Сообщить об ошибке

Если у вас есть комментарии к тексту, который содержит ошибку, укажите их в этом поле. В противном случае оставьте поле пустым.

Вход на сайт

Регистрация
Потеряли пароль?
Что такое OpenID?

Регистрация на сайте

Информация об учетной записи
Существующий адрес электронной почты. Все почтовые сообщения с сайта будут отсылаться на этот адрес. Адрес электронной почты не будет публиковаться и будет использован только по вашему желанию: для восстановления пароля или для получения новостей и уведомлений по электронной почте.
Укажите пароль для новой учетной записи в обоих полях.

совет путешественнику

Психологическая помощь и программа "Личность" в Испании

На данное время в России есть несколько реабилитационных центров, которые имеют действительно работающие и дающие результат филиалы за рубежом

сегодня

19 октября
День начала экономической блокады Кубы
День начала экономической блокады

19 октября 1960 года – день начала экономической блокады Кубы. В этот день правительство США ввело эмбарго на торговлю с Кубой, прекратив все операции по фьючерсным контрактам на поставку нефти и экспорту сахара.

Панталон-панталон


Небольшое приключение из жизни русского инженера

 Пригласили нас турецкие друзья их производство посмотреть. Может, купим у них чего-нибудь. Возил нас господин Эльчин-азербайджанец, турецкий бизнесмен.

Выезжаем с очередного предприятия. Дело ближе к обеду. Турки очень гостеприимные хозяева. Тщательно ресторан выбирают. Если гостю рыбки хочется, то в рыбный ресторан, а если мясца пожевать — в мясной. Редко смешивают. И то только там, где нашего брата навалом.

И надо же с Семеном, технарем нашим, беда приключилась. Вылезал он из машины, неловко ноги растянул. А штаны у него, на... на... в общем, сзади, треснули по шву. Как спелый арбуз. Даже трусы красного цвета с черными якорьками вылезли.
— Сеня, — шепчу, — беда, Сеня! Штаны у тебя… того, по шву лопнули.
— Будет вам шутить, — а сам, как рак, красный, — не может этого быть!

И рукой полез, проверяет.
— Чего не может? Да у тебя якорьки все наружи, будто швартоваться собрался. И фон красный.
— Что же делать?
— Так. Не переживай! Я сейчас, деликатно, с Эльчином поговорю. Он поможет.
— Господин Эльчин-бей, — начал я, — у нас маленькая неприятность. У Семена штаны сзади по шву лопнули. Он переживает и стесняется. Нельзя ли тихо и незаметно его в какую-нибудь комнатку посадить. Дать ему иголку с черной ниткой. Он последствия аварии сам ликвидирует. Только, прошу вас…, стесняется очень. Конфуз международный, можно сказать.
— Хорошо-хорошо. Все сделаю, как надо. Не переживайте. Вы по-турецки говорите? — Нет. Только «мераба» и «гюле-гюле» (здравствуй и до свидания) знаем. А зачем?
— Нет, это я просто так спросил.

Подъехали к офису. Сеня куртку свою как можно ниже за полы потянул. Меленькими шашками, как начинающая гейша, семенит, чтобы прореха шире не стала. И быстренько в дверь — шасть. Зашли, поздоровались. На низенький диванчик уселись.

Господин Эльчин нас хозяину кабинета представил. Слышу, господин Эльчин о беде нашей рассказывает:
— Руси мюхендис панталон йыртылмак.

Не надо быть большим полиглотом, чтобы понять, о чем речь идет. Хозяин кнопку на селекторе нажал и секретарше что-то сказал и раз пять «панталон-панталон» повторил. А сам с большим интересом на инженера моего смотрит и улыбку с большим трудом давит. Слышу, на балкон кто-то вышел, и на всю улицу кричит:
— Ла-бла-бла-бла! Руси мюхендис… бла-бла-бла панталон… бла ых-хи-хи-хи панталон бла-бла!

В ответ:
— Йа-ха-ха-ха! Панталон… ха-ах-ха-ха! Бла-бла-бла — панталон!
— Господин Эльчин! Я же просил вас… не надо на всю улицу про штаны-то.
— Нет-нет! Это не то, что вы думаете. Они свои дела обсуждают. Вы просто не понимаете, о чем они говорят.

И к хозяину — бур-бур-бур. Тот селектор нажал и опять: «Панталон-панталон… мюхендис (инженер, это я после узнал) — панталон!»

Появляется тетушка в синем халате и скромном платочке. В руке иголка с ниткой и сразу к Сениной заднице:
— Панталон… бла-бла-бла... панталон.
— Нет-нет, — говорю, — он сам.

Эльчин перевел. Тетушка губы поджала и с иголкой к выходу. Господин Эльчин ей вслед:
— Бла-бла-бла, панталон, бла-бла.

Через минуту она назад возвращается и несет в руках штаны какие-то. Дает Сене и показывает, чтобы переодевался. Я опять к Эльчину:
— А нельзя чтобы он где-то в комнатке переоделся?
— К сожалению, здесь только кабинет и общий зал.

Я завел страдальца за кресло и прикрыл собой. Тетушка и не думает выходить. Наконец Сеня свои штаны снял, принесенные натянул. Тетушке его брюки отдали. Он из-за кресла вышел, тут и я не удержался — штаны ему, чуть ниже колен достают.

Минут десять в кабинете висела неловкая тишина и из общего зала доносились взрывы смеха, прерываемые выкриками в которых доминировали знакомые нам слова: «панталон» и «мюхендис».

Штаны Семену зашили на совесть. Расставаясь, я сказал Эльчину:
— Слово «панталон» скорее всего французского происхождения и в русском языке по значению близко к турецкому.
— Что вы говорите?! — зарделся господин Эльчин, — а я думал, что это чисто турецкое слово. Извините, пожалуйста. Я не так хорошо знаю русский язык.
— И еще один вопрос. Что означает слово «йыртылмак»?
— Порвал, — тихо ответил Эльчин и покраснел ярче, чем Семен вначале.

Ничего, скоро он к нам на завод приедет. Обязательно мимо Шариковой будки проведу. Тот у нас уже не одни штаны порвал.

© Иллюстрация из интернета

Опубликовано: 25.06.2013
Если вы обнаружили ошибку в тексте, выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить администрации сайта!

Добавить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.