертания при каждом изменении света. Поистине неисчерпаемая впечатлениями и неустанно зовущая сквозь синий туман, над которым поднимаются розовые предрассветные снега Канченджанги.

Канг-чен-зод-нга - Пять Сокровищ Великих Снегов. Отчего так зовется эта величественная гора? Она хранит пять сокровищ мира. Какие это сокровища?- золото, алмазы, рубины? Нет. Старый Восток ценит иные сокровища. Сказано: придет время, когда голод охватит весь мир. Тогда появится Некто, кто откроет великие сокровищницы и напитает все человечество. Конечно, вы понимаете, что Некто напитает человечество не физическою, но духовною пищей.

Канченджанга одинаково обращала внимание как тибетцев, так и индусов. Здесь складывались вдохновляющие мифы творчества Шивы, выпившего яд мира для спасения человечества. Здесь из облачного бурления вздымалась блистающая Лакшми для счастья мира. За Канченджангой находятся старинные каменные менгиры великого культа солнца. За Канченджангой находится место рождения священной свастики, знака огня.

(www.centre.smr.ru)

Расстояние от Дарджилинга до Канченджанги около 100 км, а до непальской Сагармантхи, известной в мире как Эверест, - 225 км. Длительное время Канченджанга считалась самой высокой в мире до тех пор, пока произведенные после экспедиции 1849 года  расчеты не отдали пальму первенства Эвересту (8848 м). Величественная Kanchenjunga, королева гор, с возвышающимися мрачными заснеженными пиками-стражами,  является жемчужиной города, элегантной и  невозможно прекрасной.

Красочная толпа народу на смотровой площадке, большинство из которой замерзли как суслики,  радостно оживлена, так как «внизу не встретишь, как ни тянись, за всю свою счастливую жизнь десятой доли таких красот и чудес»!

Солнце взошло окончательно, вершины гор стали белоснежно-белыми, и день потек своим чередом. На часах было 6.10, и пора было уходить. Там, на холме, мы купили (за 20! рупий) великолепный набор открыток, отражающих горы в разное время года. Уходить не хотелось, взгляд заворожено  возвращался  к заснеженным пикам.

Дарджилинг. Джип для поездки в горыНашего водителя мы нашли не столько по его машине, сколько по европейцам-компаньонам. И снова кавалькада машин спускается по извилистой дороге. Водитель включил магнитофон, и нас бросало из стороны в сторону под великолепные песни на английском языке.

Отторговавшие тетушки ехали домой с чувством исполненного долга, и сошли по дороге. Я пыталась вести видеосъемку, что удавалось с трудом, тем более что солнце бликовало.

Автомобильная дорога шла параллельно железнодорожной колее toy train, высокогорной узкоколейки, поднимающейся до 2200 м вверх.  Все кто хоть когда-нибудь ездил по горным дорогам, представляет, что одна сторона дороги заканчивается обрывом. Сама дорога не очень широкая и строить здесь что-либо еще просто невозможно. Так вот: здесь дома прилепляются (другого слова подобрать не могу) сбоку к дороге на высоких сваях, то есть, как бы висят над обрывом.

Наша машина останавливается, так как мы приехали ко второму пункту нашей программы: Samten Gholing Buddhist Ghoom Monastery.

Дарджилинг. Буддийский монастырь Samten Gholing Buddhist Ghoom MonasteryДарджилинг. Буддийский монастырь Samten Gholing Buddhist Ghoom Monastery


Небольшой живописный буддийский монастырь находится у дороги, и удобен для посещения по пути обратно с Тигриного холма. Современная жизнь пришла и сюда в виде торговцев, облепивших вход в монастырь. С трудом протиснувшись сквозь них, проходим в калитку и спускаемся по лестнице к гхуму.

Выбеленное двухэтажное здание с желтыми окнами и ставнями, башенкой наверху, представляет интерес для местных. Они послушно снимают обувь и идут внутрь, а меня аж передернуло от холода, и я не смогла справиться с этим. Так что внутрь не ходила и сказать ничего не могу.

Валя смогла сфотографировать  внутри позолоченную фигуру Будды-Майтрейи (Будды Будущего) с почему-то синими волосами и бровями, и высокий металлический цилиндр-барабан, исполняющий функции четок. Этот монастырь был построен в 1875 году и принадлежит к желтой секте буддистов, поклоняющихся  высокой (4,6 м) статуе Будды Грядущего.

Дарджилинг. Batasia Loop, воинский мемориалДарджилинг. Batasia Loop, воинский мемориалУтро, наполненное незабываемыми впечатлениями, продолжается, а мы обсуждаем, что у нас в стране все стремятся на южные курорты, а здесь курортом является север. Узкие дороги заставляют машины  делать маневры почти впритирку: здесь надо обладать отличными навыками вождения и хорошими тормозами.

Минут через 10 подъезжаем к следующему таинственному сайту  под названием Batasia Loop. Оказывается, что эта Батасийская петля – место, где поезда гималайской железной дороги делают уникальный поворот. Это место находится между двумя станциям Гхум и самим Дарджилингом, в 5 километрах от последнего.

Построенная в 1879 году петля, является  инженерным чудом, а кроме того «раем для фотографов». Вход сюда платный, правда, стоимость смешная – 5 рупий, и редкий в Индии случай, билет имеет фотографию этого места. Поднимаемся от дороги наверх и сразу снова оказываемся в центре базара. На этой самой петле, прямо на рельсах разложили свой немудреный товар местные продавцы. Делают они это безбоязненно, потому что четко знают расписание движения поездов игрушечной железной дороги.

Еще это место известно благодаря воинскому мемориалу, сооруженному в честь всех храбрых сынов Дарджилинга, погибших за Родину с 1947 года. Мемориал представляет собой приподнятую овальную платформу, на которой расположена бронзовая фигура скорбящего солдата (2,7 м высотой) и трехгранная гранитная стела на метровом восьмигранном основании. Основание стелы покрыто гравировкой с именами 76 погибших гуркхов.

Сразу вспомнилось, что по дороге в Дарджилинг, мы были странно удивлены большим количеством воинских частей, расположенных здесь. Строительство мемориала было финансировано Дарджилингским гуркхским автономным советом, а сад вокруг был разбит позже. Силуэт солдата с поникшей головой на фоне стелы и снежных горных вершин в обрамлении зелени производит скорбное, но величественное впечатление.

Здесь опять много индусок в ярких нарядах и не поймешь, то ли они тоже туристы, то ли за небольшую мзду готовы сфографироваться с вами. Мы спросили разрешения сфотографировать дородную индуску с девочкой, и они просто улыбнулись в ответ.

Мы счастливы, что погода благоприятствует нам, и кажется, что отсюда даже лучше видна Канченджанга. И уж совсем нереальной выглядит картина ослепительной белизны гор на фоне веерных пальм. За 10 рупий можно воспользоваться подзорной трубой, тогда горы будут совсем рядом, только руку протяни!

Судя по тому, что деньги с нас брали отдельно по приезду, мы поняли, что для других  стоимость была выше. Ну, это их проблема. Ранний утренний тур закончился, и в 8 часов мы уже были в отеле.

После завтрака по плану у нас было посещение железной дороги, до которой мы решили пройти пешком. Пройдя от Clubside Stand налево и вниз по улице Laden La, мы соблазнились местными сладостями. Поскольку в небольшой лавке имелись столики, мы присели, чтобы цивильно поесть.

Тут же нарисовался темнокожий локал со стандартным вопросом «вич кантри»? Узнав, что мы из России, он поведал нам, что у него есть русская подруга, которая «хочет на нем жениться». Глядя на него, в это трудно было поверить. Из вежливости мы поддерживали разговор до тех пор, пока не доели купленное и пошли дальше.

Город Дарджилинг знаменит узкоколейной горной железной дорогой, включённой ЮНЕСКО в список Всемирного наследия. Открытая в 1881 году, она соединяет высокогорный Дарджилинг (2200 м) с равнинным городом Силигури (100 м над уровнем моря). За 86 км дорога должна преодолеть перепад высот в более чем 2 тысячи метров. Дорога однопутная, ее колея всего 61 см (для сравнения нашей -  1524!), на маршруте имеется  13 станций и остановочных пунктов и 3 петли.

Строительство этой дороги было вызвано несколькими причинами: развитие города требовало современных (на ту пору) средств передвижения, а также необходимо было иметь возможность быстрой переброски войск. Официально дорога была открыта в 1881 году, но работы продолжались вплоть до 1910 года.

Техническое решение было новаторским для того времени и дало дополнительный толчок дальнейшему развитию города и его окрестностей. Миниатюрные поезда на паровозной тяге были построены еще в 1880-х – 1890-х гг. и до сих пор находятся в эксплуатации (для туристических поездок). Рельсы так называемой игрушечной дороги (toy train) лежат прямо на дороге, как трамвайные.

Дарджилинг. Паровоз узкоколейной горной железной дорогиНам понадобилось 20 минут, чтобы не торопясь, дойти до вокзала, построенного еще в британский период в 1921 году. На путях стоял синий игрушечный вагончик, и поскольку его никто не охранял, мы влезли внутрь него.

Говорят, что туристические рейсы обслуживают два-три вагона 1 и 2-го классов. Не знаю, какого был этот, но внутри не было ничего особенного, только красиво оформленный потолок. Сбоку на вагонах имеются надписи «Shantiniketan» (название одного из городов штата) и «Giriraj» (индийский политик).  От этого вокзала тоже открывается отличный вид на город.

Расположенный вдоль длинного отрога Darjeeling, известный как «Королева горных станций», обладает живописным видом гималайской панорамы почти с любой точки.  Присыпанные белыми домами склоны города  представляют превосходное сочетание заросших зеленью долин, плывущих в облаках скованных ледяным панцирем гор, жизнерадостного пения птиц и витающего в воздухе аромата растущего кустарника чая.

Пока мы не заходим внутрь вокзала, а идем дальше к небольшому тупичку, где стоит под парами небольшой паровозик. Все (и вагоны и паровоз) кажутся такими несерьезными (размером не больше нашего трактора), но ведь это все работает!

Прямо напротив тупика устроились местные тетки и продают разнообразную зелень и овощи. Жаль, что не было помидор, и пришлось за 5 рупьев купить нечто, что я приняла за огурцы. Мохнатые, в пупырку, овощи оказались не огурцами, что не помешало мне их съесть.

Прямо за зданием вокзала видно шотландскую церковь Св. Колумба (1880 г.), но мы ищем  индуистский храм Дхирдхам Мандир (Dhirdham Temple).

Дарджилинг. Храм Дхирдхам Мандир (Dhirdham Temple)Храм был построен в 1939 году, его архитектором был гуркх  Beg Raj Sakya. В путеводителе сказано, что его архитектурный стиль близок храму Шивы “Pashupatinath Temple” в непальском Катманду. Нарядный храм в стиле пагоды с позолоченной верхушкой, в конструкции которого (особенно крыши) чувствуется тибетское влияние. Здесь малолюдно, пара-тройка дедуль греются на солнышке и один дед с внучком – вот и все посетители, кроме нас.

Через какое-то время мы перестаем замечать и их, ходим вокруг всех внутренних построек. Центральный вход в мандир охраняют стражи с трезубцами, а вот сзади охрану осуществляют милые дракоши. Такие же встречались нам в Бирме. И лицом к входной двери, а задом к посетителям лежит белый бык Нанди с горбом (ездовое животное Шивы, его вакхана). 

При входе, за загородкой, на высоком постаменте посредине небольшого водоема на лотосе сидит Шива.Он держит в руке трезубец, как символ троиц:  прошлого, настоящего и будущего; создание, сохранение и разрушение. Под основанием из лотоса изображены 5 ликов Шивы, отражающие его различные настроения.

Атрибутами Шивы для его точного опознания еще являются змея вокруг шеи, над головой – лунный серп, а самое главное – третий глаз посредине лба. Божественной атмосферы я в этом месте не почувствовала, мне как-то этот храм напомнил клуб в пионерлагере, раскрашенный яркими красками. Прошу прощенья, если кого-то обидела…

К слову сказать, в Дарджилинге еще можно посмотреть Ступу Мира (Шанти Ступа, Shanthi Stupas) и японский буддийский монастырь (Japanese Temple (Peace Pagoda),  Yolmowa Buddhist Makdhog Monastry, которые мы не успели.

Экскурсионная программа по Дарджилингу на этом закончилась, и мы решили направить свои стопы на поиски одноименного чая. Город еще с 19 века стал первым центром промышленного разведения этого растения за пределами Китая. Эти многочисленные плантации мы видели еще по дороге сюда. При желании местные туристические фирмы организуют познавательную поездку для изучения чаеразведения, в ходе которой можно и самому пособирать чайные листья.

В такой экспедиции мы участвовали в свое время в Китае и решили, что сама технология сбора, сушки и прочих процедур мало чем отличается. Однако, пару слов скажу про местный сорт чая. Северная  горная часть Гималаев с 2000-метровой высотой над уровнем океана как нельзя кстати подходит для разведения одного из лучших в мире сортов чая. Даже здешний климат и сезонный холод оказывают благоприятное воздействие на кусты, а некоторые сорта чая даже сравнивают с шампанским. 

В период уборочной страды  картина сбора чая выглядит очень колоритно, но думаю, что все знают,  насколько трудоемок этот процесс. Ручной труд, копеечная оплата, постоянная тяжесть корзины (30-35 кг весом), аккуратность при сборе и складывании в корзину – такова цена рождения божественного напитка!

В коммунистические времена, дружественные отношения с Индией позволяли нам пить индийский «чай  со слоном». Тогда мы еще не знали, что он был не самым лучшим, и радовались, когда доставали набор, в состав которого входила вожделенная желтая пачка. Если вам посчастливится побывать в Дарджилинге в марте-апреле, то вам прямая дорога на плантации: именно в этот период собирают первый урожай, наиболее ценный.

Обратно решили пойти другим путем, но улочки в городе такие кривые, что кажется, находишься  рядом с нужным местом, а как туда пройти, не понятно. Вот благодаря этому другому маршруту мы вышли к почти европейскому торговому центру Big Bazar. Справедливости ради, надо сказать, что несмотря на свою холмистость, город имеет все атрибуты равнинного города, включая банки, почту, магазины известных спортивных фирм и даже кинотеатр. 

Big Bazar  был первым большим супермаркетом, встреченным нами в Индии, и мы с интересом осматривали полки с продуктами, косметикой и промышленными товарами. Здесь мы опять купили зубную пасту Neem в комплекте с хорошей зубной щеткой, халву (какой нежной она оказалась!), консервооткрыватель.

В магазине, похоже, проводилась дегустация какого-то блюда, но мы не были уверены в этом и с интересом наблюдали за индусами, пока нам не предложили присоединиться. Не знаю названия этого блюда, но это было что-то вроде воздушной лепешки, пустой внутри, куда тебе наложили рубленные со специями овощи и еще полили каким-то соусом.

Пальчики оближешь, и мы попросили добавки. А вот чай мы купили в маленьком магазинчике, с владельцем которого долго обсуждали качество каждого сорта. Большинство чаев упакованы в коробочки с изображением toy-train или пика Эвереста.

Начавшийся восходом солнца в горах, этот день мы хотели закончить лицезрением заката на балконе нашего отеля, поэтому торопились вернуться. По дороге в отель посетили небольшой магазин, который содержат община тибетских беженцев. В нем торгуют  коврами, шерстяными вязаными вещами, украшениями и прочими изделиями народных промыслов.

В другой комнате можно понаблюдать за самим процессом создания рукотворчества. Община тибетцев, несмотря на ее малочисленность (около 700 человек), хорошо вписалась в местный интерьер и привнесла свои традиции, культуру и религию. К слову сказать, к восстановлению одного из тибетских монастырей приложил руку наш знаменитый соотечественник Николай Рерих.

Закат оказался не менее впечатляющим, чем восход. Жаль только что большое дерево, растущее справа мешало обзору. И преобладание розово-перламутровых красок утром сейчас сменилось на голубые и фиолетовые тона. На небе появились белоснежные облака, и верхушки гор будто парили в воздухе, создавая сюрреалистическую картину, достойную божественной кисти Создателя Всего Живого.

Возвышенное и проза жизни всегда идут бок о бок, у нас в номере опять вода лилась тонкой струйкой. Только теперь, после ознакомления с городом, мы поняли, что вода, поступающая из расположенного рядом озера Senchal, здесь на вес золота. И мы не стали роптать.

Вечером мы хотели осуществить покупку сувениров, которые присмотрели еще вчера, а закончить хотели дегустацией тибетской кухни по рекомендации туристов. Наш путь снова лежал на Молл, где в многочисленных лавочках торговали  народными промыслами, сувенирами, шелком, латунными и деревянными изделиями.

Мы шли, обмениваясь мнениями, и вдруг к нам  буквально подлетела группа наших соотечественников. А мы еще удивлялись, что не встретили за последнее время ни одного русского человека. Да и то – редкая птица долетит сюда, так как не так просто добраться  в Дарджилинг. И вот мы стоим и болтаем с группой из Самары, делимся впечатлениями, даем друг другу советы и расстаемся почти друзьями. Мы заходим во все магазины подряд, задерживаемся подолгу в книжных.

К сожалению, календарей на следующий год здесь нет, вот бы следующий 2009 год квартиру украшали фотографии с видами окрестностей!  Такие же как и мы, туристы неторопливо прогуливаются вдоль  этой улицы, слышна  в основном английская речь.

Город оставляет ощущение полной безопасности, это особенно приятно после Варанаси с его экстремистскими проявлениями. Почти все сувениры покупаем в небольшом сувенирном магазине рядом с площадью Чаураста: хороши деревянные ключницы и носы-подставки под очки. Посещаем и книжный магазин Oxford Books на площади, книг на русском не обнаруживаем также, как и календарей.

Рядом расположен лицензионный алкогольный магазин, и мы покупаем вожделенный ром «Old Monk», дегустацию которого мы провели еще в Гоа. 40 рублей за пол-литровую бутылку также греет душу, а ром хорош своей крепостью и вкусом! Около памятника поэту – импровизированная сцена и идет какой-то концерт местной самодеятельности. Разношерстная толпа аплодирует выступающим.

От полицейского участка поворачиваем направо и по узкой улочке Тенцига Норгея идем в поисках рекомендованной харчевни Kalden. Доходим почти до конца этой улицы и возвращаемся обратно и только дополнительный ориентир на отель «Dreamland» помогают нам найти требуемое место. Увы, что-то не срослось, забегаловка закрыта. 

В результате приземляемся на Моле в каком-то кафе под названием Hasty Tasty, где выставлены образцы блюд. Очень удобная штука, все сразу понятно: и что там и сколько. Тибетская еда тибетской, но выбор падает на китайскую, знакомую и любимую. Заказываем один комплексный набор на двоих, не жмотства ради, а просто порции, как всегда, большие.

Садимся и ждем, когда прозвенит звонок и выкрикнут наш номер. Сытная еда согревает, кровь быстрее бежит по жилам, а то уже хочется снова надеть шапочку и варежки. И так смешно смотрятся индуски во вьетнамках на босу ногу, но закутанные в пашмины.

Так не хочется покидать этот замечательный город, но время неумолимо, и завтра самолет унесет нас сперва в жаркий и шумный Дели, а потом домой.

Итог дня: поездка на Тигриный холм для встречи восхода, посещение храмов города и железнодорожной станции toy-train. Расходы на поездку и входные билеты – 75 рупий.

Хания, 2015 г.

© Хания

Опубликовано: 13.11.2015
Если вы обнаружили ошибку в тексте, выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить администрации сайта!

Добавить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.