Сообщить об ошибке

Если у вас есть комментарии к тексту, который содержит ошибку, укажите их в этом поле. В противном случае оставьте поле пустым.

Вход на сайт

Регистрация
Потеряли пароль?
Что такое OpenID?

Регистрация на сайте

Информация об учетной записи
Существующий адрес электронной почты. Все почтовые сообщения с сайта будут отсылаться на этот адрес. Адрес электронной почты не будет публиковаться и будет использован только по вашему желанию: для восстановления пароля или для получения новостей и уведомлений по электронной почте.
Укажите пароль для новой учетной записи в обоих полях.

совет путешественнику

Термобелье. Фото с сайта  screwdriverositransholding.tumblr.com

Настоящей революцией в решении проблемы лишних килограммов стало термобелье. Оно эффективно впитывает пот, отводит от тела и испаряет, оставляя кожу сухой. Существует миф о том, что термобелье согревает, но это не совсем так.

сегодня

20 ноября
День начала Нюрнбергского процесса
День начала Нюрнбергского процесса

20 ноября 1945 года – день начала Нюрнбергского процесса, международного судебного процесса над группой главных нацистских военных преступников. Он проходил в Международном военном трибунале в Нюрнберге и продолжался до 1 октября 1946 года.

В приморском городке


Из цикла «Поторгуем?» Часть 2

Аэропорт в Пула. Фото iprokat.ru Уже в 10 утра следующего дня мы ехали из аэропорта Пулы в гостиницу. Отель был просто шикарным, и лифтовый холл со стойкой администратора, и бесшумный скоростной лифт, буквально за несколько секунд взметнувший нас на пятнадцатый этаж, и номер — большой с широкой двуспальной кроватью, телевизором и туалетом с ванной, а еще там был балкон, с которого открывался красивейший вид на море. Все было настолько замечательно, что даже дыхание перехватывало.

До обеда времени было достаточно, и мы, переодевшись, спустились вниз, захотелось на пляж посмотреть не только сверху, почти из поднебесья, а и просто по нему прогуляться, а, может, даже и окунуться в море. Народу там было немного, поздновато уже, солнце почти в зените, наверное, время за полдень уже перевалило. Удивительно, но в море мы никого не увидели, зато в небольшом бассейне, расположенном прямо на берегу, чуть поближе к зданию отеля и поэтому оказавшемуся сейчас в тени, купалось человек двадцать.

Там мы и наших заметили. Быстро разделись и в воду. Подплыл я к Лешке Гудкову и спрашиваю:
— Леш, а что это никто в море не купается, а все сюда залезли?
— Дно там поганое совсем, камни, типа ракушечника, ноги режут, я не смог и пары шагов сделать, пришлось назад выбираться. В таких местах всегда морских ежей полно, еще наступишь, не дай бог, без ноги остаться можно.

Лешка у нас выходец откуда-то с Причерноморья, он о морях-океанах все знает, поскольку долгое время морской биологией занимался и почти все моря на свете объездил. Это в последнее время он какими-то стеклянными микропористыми фильтрами заниматься начал, а сейчас их промышленное производство пытается организовать. Поплавали мы немного, по берегу погуляли, жарко, вспотели все, опять в бассейн нырнули, охладились и решили, что хватит, надо и на обед собираться, кушать уже очень захотелось, завтрак-то ранний был, да и какой это завтрак, так баловство одно: яйцо, половинка помидора, плавленый сырок, вкусный впрочем очень, мягкий и нежный, прямо во рту тает, кусочек какого-то копченого мяса, хлеб да чай. Разве это завтрак?

После обеда мы вышли из ресторана, ощущая приятную тяжесть в животе.
— Ну, и как тебе? — спросил я супругу.
— Замечательно, — ответила она, — надеюсь, что это не ради приветствия, а так и дальше будет.

В этот момент к нам подошел человек, одетый в какую-то форму, с табличкой «security» на груди и на очень плохом русском попросил нас показать, что лежит у Нади в сумочке.
— С какой стати, мы будем вам это показывать? — очень вежливо спросили мы, — даже и не подумаем.
— Надо, — услышали мы.
— Вам надо, вы и показывайте.

Тут к нам подошла администратор из ресторана, ее русский был получше, но, то, что она заявила, прозвучало, мягко говоря, странно:
— Я уверена, что вы выносите с собой продукты, это запрещено нашими правилами.

Что лежит в сумочке? Фото vizhevske.ruПришлось вызвать руководство отеля. Народа вокруг собралось много, была почти вся наша группа, да и иностранцев оказалось несколько человек. Подошла женщина, сидевшая до того за стойкой администратора. На глазах у всех жена вывернула сумку прямо на пол, образовалась такая небольшая горка, в которой можно было найти все, что угодно, косметику, документы, массу всяческих мелочей, кроме продуктов.

Иностранцы заулыбались, а все мы стояли возмущенные, но сдерживали эмоции, чтобы не разразился скандал. Администратор ресторана растерянная начала собирать и запихивать назад в сумку все то, что оказалось на полу.
— Не трогайте, я сама, — строго сказала моя супруга.

Фима решил, что пора вмешаться:
— Простите, советское консульство ведь в Загребе расположено? — и, уловив кивок администратора, продолжил, — разрешите, я позвоню туда, и дайте мне адреса других отелей, мы бы хотели отсюда уехать.

Администратор как рот открыла от изумления, так и закрыть его никак не могла, это надо же — реальная угроза появилась, что почти сорок человек со скандалом далеко не в пользу отеля, его покинуть собираются, а это значит, что и ей здесь больше не работать, да и не только здесь, кто же возьмет к себе человека, практически допустившего катастрофу на своем рабочем месте?

Мы прекрасно понимали ее состояние, но даже сочувствовать ей не собирались. Потом-то оказалось, все это произошло по ошибке, просто нас спутали, очень уж мы были похожи на каких-то туристов, которые во время завтрака напихали в женскую сумку всяческих продуктов со «шведского» стола, а когда их попытался задержать охранник, оттолкнули его и убежали.

— Такое обычно позволяют себе только русские, мы так и подумали, а тут вы выходите и по-русски разговариваете. Извините нас, пожалуйста, — заявила пунцовая от стыда администратор.
— Вы бы хоть узнали, когда мы приехали в Пулу, а потом уже скандал начали затевать, — сказал Фима, — типичная антисоветская провокация, — и ушел звонить в Загреб.

В это время в холл вывалилась из лифта веселая компания с сумками в руках. Поняв, что мы русские, они тут же закричали:
— Поехали с нами, поторгуем!

Мы начали их тормошить:
— Где? Как? Чем?
— Да, всем, что у вас есть. Вон видите, автобус стоит. Каждый день в это время он везет всех желающих в центр города. Вот там, на площади все и раскладывают свой товар, прямо на асфальт, ну, а от покупателей отбоя нет. К этому времени народ специально со всех сторон прибывает, отдыхающих то здесь со всего света полно, да и местные интерес проявляют, любую ерунду продать можно, если, конечно, с ценой не ошибетесь.
Принцип ценообразования простой, каждый рубль стоимости вашей вещи должен превратиться в два доллара, вот так и просите. Учтите, что сейчас официальный курс рубля почти приблизился к полутора долларам, так что два — это совсем нормально, иногда даже маловато, но это уж вам самим решать.

Пляж в Пуле. Фото ferieistrien.dkВпереди у нас еще было много времени, десять дней здесь будем находиться, поэтому спешить мы не стали, решили пока по берегу моря погулять, да слегка на солнышке погреться. Наши на берегу собрались практически все, не было лишь Фимы, куда-то он исчез под предлогом звонка в советское консульство, знакомы мы все были не первый день, способности друг друга знали отменно, поэтому без какой бы то ни было раскачки, Мишка Петров начал травить без перерыва анекдоты.

Мишка — доктор наук, говорят, когда-то подавал надежды, как один из самых молодых и талантливых физиков-теоретиков в нашей стране, но затем у него, что-то случилось, то ли несчастная любовь, то ли что-то еще в таком же роде, он сломался, науку забросил, работал даже дворником в каком-то институте, но потихоньку пришел в себя, и вот теперь возглавляет у нас одно из самых любопытных направлений. Он сам расписывает печные изразцы подглазурной краской, покрывает их глазурью, а напоследок обжигает в придуманном им же специальном муфеле, но не простом, а проходном. На транспортер, выполненный из вольфрамовой проволоки, кладут подготовленные изразцы, и они едут в длинную туннельную печь для обжига. Скорость движения транспортера рассчитана таким образом, что времени нахождения изразцов в зоне максимальной температуры хватает для качественного расплавления глазури и полного заполнения всех углублений в красочном слое для получения идеально гладкой поверхности.

Печь стоила бешеных денег, почти все направления приняли участие в финансировании ее производства, а сегодня огромная очередь из желающих купить эти изразцы для облицовки своих каминов собралась. Мишка уже не успевает выполнять многочисленные заказы. Вот и здесь он заявил нам, что придумал новое устройство со значительно большей производительностью, готовьте, мол, коллеги денежки. Но любят все Мишку не за его способности, среди членов кооператива многие ему в этом не уступают, а за его беззлобный характер и феноменальную память на анекдоты.

Знал он их тысячи, но знать мало, он умел их так преподать слушателям, что все приходили в какой-то щенячий восторг. Мужская часть нашей компании уже заставила пустыми пивными бутылками всю поверхность немаленького столика, стоящего между буфетом, откуда пиво регулярно к нам поступало, и бассейном, куда время от времени все отправлялись слегка охладиться. Посредине стола в окружении пивных гордо стояла пара бутылок какого-то местного белого вина, с удовольствием употребленного нашими дамами.

Время благополучно подбиралось к девятнадцати часам, скоро пора будет идти на ужин, но тут появился наш финансовый гений. Фима осмотрелся, взял одну из еще непочатых бутылок пива, буквально в два длинных глотка ее осушил, после чего изрек:
— Консул убедительно попросил нас не шуметь и не дурить, наш отель лучший в этом районе, а менять шило на мыло глупо. Это раз. Он имел долгую беседу с директором отеля, который примчался через несколько минут, после того, как я начал разговор с консулом. Уже уволен охранник, а с администратора ресторана взяли слово, что она публично, во время сегодняшнего ужина принесет извинения Анатолию и Надежде. Консул же пообещал, что он навестит нас в самое ближайшее время, не каждый день сюда полтора десятка докторов различных наук на отдых одновременно прибывает, познакомиться с нами он пожелал.

Морской еж. Фото walls-world.ruВ этот момент со стороны моря раздался чей-то крик:
— Вот Мишка, дурак, в море полез, наверное, ногу повредил, разве здесь можно купаться. В туалет, понимаешь, поленился пойти, далеко, мол, вот и отправился в море нужду справить, — все это нам Лешка уже на бегу объяснял.

Действительно, почти у самого берега виднелась Мишкина фигура, он сидел по пояс в воде и, задрав ногу, что-то там делал.
— Мишка, ничего не трогай, сломаешь, придется резать, — завопил Леха, но, по-видимому, было уже поздно.

На здоровенного морского ежа умудрился наступить Михаил, но, самое плохое, что, пытаясь выдернуть иголку, он ее сломал, да еще где-то глубоко в пятке. Пришлось сразу же посадить его в дежурную машину и, в сопровождении Лехи, везти в ближайшую травматологию.

Печальные, пришли мы в ресторан, аппетит пропал, и даже искусство поваров никак не могли прорвать какую-то пелену грусти, накрывшую нас всех с ног до головы. Официанты уже подали нам дежурное второе блюдо, надо отметить, что еще целый день мы будем питаться по дежурному рациону, и только после того, как завтра утром сделаем заказ на следующий день, перейдем на заказное меню.

Так вот именно в этот момент администратор ресторана попросила минутку тишины. Зал, в котором стоял ровный гул, потихоньку в недоумении затих. Бледная от волнения женщина в форменной одежде произнесла всего несколько слов:
— Я приношу глубокие и искренние извинения нашим гостям из Советского Союза за невольную и ошибочную грубость, и в знак прощения прошу принять этот скромный подарок, — она на секунду замолкла, давая возможность всем русскоговорящим понять то, что она хотела сказать. Затем, неожиданно для всех, она повторила эти слова вначале на сербохорватском, которым владела большая часть присутствующих, а затем на приличных английском, немецком, французском, итальянском и еще каких-то языках.

Мы начали было считать количество языков, но сбились, поскольку дама еще продолжала говорить, а в зале под одобрительные хлопки и выкрики, появились два официанта, несшие на больших подносах по ведерку с бутылкой шампанского. Одну с поклоном вручили Надежде, а другую — мне.

— Это коренным образом меняет дело, — сказал Фима, — ну, что ребята извинения принимаете? — это он уже к нам обратился.
— Принимают, принимают, — ответил за нас чей-то голос, сопровождаемый хлопком открываемой бутылки.

После ужина, когда мы оказались всей толпой в большом холле, к нам еще раз подошла администратор. Тщательно выговаривая слова, она сказала, что, перед тем, как покинуть отель, уволенный охранник указал ей на возмутителя спокойствия. Им оказался американский турист, который даже не стал отпираться, а, наоборот, с какой-то даже гордостью сказал, что он ворует еду во всех ресторанах, где имеется «шведский» стол, интерес у него, понимаете, спортивный имеется, но уж, коли его уличили, обещает в дальнейшем этого здесь не делать. Таким образом, инцидент был полностью исчерпан.

Вскоре и Алексей с Михаилом появились. Обломок иглы, насколько смогли, из ноги удалили, но теперь придется на перевязки регулярно ездить, и о всяческих прогулках временно забыть.

Вот так и закончился первый день нашего пребывания на курорте мирового уровня.

Фото iprokat.ru, ferieistrien.dk, vizhevske.ru, walls-world.ru

Опубликовано: 03.02.2014
Если вы обнаружили ошибку в тексте, выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить администрации сайта!

Добавить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.