Сообщить об ошибке

Если у вас есть комментарии к тексту, который содержит ошибку, укажите их в этом поле. В противном случае оставьте поле пустым.

Вход на сайт

Регистрация
Потеряли пароль?
Что такое OpenID?

Регистрация на сайте

Информация об учетной записи
Существующий адрес электронной почты. Все почтовые сообщения с сайта будут отсылаться на этот адрес. Адрес электронной почты не будет публиковаться и будет использован только по вашему желанию: для восстановления пароля или для получения новостей и уведомлений по электронной почте.
Укажите пароль для новой учетной записи в обоих полях.

совет путешественнику

Рюкзаки. Фото с сайта  hqwallpapers.ru

Рюкзак – необходимая вещь, без которой не может обойтись ни одно путешествие. Невозможно представить путешественника без огромного рюкзака за спиной, который зачастую по размерам больше, чем сам человек. Очень важно выбрать его правильно, потому что от его качества зависит ваш комфорт во время путешествия.

сегодня

22 апреля
День рождения МИД
День рождения МИД

В этот день в 1832 году указом императора Николая I образовано Российское Министерство иностранных дел.

«Я люблю на букву С...»


Стамбул, разное время с 2000 по 2009

СтамбулОбычно я сажусь писать о том или ином городе, когда в голове уже откристаллизовался более или менее целостный образ. Конечно, действительность всегда богаче, и каждый город состоит из миллионов образов, но все же… Мне нужно целостное восприятие. Иногда этот образ складывается сразу — после однодневной прогулки по незнакомым улицам, иногда — долго, месяцами вынашивается. Но рано или поздно возникает. А со Стамбулом — незадача. Не единожды там бывал, очень люблю (один из самых моих любимых городов), а вот написать не получается. Потому что не складывается единый образ, целостный сюжет, который бы повел по крутым улочкам Галаты, по зелени парков, торговым рядам Капалычарши. Может, это особенность Стамбула — быть таким разным, не укладывающимся ни в какие схемы?

Я понял, что-либо никогда не напишу про этот город, либо надо найти какой-то особый подход. И вспомнил детскую игру: «Я люблю на букву…» — называл ведущий, а остальные перечисляли, что же они любят на эту букву. Вот и я решил сперва попробовать составить такой алфавитный перечень любимого мной в Стамбуле. Но принцип выдержать не смог — и пошел перечислять всё подряд. Потому что, всё, что я люблю, так или иначе начинается на букву «С» — Стамбул. Итак…

Стамбульский базарСтамбульский базарСтамбульский базар


Я люблю суету стамбульских базаров — не столько известного всем центрального крытого рынка Капалычарши, который ныне превратился в туристический аукцион, сколько пьянящий аромат Египетского базара (того, где пряности и сладости), района Лальели, прежде забитого российскими челноками, а сейчас слегка опустевшего. Можно купить что-нибудь нужное и радостно сравнить цены с московским Черкизовским рынком, можно купить, изрядно поторговавшись (что удовольствие особое), что-нибудь совершенно ненужное. Можно просто побродить, поторговаться, опять же, и не купить ничего. Я это люблю.

Стамбульский чистильщик обувиСтамбульский чистильщик обувиЯ люблю стамбульских чистильщиков обуви с их роскошными ящиками, обитыми начищенной до блеска фальшивого золота и украшенными портретами неведомых красоток. Они так серьезно относятся к своему делу. Так виртуозно наводят лоск на и без того сияющие туфли клиента (не видел ни одного турка в нечищеных туфлях, но все они по три раза в день присаживаются к ящику чистильщика).

Я люблю стоять на площади, среди газонов, клумб и пальм между двумя громадами — розовым кубом Айя-Софии и серым каскадом куполов Султанахмета — Голубой мечети.

Мечети СтамбулаЛюблю сравнивать их, отдавая предпочтение то простоте одной, то изощренности другой, и усмехаться: христианский храм стал прототипом всех мечетей Ближнего Востока и Малой Азии, которые только строились после XV века. Различие — в крестах и минаретах. У Айя-Софии их четыре, у Султанахмета — шесть. Говорят, что султан хотел покрыть минареты Султанахмета золотом, так и сказал — «алтын» (золото). А архитектор услышал «алты» (шесть). И добавил парочку «ракет класса земля-воздух» (И. Бродский).

Кстати, Бродский Стамбул не любил, да и, похоже, мусульманский мир в целом не жаловал. Вот и сравнивал минареты — с ракетами, мечети — с раздувшимися жабами. Страшно не соглашаться с гением, но у меня — другие ассоциации: многочисленные купола прочно лежат на кубе-основании, не теряя связи с почвой, выпуклыми ступенями поднимаются вверх. И рядом — стремительный взлет минаретов. Земная твердь, стремящаяся к небу, штурмующая Рай.

Мечети СтамбулаМечети Стамбула


Люблю торговцев всякой всячиной на стамбульских улицах — кулури (бублики с кунжутом), маринады и рассолы (вроде бы непьющий народ, зачем им рассол?), вареной кукурузой и жареными каштанами, вишневым соком и черт знает, чем еще. 

Кнужутные бублики на улицах СтамбулаТорговцы всякой всячиной на улицах СтамбулаТорговцы всякой всячиной на улицах Стамбула


Одни степенны, другие суетливы и нагловаты. Но у всех — достоинство и спокойное веселье. Купил, съел-выпил, перебросился парой слов. Бывает, что попробуют надуть — более всего из любви к искусству.

На набережной Золотого РогаЛюблю набережную Золотого Рога и Галатский мост с непременной сотней рыбаков, вытаскивающих хамсу из мутноватой воды и тут же ее продающих.

Раньше у Галатского моста был небольшой рыбный рынок, где на полиэтилене и деревянных ящиках была разложена ставрида и прочие чешуйчатые с картинно — для привлечения покупателей — вывернутыми жабрами. Теперь уж нет его. Но по-прежнему можно купить свежезажаренную рыбу — жарят на углях в раскрашенных лодках, пришвартованных у набережной.

Свежую рыбу тут же подвозят с Босфора. Чистят, жарят и, вложив в полбатона белого хлеба, сдобрив луком и помидорами, передают на землю в руки покупателей. Не слишком вкусно, но колоритно.

На набережной Золотого РогаНа набережной Золотого Рога



Люблю крутые улицы Бейоглу — бывшей Перы. Когда-то фешенебельный европейский район (тут были «посольства полумира», теперь — консульства, включая английское, куда захаживал лорд Байрон, любивший Турцию, но погибший в войне против нее). Теперь обветшал, штукатурка осыпалась, но это добавило, пожалуй, таинственности и обаяния.

Стамбул. Крутые улицы БейоглуСтамбул. Панорама Босфора и Золотого Рога  с Галатской башниПоднимаешься к Галатской башне (можно и на нее — ради панорамы Босфора и Золотого Рога, Исторического полуострова), а потом идешь к проспекту Истикляль. Его тоже люблю. Галдящую толпу праздношатающейся молодежи, витрины бутиков, допотопный, всегда битком набитый трамвайчик, курсирующий взад-вперед по единственной колее.

Не так давно в переулках по обе стороны пешеходного Истикляля были довольно низкопробные ночные клубы, где якобы традиционный танец живота, а по сути — тривиальный стриптиз, исполняли украинские и русские девушки. Даже пели по-турецки с ужасающим малоросским акцентом. Теперь клубы поисчезали. Может, и к лучшему, но пикантности убавилось.

К напыщенно-шикарному дворцу Долмабахче (армянский зодчий обучался в Париже и вдохновлялся Версалем) не пойду — я ведь о том, что люблю. Строительство дворца разорило Османскую империю. Новый султан обнаружил пустую казну и так огорчился, что отказался жить в Долмабахче. Построил новый дворец.

Стамбул. Дворец ДолмабахчеСтамбул. Дворец Токапы


А мне милее Топкапы — старый дворец с его уютными павильонами и фонтанами, сералем, который вовсе не гнездо разврата, а высокоорганизованное госучреждение (и важнейшие вопросы решались султаном тут, и наследник рос здесь), коллекцией драгоценностей — наивно-нелепо-крупных изумрудов и прочих побрякушек, бережно хранимыми святынями вроде волосков из бороды Пророка.

Стамбул. Дворец ТокапыСтамбул. Дворец Токапы


Люблю стамбульских кошек, коим несть числа, и бродячих собак с печальными глазами. Еще больше люблю, что о них заботятся. Не знаю — кто. Вероятно, добрые люди.

Стамбульские кошкиСтамбульские кошки


Люблю сочные кебабы всяческих видов и разновидностей, кислый айран, крепкий и терпкий чай из тонкостенных стаканчиков, сладковатый дым наргиле. Сесть в кафе в тенечке на коврах и подушках, пить чай и наблюдать за течением жизни. Можно было бы сыграть в нарды с кем-то из местных. Но я плохой игрок.

Стамбул. Турецкая кухняСтамбул. Турецкая кухняСтамбул. Турецкая кухня


Люблю ветер и волну Босфора. Кораблик подпрыгивает на гребнях, а я любуюсь силуэтами мечетей, небольшими виллами у кромки воды (возникшими на месте старых деревянных вилл — яллы, об исчезновении которых поэтично сокрушается Памук). 

Стамбул.  Волны БосфораСтамбул.  Турецкая Европа в Азии


Вот и мосты, соединившие Европу и Азию (граница условна, хорошо это понимаешь, но все-таки немного волнительно пересекать невидимую линию: секунда — и ты в другой части света). Вот и крепость Румели Хисары — величественная и романтичная при взгляде с воды, изнутри она несколько разочаровывает, но все равно.

СтамбульцыЯ люблю даже азиатский берег Босфора, где чинные ухоженные домики, чурающиеся суеты и бестолковщины европейского берега. Турецкая Европа, как ни парадоксально, тут — в Азии.

И наконец, я люблю стамбульцев — веселых и печальных, суетных и неспешных, мудрых и дурашливых, деловых и праздных.

Одним словом: я люблю тебя, Стамбул!

Ulysses, 2009 г.

© Фото автора

Опубликовано: 14.06.2012
Если вы обнаружили ошибку в тексте, выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить администрации сайта!

Добавить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.