Сообщить об ошибке

Если у вас есть комментарии к тексту, который содержит ошибку, укажите их в этом поле. В противном случае оставьте поле пустым.

Вход на сайт

Регистрация
Потеряли пароль?
Что такое OpenID?

Регистрация на сайте

Информация об учетной записи
Существующий адрес электронной почты. Все почтовые сообщения с сайта будут отсылаться на этот адрес. Адрес электронной почты не будет публиковаться и будет использован только по вашему желанию: для восстановления пароля или для получения новостей и уведомлений по электронной почте.
Укажите пароль для новой учетной записи в обоих полях.

совет путешественнику

Багаж в аэропорту. Фото с сайта avia2.ru

Мне интересно, а люди знают, что происходит с нами, чемоданами, в аэропорту? Скорее всего, нет. Ведь за окошко, в которое нас отправляют, и у которого резиновые реснички, никого не пропускают.

сегодня

25 ноября
Состоялась закладка дубовых стен Московского Кремля
Состоялась закладка дубовых стен Московского Кремля

25 ноября 1339 года при великом князе Иване Калите состоялась закладка дубовых стен Московского Кремля. Но дубовые стены Кремля не выстояли и четверти века: они сильно пострадали от пожара 1365 года.

Сен-Мало и его окрестности


Из цикла «2000 километров на автомобиле по Франции». Часть 2

День пятый

«Мне этот бой не забыть никогда...»
Вл. Высоцкий

Де ВилльУтро. Дождь. Рассчитавшись за гостиницу, пошел за машиной в находящийся поблизости подземный гараж. Выезд— совсем не там, где заезд, и я, выехав на волю, совершенно не понял, где очутился. Пришлось поблуждать. У гостиницы даже невозможно припарковаться. Полиция гоняет, либо штрафы сумасшедшие — 35-75 евро! Такие же сволочи, но в кустах, правда, не сидят. И взяток, по всей видимости, не берут (а кто бы им давал?!!!!!). Во всяком случае, не просят.

Дороги во Франции замечательные. А чего бы им не быть такими, если с самого начала они были сделаны на совесть, ничего не было украдено, технология укладки неукоснительно соблюдалась, если по ним никогда не ездят гусеничные трактора, и если (а это самое главное) там практически нет снега! Вода не попадает в трещины (их нет) и не рвет асфальт на куски, замерзая (не замерзает).

Разметка идеальная, поэтому даже ночью ездить одно удовольствие. Указателей много, они дублируются. Вот если были бы еще на русском языке, то лучшего и пожелать нельзя. Хотя сначала мы не знали одной особенности, из-за чего прилично блуданули при переезде в Сен Мало. Дело в том, что прямых перекрестков за городом на дорогах практически нет, а на кругах, кроме конкретных названий населенных пунктов, часто встречается надпись, означающая что-то вроде «Основные направления».

И вот ты едешь по дороге, видишь щит, извещающий тебя, что до такого-то города осталось столько-то километров, и далее подъезжаешь к кругу, от которого отходит еще штук пять дорог, на каждую указывают по несколько стрелок с длинными французскими названиями, а куда ехать, не знаешь. Потому что твой пункт назначения скрыт в этой надписи — «Основные направления». Вот когда мы это поняли, всё пошло по-другому.

Собирающиеся путешествовать, прислушайтесь!!!

Скоростной режим: 50 км в час в населенном пункте, на дорогах местного значения — 90 км в час, на национальных — 110, на автомагистралях — 130. При дожде на шоссе на 20 км в час меньше. Как и во всей Европе, люди не превышают разрешенную скорость больше, чем на 10 км в час, не ездят по обочинам (тем более, что на обочине газон), не подрезают, не обгоняют по встречке и всегда готовы помочь. Если ты включил «аварийку» и поднял руку, то остановится первая (!!!) машина.

Забегая вперед, скажу, что проехав по Франции около 2000 км, мы не видели НИ ОДНОЙ АВАРИИ!

Итак, наш путь лежал в город Сен-Мало, лежащий к западу от Парижа на берегах Ла-Манша. К проливу выехали в городке Де Вилль — красивый небольшой городок, известный тем, что именно тут культовый французский режиссер Клод Лелюш снимал фильм «Мужчина и женщина» («Золотая пальмовая ветвь» в Каннах в 1966 году), ставшим одним из самых кассовых в истории мирового кино. Я смотрел на обнажившийся при отливе песок, по которому гуляли герои фильма, а в голове звучала мелодия: «Па-да-ба паба-даба-да, Па-да-ба паба-даба-да...»

У причала сотни дорогущих яхт, дорогие гостиницы. Снимаю на видео и комментирую:
— Сегодня мы намерены выйти в открытое море на нашей замечательной яхте.
Ору:
— Капитан, яхта готова?!!!
— Йес, сэр!!!

Попили кофейку тут же в небольшой кафешке и рванули дальше. Да не туда. И уже почти доехали до другого кинематографического городка — Шербурга. Помните «Шербургские зонтики»? Развернулись и, вместо того, чтобы срезать угол и через Сен Ло выскочить на нужную 84-ю трассу, вернулись в Коен. Итог — километров 150 коту под хвост. В Сен-Мало приехали в 10 вечера. Темно. На улицах ни одного человека, спросить не у кого. Сначала нашли гостиницу наших друзей, и уже оттуда позвонили в свою и предупредили, что мы всё-таки приедем.

Наша гостиница называется Ferry. И находится рядом с портом. С рыбным. Рыбой воняет на всю округу. Подъезжаем. Никто не встречает. Но, так как мы знаем номер комнаты, то я иду прямо туда и обнаруживаю ключ в дверях. Комнатенка под крышей, жуткая, с мансардным окном, с радугой, нарисованной на стене, видимо, пьяным нехудожником. В радуге шесть цветов — голубого цвета нет. Тусклый свет, затхлый воздух в комнате, а за бортом рыбный.

Завершает картину скрипящая и зашарпанная дверь. Чудится, что вот-вот попугай заорет «Пиастры!!» и в дверь раздастся стук деревянной ноги Джона Сильвера. Забегая вперед, замечу, что встретив наутро хозяйку отеля и пожаловавшись на наш «пиратский» номер, мы тут же получили другой — светлый, чистый, с окнами во дворик, а, значит, можно спать с открытым окном, не опасаясь шума рано начинающего работать порта.

День шестой

Сен-Мало (автор фото автору статьи, к сожалению, неизвестен)Сен-Мало (Saint-Malo) — город в Бретани, на берегу пролива Ла-Манш (La-Mache). Вплоть до XIV века город оставался независимым городом, жившим под девизом: «Не французы, не бретонцы, а малуанцы». Затем при Карле VI город перешёл под юрисдикцию французской короны в подчинение французскому королю Карлу VI.

В противовес Лазурному берегу (Ницца...), побережье северной Бретани называют Изумрудным берегом из-за прозрачно-изумрудных вод Атлантики. В средние века — центр работорговли и пиратская вотчина. Во Франции пираты назывались корсарами, в Англии — приватирами (есть у меня подозрение, что проведенная у нас приватизация непосредственнейшим образом связана с этим словом).

Сен-Мало состоит из нескольких обособленных районов, ранее считавшимися отдельными городками. Один из них — непосредственно Сен-Мало. Расположен на берегу за крепостной стеной, высоченной и очень широкой — две легковушки разъехались бы без проблем. Прогулялись по стене, посмотрели на город сверху.

Город сегодня выглядит как и 200, и 300, и 400 лет назад. Между тем, во время Второй мировой войны он сильно пострадал. Дело в том, что после оккупации Франции немцы устроили в Сен-Мало базу подводных лодок, которые выполняя приказ гросс-адмирала Деница, топили всех, кто появлялся в водах Ла-Манша. Отсюда они совершали рейдерские походы на север и топили суда караванов PQ, направлявшиеся в Советский Союз.

 В граните Сен-МалоАнгличане не считались с историческими и архитектурными ценностями Сен-Мало и бомбили не только базы подлодок, но и, видимо, вспоминая про средневековые нападения корсаров на английские торговые корабли, и сам город.

После войны город был полностью восстановлен. Англичане вообще не церемонились и бомбили жилые кварталы и исторические памятники, была в этом целесообразность или нет. Брест, в бухте которого также располагалась база немецких подлодок, был практически стерт с лица земли.

Сувенирных лавок, магазинчиков, ресторанов и кафе в городе масса. Цены едва ли не выше, чем в Париже — курортный город. Основан он был еще в XII веке.

С Джоном СильверомС Робером СюркуфомВ средние века был центром работорговли и пиратства. Надо сказать, что корсары — это не просто морские пираты. Они имели государственную лицензию и при покровительстве государства совершали морские нападения на английские, испанские, португальские корабли, но не просто грабили, а, захватывая корабль, приводили его в порт и сдавали властям. После продажи груза, корсары получали свой процент.

А самым знаменитым корсаром Франции был Робер Сюркуф, не вздернутый на рее, а умерший в 1827 году в окружении почтенного семейства, имея офицерский чин, дворянское звание, а также высшую награду Франции — орден Почетного легиона. На крепостной стене ему установлен красивый бронзовый памятник. В одной руке у него корсарская сабля, другая указывает на Англию.

На крепостной стене есть памятник еще одному известному малуанцу — первооткрывателю Канады Жаку Кортье, считающемуся основателем Монреаля и Квебека. В Сен-Мало похоронен еще один знаменитый человек Франции — писатель и политический деятель Франсуа Огюст Шатобриан.

Вокруг города на живописных скалах выстроены старинные бастионы и форты. В один из них, форт «Националь», мы ходили прямо по дну Ла-Манша во время отлива. А самые большие в мире приливы и отливы, как утверждают путеводители, именно здесь, при этом в дни весеннего и осеннего равноденствия — наибольшие, когда вода поднимается на 15 метров, а максимальная скорость «сравнима со скоростью галопирующей лошади». Красиво сказано, черт побери!

При нас прилив начался часа в четыре дня. По чуть-чуть море стало приближаться к стенам города, и вот уже форты оказались полностью отрезанными от города. Скрылся под водой и огромный бассейн вместе с вышкой для ныряния. Здорово!!! Здесь неприменима задачка про трубы, из которых вода вливается в бассейн. Море само, без участия человека, меняет воду в бассейне!

Походив босичком по воде Ла-Манша (холодная, но после многочасового похода по каменным джунглям города — это песня!) стало понятно, что пора сматываться. Вода стала прибывать все сильнее и сильнее. К восьми вечера море уже бушевало, и волны, несмотря на волнорезы, с шумом разбивались о крепость. Разрушают-разрушают волны крепостные стены многие сотни лет и никак не разрушат — чудеса!

День седьмой

Канкаль. Отлив. Кораблики на пескеРадиальный выезд в Канкаль.

Канкаль — небольшой городок на север от Сен-Мало. Тоже на берегу пролива. Но такие они, эти маленькие, городки, аккуратненькие, такие чистенькие! И в каждом есть свой собор, как минимум XIV века с красивой площадью, памятниками, клумбами и под стриженной зеленью. Напротив собора в Канкале бронзовая композиция — две женщины промывают под струей воды устрицы.

Именно этим и славится городок Канкаль — своими устричными фермами. Именно для этого мы сюда и приехали. Спустились в порт. Стоянка только платная. Похоже, что по всей стране одинаково:1 час — 1 евро 20 центов. Здесь отлив в другое время. Начался при нас, часов, наверно, в 12. Лодочки и мелкие суденышки остались лежать на песке, а море уходило всё дальше и дальше.

И мы пошли. В ресторан. Я не буду утверждать, что устрицы — это гадость. Возможно, кто-то найдет в них что-то изысканное. И слава Богу! Но лично я их больше не буду даже пробовать.

Более ничем мне этот день не запомнился.

День восьмой

Мон-Сен-МишельРадиальный выезд в Мон-Сен-Мишель

А вот этот день хорош! С утра холодно, что-то моросит. Но мы едем в Мон-Сен-Мишель (Mont Saint-Michel). Это недалеко — километров сорок от Сен-Мало, но уже другая провинция с таким знакомым названием — Нормандия.

Сразу вспоминается мемориальная доска на штабе авиационного полка в Туле, куда я прибыл для прохождения службы молоденьким лейтенантиком: «ALA MEMOIRE DES COMBATTANTS DU GROUPE DE CHASSE «NORMANDIE-NIEMEN». Да именно там, в 1943 году формировалась эскадрилья, состоящая из французских летчиков-истребителей, которая называлась «Нормандия» и уже позже, когда из эскадрильи она была преобразована в полк, название стало «Нормандия-Неман».

Мон-Сен-Мишель — дословно это «гора Святого Михаила». В средние века Святой Михаил, полководец небесного воинства, очень почитался французами. Особенно после того, как за всё время Столетней войны (1337-1453 г.г.) аббатство Мон-Сен-Мишель так и осталось неприступным для англичан, хотя за эти 116 лет не раз подвергалось осадам и штурмам. Сама гора находится в море, но во время отлива вода отступает, и к горе можно подъехать. Когда мы ставили машину на стоянку, нас, как впрочем и всех подъезжающих на машинах туристов, предупредили, что покинуть стоянку необходимо не позже семи вечера.

Начало освоения горы относится к 708 году, когда Обэр, епископ Авраншский, повелел возвести на Мон-Томб (дословно Гора Мертвых или Могильная гора — говорят, что еще кельты хоронили там своих мертвецов) храм во имя архангела Михаила. С тех пор и гора и само аббатство носит название Мон-Сен-Мишель, и как утверждают путеводители, являются самым посещаемым туристическим местом во Франции после самого Парижа. Строительство шло много веков — это можно увидеть по макетам, установленным в одном из помещений аббатства.

Особенно оно преуспело после того, как в нем обосновались (в Х веке) монахи-бенедиктинцы. Тогда от аббатства вниз по склону горы стали строиться дома, а внизу по периметру острова была воздвигнута крепостная стена, о которую во время прилива бьются волны непокорного Ла-Манша, постоянно кочующего от английского к французскому берегу и наоборот.

Стены аббатства растут прямо из скалХолодно, ветрено, моросит дождь — чувствуется тлетворное влияние Англии. Входим в крепостные ворота — единственный вход, и среди многоязыкой толпы идем вверх по узкой средневековой улочке Ru Grande, по узким каменным лестницам и переходам поднимаемся всё выше и выше, то глядя вниз на сливающийся с небом океан, то вверх на неприступные стены и башни аббатства. И в этих каменных джунглях, казалось бы, при страшном дефиците жизненного пространства, люди нашли место для крохотных зеленых лужаек, кругом потрясающие цветы, причудливые деревья, аккуратно постриженные кусты и оплетающие древние стены плети винограда.

Билет в аббатство стоит 8,5 евро. Получаем на русском языке схему и путеводитель по аббатству и продолжаем наш подъем. Всё, что мы видели, трудно описать словами. Строгость и готическая красота башен и сводов, крутизна переходов и лестниц, игривость крытой галереи, которую от внутреннего квадратной формы зеленого дворика отделяют два ряда тонких изящных колонн.

Внутренний дворик в аббатствеПотрясает, знаете что? Потрясает то, что люди, начинавшие это строить, заранее понимали, что ни они, ни их ближайшие потомки не увидят той красоты, которую они замышляли. Потрясает гениальность и в то же время простота и рациональность архитектурных решений. Не представляю, как и чем можно измерить труд многих поколений строителей, сумевших при средневековом уровне технологий материализовать архитектурную мысль и донести до нас сие Чудо.

В 1897 году в Мон-Сен-Мишель на башне собора был установлен неоготический шпиль, а на нём — позолоченная фигура Михаила-архангела. С тех пор облик города и самого аббатства неизменны.

После окончания Столетней войны Мон-Сен-Мишель постепенно приходил в упадок, и ко времени Великой Французской революции был почти заброшен. Монастырь был закрыт и долгое время использовался как тюрьма (французы любили устраивать тюрьмы на островах). По иронии судьбы остров в ту пору переименовали в Mon Lidre (Гора Свободы), а содержались здесь государственные преступники Франции — политические противники сначала Первой Республики, а потом и Второй империи. Тюрьму называли провинциальной Бастилией — в Париже-то революционеры Бастилию снесли, а потребность в тюрьмах отнюдь не снизилась, а даже наоборот — выросла многократно.

Неоготический шпиль аббатстваВ 1874 г остров был провозглашен памятником истории и вскоре стал доступен для туристов. Монахи вернулись на остров только 1966 г., и около полусотни их постоянно проживают здесь и сейчас.

Вечером прощальная прогулка по Сен-Мало. Погода чудесным образом изменилась в самую лучшую сторону, засияло солнце, и море приобрело свой знаменитый изумрудный оттенок. На машине подъехали на мыс в южной части города (район Сен-Серван, на котором обнаружены остатки укреплений ещё доримского периода!). Вид великолепный. Море с трех сторон. Справа через бухту освещенный солнцем Сен-Мало, прямо бесконечное изумрудное море с сотнями яхт с разноцветными парусами, уходящими и приходящими океанскими кораблями (Кстати, видели наш архангельский сухогруз «Механик Минин»).

Флаги мемориала в Сен-МалоПоднялись к мемориалу победителям во II Мировой войне, и тут нас ожидало большое разочарование. На высоких флагштоках, рядом с мемориальной доской на скале, развевались флаги стран-победительниц — США, Великобритании, Франции, Канады и пятый — даже не знаю, чей. Ни флага Советского Союза, ни России не было. Обидно! Неужели французы, действительно, так и думают?

А ведь известна шутка фельдмаршала Кейтеля, от лица нацистской Германии подписавшего пакт о безоговорочной капитуляции. Увидев в числе стран, подписывающих договор с противной стороны Францию, Кейтель спросил: «Они что, тоже нас победили?» Не ручаюсь за дословность, но смысл именно таков.

© Фото: Владимир Городзейский (кроме отмеченного дополнительно)

Опубликовано: 21.03.2014
Если вы обнаружили ошибку в тексте, выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить администрации сайта!

Комментарии (1)


Прохожий
44 недели назад

Re: Сен-Мало и его окрестности

В окрестностях Сен-Мало можно пройти под крепостными валами через несколько ворот и выйти на открытый берег, представляющий собой огромный песчаный пляж, протянувшийся далеко на восток.

Добавить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.