Сообщить об ошибке

Если у вас есть комментарии к тексту, который содержит ошибку, укажите их в этом поле. В противном случае оставьте поле пустым.

Вход на сайт

Регистрация
Потеряли пароль?
Что такое OpenID?

Регистрация на сайте

Информация об учетной записи
Существующий адрес электронной почты. Все почтовые сообщения с сайта будут отсылаться на этот адрес. Адрес электронной почты не будет публиковаться и будет использован только по вашему желанию: для восстановления пароля или для получения новостей и уведомлений по электронной почте.
Укажите пароль для новой учетной записи в обоих полях.

совет путешественнику

Термобелье. Фото с сайта  screwdriverositransholding.tumblr.com

Настоящей революцией в решении проблемы лишних килограммов стало термобелье. Оно эффективно впитывает пот, отводит от тела и испаряет, оставляя кожу сухой. Существует миф о том, что термобелье согревает, но это не совсем так.

сегодня

20 ноября
День начала Нюрнбергского процесса
День начала Нюрнбергского процесса

20 ноября 1945 года – день начала Нюрнбергского процесса, международного судебного процесса над группой главных нацистских военных преступников. Он проходил в Международном военном трибунале в Нюрнберге и продолжался до 1 октября 1946 года.

Спички, трусы и старая кинокамера


Из цикла «Поторгуем?» Часть 3

Пула. Фото hottour.dp.uaВтянулись мы уже в отдых, даже уставать от него стали, не привыкли бездельничать-то. Вот и решили в город выбраться, много с собой вещей брать не стали, но по сумочке всякого барахла прихватили.

Я многие вещи, которые Надежда в чемоданы засунула, дома даже и не видел, откуда они у нас взялись, уже и не помнил, поэтому за представившуюся возможность избавиться от них ухватился сразу. А вот из той кучи, что Майка прислала, выбрал всего несколько штук, да и так, на всякий случай, не верил я, что кого-то эта ерунда заинтересует.

Автобус затормозил около большого костела, в Хорватии католицизм исповедуют, и водитель объяснил нам, что стоять он будет за углом, на соседней улице, времени у нас будет три часа, а затем он обратно уедет. Вывалились мы все на улицу, что делать дальше, не знаем, русская группа, которую мы накануне встретили в отеле, уже уехала, хорошо вместе с нами еще несколько отдыхающих иностранцев приехало, они уже здесь были, поэтому весьма решительно направились к небольшой группе, разложившей прямо на асфальте вещи для продажи.

Моя предусмотрительная супруга захватила с собой большую клеенку, которую она расстелила на землю, захватив таким образом небольшой участок пространства, и начала доставать из сумки всякие сувениры, даже красивые резные шахматы вместе с доской выложила. Я взял в руки список всех товаров, составленный ею в гостинице и начал его изучать, корректируя одновременно цены, ну не верил я, что за такие деньги, которые Надежда нарисовала, будут все это покупать.

Жена тут же отняла у меня уже исчерканную бумагу, и велела пойти погулять, а она здесь и одна справится, правильно, торговать ей не впервой, она же во внешнеторговом управлении одного из промышленных министерств работает. Правда, торговля там по другим принципам организована, но все же торговлей называется.

Пока мы занимались выкладкой товара, народа вокруг собралось много. Люди подходили со всех сторон. В основном это были местные жители и, что нас удивило, среди них было немало молодежи. Один парень тут же ухватил шахматы и начал торговаться с Надей, но она не собиралась уступать ни одной динары, и парень, заметив, что рядом мужчина уже достал деньги и только и ждет, что он откажется, тоже полез в бумажник. Итак, почин был сделан.

Надя, по торгашескому обычаю, денежку поцеловала, да себе за пазуху куда-то там спрятала, и откуда она все это знает, удивился я даже. К тому, что лежало на нашей клеенке, интерес был большой, что меня очень удивило. Несколько человек держали в руках полотенце, к которому были приколоты значки, оказывается, здесь я был прав, коллекционеры в этой стране еще не перевелись. Я-то хорошо помнил, что творилось в Белграде в 1970 году, сотни киосков тогда торговали и обменивали именно значки.

Сатиновые трусы. Фото galya.ruПо мере освобождения места на клеенке, Надя доставала из сумки все новый и новый товар, я помогал жене всем, чем мог, но, когда очередь дошла до Майкиных трусов и лифчиков, я отошел в сторону, делая вид, что хочу посмотреть, что у других делается, но на самом деле стыдно мне было такие вещи для продажи выкладывать. Ну, как же я в этом был не прав...

Моментально набежали люди, каким образом, интересно, слухи разносятся, понять я не могу. Трусы сатиновые улетели махом, пара человек взяла все сразу, оптом, безразмерные хлопчатобумажные белоснежные лифчики купила одна дородная дама, она же ополовинила и кучку трусов до колен, причем она отошла в сторону, и, на радость куривших поотдаль мужчин, начала прикладывать их к себе, пытаясь рассмотреть себя со всех сторон без всякого зеркала даже. Столько всяческих комплиментов донеслось до ее ушей, что ради одного этого стоило эти трусы в руки взять.

Тут уже я окончательно понял, что ничего в торговле не понимаю, и пошел погулять по площади, впрочем, от торгующих далеко не удаляясь.

Мое внимание привлекла толпа мужчин, которая весело над чем-то смеялась. Я заглянул через их головы, и увидел Яныша, демонстрирующего свои подарочные коробки, и монотонно повторяющего одно и тоже:
— Спички, кому спички?

При каждом повторении толпа радостно начинала ржать, и никак остановиться не могла.
— Простите, а что здесь происходит? — тронул я за рукав незнакомого высокого дядю, совсем забыв, что вообще-то я за границей нахожусь.
— Слушай, а ты его знаешь? — вопросом на вопрос ответил неожиданно понявший меня югослав, — объясни ему, что кричать слово «спичка» у нас не принято. Понимаешь, «пичка» на сербохорватском, как бы это помягче объяснить, в общем это женский половой орган, у вас есть очень хорошее слово для обозначения этой замечательной штуки, а у нас это вот так называется. Так вот, «спичка» слышится так, как будто ты громогласно объявляешь, что только сейчас ты с нее, этой самой пички, слез. А эти палочки у нас называются «шибица», понимаешь?

Коллекционные спички. Фото barahla.netЯ тут же пробился сквозь все уплотняющуюся толпу, не перестававшую гоготать толпу:
— Яныш, нельзя здесь говорить спички, кричи шибица, я тебе все потом объясню.

Он, как заведенный, кивнул головой, и все тем же затравленным голосом произнес:
— Шибица, кому шибица.

Толпа тут же рассосалась, кина больше не будет, аттракцион приказал долго жить.

Когда торговля сама по себе начала иссякать, наша бухгалтерша, заводная, я вам скажу, девица, громко на всю площадь закричала так, что голуби даже взлетели с купола собора:
— Люди, вы только посмотрите на этих русских докторов и кандидатов наук, какие из них торгаши прекрасные вышли, — и тут же к своим вещам назад вернулась.

Весь вечер и до и после ужина вся наша компания обсуждала одну лишь тему:
— Ну, и как мы поторговали?

Дня три все это продолжалось практически в одном ключе, а потом оказалось, что товара-то почти не осталось, торговать нечем, а то, что осталось, почему-то никак не продавалось. Лично у нас осталась одна старая узкопленочная кинокамера с ручным пружинным заводом, а Майкина передачка уже во второй торговый день продалась вся на «ура». Вот на общей вечерней беседе мы и решили завязать, а остатки нераспроданного потихонечку куда-то выбросить.

Так бы все и было, но тут пришел Фима и сказал:
— Ребята, на днях здесь что-то типа праздника, нас попросили, именно так, попросили, на нем поприсутствовать и не только потолкаться там, но обязательно поторговать на набережной, там специальные места оборудуют. Я объяснял, что мы все распродали, и, вообще, мы любители, а не профи, но они очень попросили, чтобы тот, кто шибицу продавал, да еще пара человек в этом участие приняли. Остатки вы небось еще не выбросили? Тащите все сюда, наберем сумочку, да Надьку пошлем с Толькой, ну а в помощь им Яныша дадим, он такой фурор здесь произвел.

Мы с Янышем сразу же в отказ пошли, а Надя сказала: «А что, давайте, собирайте, кто что может,» — ей это явно понравилось. И вот в один из уже последних дней нашего пребывания в Пуле, вся наша компания стояла у широкого парапета, отделяющего город от морской черты, на котором расположились многочисленные торговцы, и наблюдали, как моя жена пыталась втюхать кому-то нашу узкопленочную кинокамеру, для которой уж давно пленку производить перестали. Пожилой человек с палочкой, стоящий перед Надеждой, представился как профессор местного университета. Просила она за этот раритет сущую мелочь и профессор пошел домой за деньгами, попросив убрать камеру подальше и никому ее не продавать.

Мы уже и забыли об этой камере, так как появились итальянские контрабандисты, и нам было очень интересно посмотреть, как это все обставляется. А было так. К берегу на большой скорости подлетело сразу пять или даже шесть быстроходных катеров. Практически одновременно они остановились на глубине не более метра, за борт спрыгнуло человека по четыре и быстро перетащили на берег по паре десятков больших коробов или мешков, после чего катера взревели моторами и умчались в море.

Узкопленочная кинокамера. Фото galex.ruВысадившиеся люди перетащили все свое добро к парапету, продавцы, стоящие там, тут же потеснились, и итальянцы начали торговлю. Югославские полицейские на момент высадки куда-то внезапно удалились, а когда они вернулись, все было тихо и спокойно.

— Откуда эти итальянцы взялись то? — спросил я у какого-то местного, по-русски немного говорящего.
— Так они же наши соседи, здесь до границы рукой подать, — его ответ я привел в нашем удобоваримом звучании, конечно.

Около итальянцев сразу же возникла толчея, я там вволю порезвился, пока жена торговлей всякой ерундой никому не нужной занималась. В общем, именно там я немалую часть денег, вырученных нами за все, что продаться успело, оставил. Накупил я там наборы с антипригарным покрытием, у нас такого еще никто даже не видел, да и в Югославии они, вероятно, в новинку были, так как распродавались они лихо. Лично я купил таких наборов десятка полтора, красочная коробка, в которой они лежали, была довольно-таки жесткой, поэтому до дома они доехали хорошо, а в Москве были распроданы за такие деньги и с такой скоростью, что хоть опять в Пулу отправляйся.

Один мы оставили себе, да потом уже пожалели об этом, надо было и его сдать, сущей ерундой оказалась эта итальянская посуда. Судочки это были для выпекания кондитерских изделий, наверное, без крышек потому что, покрытие было неплохим, но толщина стенок напомнила мне ватманскую бумагу, чуть заденешь, сразу же мнется, так и выбросили вскоре.

Но все это было уже потом, а пока я гулял вдоль этого парапета, да деда-профессора, который за деньгами пошел, все ждал. Наши уже все в автобусе сидели, а мы все ждали.

— Надя, Толя, идите скорей, мы сейчас поедем, — закричал Фима, но мы увидели, как, сильно прихрамывая, с горки спускался пожилой человек. Из автобуса его тоже увидели, и водителя попросили еще минуточку подождать. Все закончилось замечательно, свой товар мы продали полностью.

Оставшееся время мы провели в ленном вялянии на пляже, купании в бассейне и долгих разговорах обо всем на свете. Михаил каждый день, как на работу, ездил на перевязки, рана постоянно нагнаивалась, ему ее резали, чистили, чем-то заливали, а на следующий день все повторялось снова и снова. Только перед самым нашим отъездом в сторону дома, нога более или менее поджила, но так, прихрамывая, он и домой приехал.

Ну, а закончилось наше пребывание в Югославии тем, что мы целый день в Белграде провели в безудержной трате денег, чего мы только не накупили, в основном, конечно, себе любимым, да мамам с папами и прочим братьям с сестрами, но многое по приезду перекочевало и на полки знакомых магазинов, что позволило не только поездку полностью окупить, но и заработать прилично тоже.

(Продолжение следует)

Фото hottour.dp.ua, galya.ru, barahla.net, galex.ru

Опубликовано: 10.02.2014
Если вы обнаружили ошибку в тексте, выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить администрации сайта!

Добавить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.