Сообщить об ошибке

Если у вас есть комментарии к тексту, который содержит ошибку, укажите их в этом поле. В противном случае оставьте поле пустым.

Вход на сайт

Регистрация
Потеряли пароль?
Что такое OpenID?

Регистрация на сайте

Информация об учетной записи
Существующий адрес электронной почты. Все почтовые сообщения с сайта будут отсылаться на этот адрес. Адрес электронной почты не будет публиковаться и будет использован только по вашему желанию: для восстановления пароля или для получения новостей и уведомлений по электронной почте.
Укажите пароль для новой учетной записи в обоих полях.

совет путешественнику

На горнолыжной трассе. Фото с сайта red-cat23.ru

Существует множество магазинов спортивных товаров, но не в каждом есть нужное снаряжение, поэтому придется побегать, чтобы выбрать именно то, что вам нужно. Можно конечно поискать и на просторах интернета.

сегодня

22 ноября
День независимости Ливана
День независимости
Ливан
Ливан

22 ноября – День независимости Ливана. В этот день 1943 года, после демонстраций и вооруженных стычек, французские власти были вынуждены восстановить законное правительство Ливана. Этот день был объявлен национальным праздником Ливана.

Ты что так долго, я ждать устал...


Из цикла «Челночные байки»

Памятник «челнокам» в Белгороде. Фото travel.imhonet.ruЭта история произошла в феврале 1991 года, когда челночный бизнес начал стремительно набирать обороты, а жесткие ограничения на ввоз товаров по объему, а тем более по затраченной на его приобретение суммы, еще введены не были.

Мы сидели в аэропорту Ататюрка в Стамбуле и ждали, когда за нами прилетит с очередными группами на борту ИЛ-86 авиакомпании GreenAir. Из Москвы уже позвонили и сообщили, что самолет давно вылетел, по всем подсчетам он давно должен был бы прибыть в Стамбул, но ни самолета, ни какой бы то ни было дополнительной информации, не было. Народ начал волноваться, не случилось ли что с самолетом, но турки хранили полное молчание.

Прошло еще более часа, и, наконец, очередной звонок из Москвы кое-что прояснил. В распоряжении GreenAir было три самолета ИЛ-86, которые по очереди мотались из Москвы в Турцию, у одного из них закончились документы, дозволяющие ему пересекать воздушную границу Турции. Местные власти дважды предупреждали руководство авиакомпании, что больше этому борту не разрешат произвести посадку в Стамбуле, если документы не приведут в порядок, но ведь пока гром не грянет...

Гром грянул именно тот самый раз, когда мы напряженно ждали возможности отбыть на родину. Самолет подлетел к турецкому воздушному пространству и запросил разрешение на вход в него, полученный ответ был, как вы догадались, отрицательным, пришлось развернуться, и полный борт вынужденно вернулся во Внуково.

Пока подготовили другой самолет, пока перевели туда пассажиров, пока он прилетел в Стамбул, прошло более пяти часов. Началась погрузка багажа. Прежде всего, забили все грузовые отсеки, затем началась загрузка свободного третьего пассажирского салона, вот уже были заполнены третий и второй трапы, а около самолета еще лежало небольшое, но такое достаточно ощутимое количество багажа.

После небольшого совещания старших групп, одним из которых был и ваш покорный слуга, было принято решение: начать посадку пассажиров, а оставшийся багаж загрузить в первый пассажирский трап.

Ил-86. Фото yosmi.ruС теми, кто никогда не летал на ИЛ-86, готов поделиться следующей небольшой информацией. В свое время это был самый большой в мире пассажирский самолет, он одновременно мог перевезти 350 человек пассажиров, при этом ему были не нужны дополнительные трапы, все, что было нужно, он возил с собой. Пассажиры прямо с земли по широкой лестнице поднимались на второй этаж, и таких лестниц было, как и пассажирских салонов, три, вот все они и были забиты багажом.

Погрузка шла очень долго и медленно, такого количества багажа ни одному пассажирскому самолету никогда еще не приходилось перевозить. Но вот все позади, мы летим, внизу тускло освещенная Москва, время подходит к пяти часам утра.

Самолет привычно подъехал максимально близко к самому левому, если смотреть с летного поля, зданию аэровокзала. Не знаю, возможно, сейчас его уже и не существует, давно я из этого аэропорта никуда не улетал, а в то время там размещался международный сектор, так солидно это все называлось, хотя вылетали оттуда самолеты только того самого «GreenAir», и только до Стамбула и обратно.

Подъехал самолет так, чтобы место осталось для разбора багажа. У каждого ведь было не по одному месту, а доходило до десятков различных мешков, коробок, сумок и всякой прочей тары, вот все это надо было вначале найти в общей куче, вываливаемой из всевозможных самолетных дыр, оттащить куда-нибудь в сторону, а затем, когда все соберется, начинать постепенное перетягивание прилетевшего добра в обозначенное выше здание.

Хорошо, если собралась целая компания, тогда, пока одни ищут среди сбрасываемых тюков свои вещи, кто-нибудь полученную кучку уже опознанного багажа, охраняет. Находились, знаете, такие умельцы, которые небольшие вещи, оставленные без присмотра, запихивали в специально припасенные для такого случая мешки и поминай, как звали.

Нам-то с Илюхой было просто. Товар у нас особый, или большие коробки с разобранными до последнего винтика люстрами, или небольшие, но такие, знаете, тяжеленькие коробочки с хрустальными подвесками. Кто на такое может покуситься, даже и представить не могу, поэтому у нас все целым приходило, а вот некоторым не везло по-крупному.

Но история моя совсем даже не про этих неудачников, а про то, что когда ты с мешками, коробками, сумками и прочими емкостями, куда закупленный товар упакован, к входу в «Международный сектор» притащишься, неминуемо наступит самый тяжелый момент. Какой-то умник пристроил к этому входу длинный такой пандус, возможно, чтобы там на автокарах разъезжать, не знаю уж, тем-то хорошо там ездить, да и то летом.

Аэропорт Внуково, 2011 г. Фото svspec.ru, автор - Федор БорисовЗимой же этот пандус обычно обледеневал настолько, что втащить тяжелую вещь можно было только с разгона. Вот так цепляешься одной рукой за край мешка и бежишь что есть сил; хватило — добежал, нет — катишься вниз, увлекаемый тем самым мешком, стоит его отпустить, потом можно и не найти совсем, там такая куча мала постоянно образовывалась, что просто жуть берет, как вспомнишь.

Вот на том самом пандусе мы и заметили маленькую такую женскую фигурку, уцепившуюся за мешок чуть ли не более нее самой, а уж тяжелее — по определению. С непостижимым упорством она пыталась преодолеть эту горку, но не добегала и до половины, как уже катилась вниз. Мы наблюдали за происходящим, пока подтаскивали к той точке, с которой надо было начинать штурм этой горки, свои многочисленные коробки и коробочки.

Опять и опять она делала одну попытку за другой, пока, наконец, какой-то счастливец, добравшийся до верха, не ухватил ее за руку и не втащил на площадку, за которой начинался таможенный и паспортный контроли. «Ну, слава богу,» — подумал я. Ан нет, девушка развернулась, соскользнула вниз, отбежала немного в сторону и ухватилась за следующий мешок. Господи, да их у нее еще четыре лежит внизу, как же она сможет их все вытащить-то? В том мире никто не помогал друг другу, выжить бы самому, но тут нашелся какой-то сострадалец, который, волоча свой мешок, свободной рукой подхватывал край ее, и они вместе умудрялись буквально раз за разом влетать по этому пандусу.

Получилось так, что в зале таможенного и паспортного контроля мы оказались с этой девушкой вместе. На измученном донельзя лице лихорадочно горели огромные глаза, в них было столько противоречивых чувств, от безграничной усталости до фанатического упорства, что даже неизвестно было, как к ней следует относиться: с состраданием или восхищением.

В широкую дверь, за которой теснилась ожидающая родня и знакомые, мы выходили, вернее, почти выползали. Наши натруженные руки уже отказывались  что-нибудь и куда-нибудь перемещать, силы полностью покидали каждого, стоило ему только оказаться в зале ожидания. На то добро, которое мы привезли, смотреть не хотелось совсем, а ведь после его реализации мы сможем почувствовать себя нормальными людьми, живущими по-человечески, почти ни в чем себе не отказывая. Это вполне нормальное стремление и двигало нами, заставляя преодолевать и усталость, и боль, и вообще все, что нас подстерегало и там, да и здесь потом.

Вот в этом зале ожидания и произошло то, к чему я вас так долго подводил. Девушку встречал высоченный и явно физически очень подготовленный парень, ее же возраста, он возвышался над ней, как мощный утес над небольшим пригорком, и голос у него был такой зычный, что даже если бы он говорил шепотом, все равно слышно его было бы очень и очень издалека. Но он к ней обратился настолько громко, что я чуть не оглох. Возможно, мне это так просто показалось, но ведь и все окружающие повернулись на этот рык, который он издал:
— Ну, где ты так долго была, я так устал ждать?

Вначале все замолчали, а затем начался гомерический хохот, народ никак не мог успокоиться, со всеми буквально произошла истерика.

Потом-то я осознал, что это был смех сквозь настоящие слезы, и смеялись мы все не над этой парой, а над самими собой, поставленными родным государством в такое нелепое положение. Там были люди, имеющие, как правило, высшее, далеко не самое плохое в мире образование — бывшие врачи, учителя, ученые, хорошие инженеры. Они оказались практически никому не нужными в той стране, которая начала в очередной раз все разрушать, чтобы снова и снова пытаться построить новый мир, в котором все эти специальности, по-видимому, никому уже не будут нужны.

Фото travel.imhonet.ru, yosmi.ru, svspec.ru (автор - Федор Борисов)

Опубликовано: 17.12.2013
Если вы обнаружили ошибку в тексте, выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить администрации сайта!

Добавить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.