Сообщить об ошибке

Если у вас есть комментарии к тексту, который содержит ошибку, укажите их в этом поле. В противном случае оставьте поле пустым.

Вход на сайт

Регистрация
Потеряли пароль?
Что такое OpenID?

Регистрация на сайте

Информация об учетной записи
Существующий адрес электронной почты. Все почтовые сообщения с сайта будут отсылаться на этот адрес. Адрес электронной почты не будет публиковаться и будет использован только по вашему желанию: для восстановления пароля или для получения новостей и уведомлений по электронной почте.
Укажите пароль для новой учетной записи в обоих полях.

совет путешественнику

Путешествия по России. Фото с сайта labirint.travel

Ни для кого не секрет, что Россия – самая большая в мире страна с несчетным количеством интересных мест. Как же находить малоизвестные места для посещения, чтобы прокладывать свои незаезженные туристические маршруты?

сегодня

18 февраля
День транспортной милиции России
День транспортной милиции

18 февраля – День транспортной милиции России. В этот день 1919 года был подписан декрет «Об организации межведомственной комиссии по охране железных дорог». Этот декрет – первый документ, принятый на пути создания системы охраны железнодорожного транспорта.

Турция в разных ракурсах. Часть 3


Кападокия — причуда божественного гения

КападокияКападокия начинается с плоской, как блин, равнины. Все линии такие прямые, словно земля — ватман, а природа — чертежник. Дорога идет, как летит, а вокруг клубятся смерчи и смерчики. Они небольшие, не страшные, им не то что домик Элли — сурка с обочины не унести, но их много, и они затягивают своим круговым движением, как вода или огонь. Если на них нацепить остроконечные шапки и одеть в белые юбочки — точь-в-точь экстатические вращающиеся дервиши из недалеких окрестностей. Впрочем, равнина — это еще не Кападокия, а лишь прелюдия к ней. Мы возбуждены, ждем смены декораций и развития Действия.

Турция в разных ракурсахИ вот впереди... Кападокия — игра природы, сказка пейзажей, причуда божественного гения, дышащая ощущением своей невозможности, вся в абрикосовом безумии. О, абрикосы ведрами, абрикосы ящиками, абрикосовые сады, абрикосы — оранжевые плоды среди зелени листьев на фоне белых, желтых, красных — и снова белых гор!

Восход. Мы в кемпинге, в Гореме, в самом центре Кападокии. Солнце лупит по здоровенной вишне над палатками. Птицы уже мародерствуют среди ягод, а мы еще лежим, как тюлени. Вишни крупные, темные и сочные — никакой подмосковной хилости или петербургской анемичности, все ядреное, обильное и сладкое. Вставайте, граф, нас ждут великие дела!..

Скоро вся физиономия липкая и довольная, пора в туалетный блок, facilities, так сказать, но дойти до них трудно, почти невозможно — желтые, с красными крапинками, спелые абрикосы преграждают дорогу. Сколько же можно с утра лопать немытых даровых фруктов? Трудно сказать... наверное, часа полтора-два... Но заряд бодрости — на целый день! Со смотровой площадки за кемпингом открывается вид на долину внизу. В разогретом воздухе слегка подрагивает и колеблется непривычный ландшафт незнакомой страны. Как-то надо его понять...

Турция в разных ракурсахВокруг действительно невероятные пейзажи. Здесь было вулканическое плато, засыпанное пеплом и залитое лавой. Время и Эол сделали свое дело: вместо гор стоят грибы, столбы, каменные истуканы; формы настолько причудливы и изощренны, что хоть стой на голове, хоть крутись волчком — мир вокруг не станет привычнее. Но, в общем, все понятно — вода, ветер, время. Время, вода, ветер... Это бывает. Gutta cavat lapidem — капля камень точит. Время может многое...

Надо дождаться заката или восхода — заката проще. Тогда в нужных точках на круглые формы белых волн холмов ложатся острые тени. Есть в этом что-то восхитительно сексуальное, слегка невообразимое, но бесконечно гармоничное — как экстаз. Тени удлиняются, темнея, аромат инжира пьянит, душа пьянеет, разум засыпает. Нет ветра, тихо, как в начале чувственной южной ночи. Природа готова на любое безумство. Так, наверное, и родилась Кападокия.

...A время душу не опьяняет, время, как и ветер, ее сушит...

Турция в разных ракурсахГореме сверху больше всего напоминает гигантский термитник. Из всей геометрии решительно доминируют конусы. В некоторых видны окна, двери, арки, а люди издали кажутся муравьями. Но конический мир характерен лишь для района Гореме, кападокийские формы очень разнообразны и разноцветны. Каменные столбы, деревья, грибы, верблюды, черепахи, птицы, драконы — все водится в изобилии.

Среди этого зверинца рассыпаны пещерные церкви, монастыри, села и целые пещерные города. Сюда пришли христиане странных конфессий, где-то в VII веке — из Месопотамии, Сирии, Византии — и здесь сохранились фрески этих времен. Сохранились пещерные церкви — тысячи. Сохранились подземные города — десятки.

Мы спустились в один из них: на глубине 60 метров жили люди — видно, очень страшно было жить наверху. Сейчас наверху шумит базар и продают кукол в национальных одеждах. У них индифферентные лица и роскошные платья сельских красоток. У каждого народа куклы, как и сказки — свои.

Турция в разных ракурсахВ Кападокии хочется пить, есть и смотреть, смотреть до изнеможения. Вино продают, в основном, македонские турки. Говорят, они бежали сюда из родной Югославии, спасаясь от славян. Винные подвалы вырублены в мягкой породе. Заходишь в такой подвал, в полумраке ничего не видно, чичероне пока нет — сидишь и смотришь, как золотится входная дверь, как мальчик играет с кошкой, и кошка тоже вся позолоченная, от мордочки до хвоста, и мальчик совершенно пасторальный...

Вино совсем неплохое, берем пяток бутылок, покупаем еще пахучий пшеничный хлеб — и едем смотреть закат. Для заката имеется специальная закатная точка. Платишь — и едешь. На закате турки уже приготовили стулья, недорого, чувствуешь себя Кисой Воробьяниновым и Остапом Бендером одновременно... Раскупориваем бутылки вина, нам хорошо от красоты, от вина и от того, что мы хотим и можем, можем и хотим. Вино красное, с легким ароматом вишни, пить его легко, и голова потихоньку начинает отключаться.

Турция в разных ракурсахВнезапно возникает турок с большой черной камерой. «Турецкое телевидение, — говорит он, — не хотите ли сказать пару слов, как вам наша страна». Почему не сказать с видом на закат — и мы говорим что-то банально-восторженное. Турок доволен и на прощанье спрашивает, откуда мы. И в самом деле, откуда? Простой вопрос, а напрягает. Все мы родом из детства, мы, конечно, «оттуда», но на полустанке «откуда-куда» с географией проблемы, и запад с востоком сходятся, как гора с Магометом. Или, может, как ишак с эмиром...

Солнце, между тем, садится, и вся Кападокия от нас налево — на запад — напоминает «этюд в багровых тонах». Направо же краски нежно-розовые, с голубоватой ажурной вуалью. Над ними парит четырехкилометровый вулкан Археос. Вдруг солнце цепляет линию холмов и стремительно, по южному, скатывается. Finita, пора допивать вино. Но нет — еще один яркий красный луч вырывается из-за горизонта и говорит «farewell» этому чудесному дню.

Турция в разных ракурсахХорошо живет на свете Винни-Пух, утром рано три стакана — бух, бух, бух... Солнце встало, и пока все спят в палатках, можно сделать ноги из лагеря часа на два — в белый свет, как в копеечку. Оказывается, рано утром в кападокийских холмах нет туристов, нет пастухов, нет суеты и жары. Едешь, пока дорога вьется.

Уже от асфальта не осталось даже воспоминаний, но проехать все еще можно. Выхожу из машины и понимаю, что вижу село в скалах, человек на 700-800, но абсолютно пустое, причем пустое уже очень давно. И никого вокруг. Полуразрушенная пещерная церковь немного пугает, лезть туда совершенно не хочется. Единственный отчетливый звук — голубиное «курлы-курлы». Воздух начинает прогреваться, и в небе появляются десятки воздушных шаров. Это верный признак того, что пора обратно, день начался.

Турция в разных ракурсахНа утро запланирован осмотр долины могучих каменных фаллосов, а на вечер — ущелья каменных же бюстов. Порядок осмотра определяется простыми, как гвоздь, реалиями: бюсты с утра совершенно плоские, нет теней — нет воображения, а фаллосы — они и с утра фаллосы.

Идем по ущелью, формы выветривания становятся все харизматичнее. Конусы сменяются столбиками, столбики — грибочками, грибочки — пяти-десятиметровыми «анатомическими пособиями». Все ровные, словно инкубаторские, и натуралистичные, как с учебника по обрезанию. Впрочем, нет такого учебника, но все равно — их форма удовлетворит самого дремучего раввина. Все, что надо, обрезано «под полубокс» миллионов сто лет назад, вверху — твердые породы, внизу — более податливые и покладистые. Фаллосы стоят группами, как грибы после дождя. К одному из них привязан за веревку ослик. Рядом ходят представители отряда куриных. Петухи в основном. Апулея бы сюда. И Лафонтена.

Ущелье напротив Учхисара приобретает женские формы к заходу солнца. Есть в этом что-то первобытно-простое, как русский романс. «Лишь только вечер...» Под вечер в глубине ущелья возникают образы многогрудой восточной Артемиды Эфесской. Оказывается, скульпторы Эфеса были реалистами, почти передвижниками.

Турция в разных ракурсахЯ всегда подозревал, что фантазия у мужиков, по большому счету, отсутствует. Просто кто-то из древних скульпторов побывал в Кападокии, в этом ущелье, вечером, клюкнул, прошелся по окрестностям — и потом умелой рукой запечатлел то, что увидел.

А историки до сих пор спорят о малоазиатской Артемиде, как о символе плодородия, о зоологичности культа, о фиг знает чем. А всего-то надо придти под вечер в ущелье, раскрыть глаза, забыть о возрасте и увидеть божественные формы Артемиды — а также всех окружающих женщин...

От Кападокии дуреешь, восхищаешься и снова дуреешь — и не похоже, что это сходящийся процесс. Вернуться бы, посмотреть вулканические голубые озера, пособирать агаты в поймах рек, полазить по отдаленным ущельям, пофотографировать дефилирующих по мелководью фламинго, поездить по полированной поверхности соляных плато, подняться на Археос — может, процесс и сойдется, как легионы Суллы с войсками Митридата...

Турция в разных ракурсахБродский пишет, что это тоже было здесь. Кстати, о Митридате или о Месопотамии — вернее, о них обоих. Месопотамия находится в Турции — конечно, не вся, но большая часть, к всеобщему изумлению, оказалась в Турции.

Мы купались в притоке Евфрата и пили из него воду — большая глупость, но пить хотелось так, что выпили бы и Евфрат, и море. И уроженцу этих мест, Эзопу, не о чем было бы писать басню. «Пойди и выпей море...» — страстно говорил Юрский в мои студенческие годы — так это тоже было здесь???

Мы были в 20 км от Урфы и лишь от общего обалдения и дикой усталости не заехали в нее — а жаль, ведь именно здесь был легендарный Ур Халдейский, здесь жил праотец Авраам и сохранилась его пещера (а как же!) — здесь ему явилось повеление идти со своим народом в землю Ханаанскую, и вот все евреи идут, идут, идут... Я всегда думал, это было в Месопотамии — все так, но в Турции.

Турция в разных ракурсахМы поднялись на вершину Немрут Даг — ночью, при свете луны, на два с лишним километра. Я не знаю, с чем это сравнить — может, с рассветом над Синаем на горе Моисея или с видом на Тибет или Ладак, не знаю... На вершине Немрут Дага находится некрополь семьи Митридата — царя Коммагены.

Его построил Антиох, сын Митридата, в припадке мании величия и ввиду отсутствия всякой критики по отношению к себе, любимому. В результате на свет появился некрополь, где Антиох стоит в окружении близких родственников. В своей анкете он наверняка бы написал: социальное происхождение — из царей, родные по материнской линии — греческие боги, по отцовской — персидские.

Турция в разных ракурсахНекрополь состоит из насыпного холма — тумулуса — и двух скульптурных террас. Вот они — настоящее чудо света, не включенное в реестр из семи по причине своей труднодоступности. Антиох вел свой род от Александра и от Ахеменидов, то есть от греков и персов — и, как часто в Месопотамии, построил нечто, сочетающее в себе восточные и эллинистические культы.

На вершине Немрута обитали боги и их воплощения — невероятные фигуры: орлы, люди, львы. Все дело в том, что они и сейчас там стоят. Никто их никогда не ломал, не отбивал носы, не отламывал половые члены, не царапал глаза, как это случалось в христианском мире по отношению к своим Зевсам и Афродитам.

Я не знаю, почему. Это загадка. Может, просто забыли? Или жарко слишком, или боялись? Звучит неубедительно — нo не хуже любого другого ответа. На террасе стоит Зевс — Оразмунд (Ахура Мазда), стоит Геракл, стоит Аполлон — Митра, еще кто-то — не помню. Лица необыкновенно выразительные и начисто лишены божественной отрешенности. В них и сейчас есть чувство и нерастраченная энергия.

Когда-то сюда пришли римляне — и лет через 30 после этого небольшое царство Коммагены рассыпалось. Сейчас пришли мы. Некрополь на вершине лучше смотреть на рассвете. Это означает на практике поездку при лунном свете, подъем на холодном ветру, бессонную ночь — и полный кайф от преодоления тех трудностей, которые сами же и создали. С вершины открывается вид на землю. Где же тогда находимся мы?..

Турция в разных ракурсахНемрут Даг — это, по-видимому, западный Курдистан. На вершине горы были курды — двое в национальных костюмах и, главное, с лицами, не менее национальными и не менее красивыми, чем эти костюмы. Они приветствовали восход солнца над Месопотамией. Я так и не знаю, кто они — актеры, жених с невестой или сотрудники местных спецслужб, но они удивительно гармонировали в этот момент с ирреальностью восхода солнца над некрополем Антиоха, над бывшим царством Коммагены, над Междуречьем Тигра и Евфрата, над Уром Халдейским в Турции...

После вершины мы поехали смотреть Арсамею — летнюю столицу Коммагены. Найти ее не просто, особенно после бессонной ночи, но на входе стоит неприметная будка по отъему денег — верный признак того, что вы на верном пути. В Арсамее сохранилась стелла, где Митридат пожимает руку Гераклу, или наоборот. Видно, и у папы Антиоха с манией величия все было в порядке. Но стелла сохранилась великолепно. Обычно такого рода памятники уже давно стоят в музеях, а тут все на воле, в первородной красе.

Самое интересное в стелле — лицо Митридата. Мордочка пухлая, бритая, мальчишеская, чувственные губы чуть изогнуты в полуулыбке-полуухмылке, нос вообще не греческий и не римский, и уж точно не семитский. Интересно! Геракл же — кряжист и низкоросл, ну прямо артист Дуров, но только голый, накачанный, и с дубиной. Смотреть хотелось еще и еще, но солнце лупило не хуже геркулесовой дубины. Пришлось срочно уносить ноги.

Турция в разных ракурсахМы поехали вниз и сумели доползти до ближайшей кошмы, где и рухнули. Последнее, что помню — турок в бесконечных штанах, тень от греческого ореха в саду и что-то зеленое вместо подушки — видимо, земля... Пока водители спали, народ сумел, клацая зубами и размахивая руками, объяснить, чего мы хотим. Турок интуитивно понял, что после Немрут Дага по-настоящему нас волнуют только бассейн и еда.

Турецкий сельский бассейн — это неземной кайф. Берешь шланг, подключаешь к водопроводу, заливаешь водой цементную яму десять на десять и с визгом прыгаешь в холодную воду... Что касается обеда, то хозяин с сомнением посмотрел на бегающих в саду безмятежных кур и сказал, что еда будет готова через полчаса. Хорошо, что мы не из общества охраны домашних животных.

У подножия Немрута течет приток Евфрата. Через него перекинут римский мост — кажется, его построил Септимий Север. Хорошее имя для такого южного места. Неожиданно мы услышали несомненно русскую речь. Меньше всего ожидаешь этого, находясь на краю света между Севером и Антиохом. Ребята оказались из Москвы, два преподавателя и ребенок лет восьми. Путешествуют семьей на велосипеде-тандеме.

Денег — ну, понятно, какие деньги у доцента... Поэтому они разработали технологию: прилетают куда-то — скажем, в Стамбул, ищут подходящее место на окраине и закапывают там лишние вещи, оставляя лишь самый минимум и продукты. Собирают велосипед — и вперед, с песней! Вот доехали до Немрут Дага и сейчас собираются стартовать на вершину. Я думаю, Гераклу такие подвиги и не снились...

Жара стояла непотребная, мы скинули одежду и поплыли по мелководью в прохладной и быстрой Евфратской воде. Немрут Даг остался позади!

© Фото: Евгений Плоткин

Опубликовано: 12.02.2014
Если вы обнаружили ошибку в тексте, выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить администрации сайта!

Добавить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.