Сообщить об ошибке

Если у вас есть комментарии к тексту, который содержит ошибку, укажите их в этом поле. В противном случае оставьте поле пустым.

Вход на сайт

Регистрация
Потеряли пароль?
Что такое OpenID?

Регистрация на сайте

Информация об учетной записи
Существующий адрес электронной почты. Все почтовые сообщения с сайта будут отсылаться на этот адрес. Адрес электронной почты не будет публиковаться и будет использован только по вашему желанию: для восстановления пароля или для получения новостей и уведомлений по электронной почте.
Укажите пароль для новой учетной записи в обоих полях.

совет путешественнику

Нью-Йорк. Фото с сайта fullhdoboi.ru

Моя поездка в Нью-Йорк оказалась более чем удачной.  И я спешу поделиться опытом с теми, кто только планирует посетить Город большого яблока.

сегодня

27 ноября
День морской пехоты в России
День морской пехоты

27 ноября – День морской пехоты в России. Праздник отмечается в память Указа Петра I о создании первого в России «полка морских солдат», изданном 27 ноября 1705 года.

Ярославль — город, Славящий Солнце


Достопримечательности и история Ярославля

Среди массы прочих версий по поводу авторства, есть одна, о которой я расскажу.

Помните главных героев «Слова»? Князь Игорь Святославович из Новгорода-Северского и его жена Ярославна. Как ни странно, Ярославна — это отчество, а имя княгини — Евфросинья. Евфросинья Ярославовна, дочь князя Ярослава Осмомысла из Галицка.

Есть мнение, что автор «Слова» это — Ярославна, то есть сама княгиня. Она была из рода Рюриковичей, по материнской линии — внучка Юрия Долгорукого, правнучка Владимира Мономаха, праправправнучка Ярослава Мудрого, очень образованная, начитанная, мудрая. А сказитель «Слова» был не только талантлив, но и светски образован, мог на равных общаться с князьями — вряд ли это был простой монах, или сказочник-поэт. Многие сцены, например сражения — написаны по-женски: немного наивно, слишком эмоционально и не по-мужски: бездетально. «Обида вступила девою», кричат в полуночи телеги, словно лебеди вспуганные«, «храбрые сердца из крепкого булата вскованы».

А плач Ярославны на стене Путивля? Кто кроме неё самой мог знать такие детали как содержание разговора с Ветром, с Солнцем? Да и сам плач у неё непростой. В древнем русском языке были такие слова, которые произнесённые вслух, могли совершать чудеса. Эти слова дошли и до нас, их знают бабушки-знахарки — например, во все древнеславянские целительные практики непременно входили особые заговорные слова, с которыми необходимо было обращаться с большой осторожностью. Эти слова содержали в себе огромную силу, которую не следовало будить без особой на то необходимости. Молящаяся за мужа Ярославна знала эту Связь, она разговаривает с Ветрилом и Тресветлым Солнцем, как с живыми и разумными, и они ей действительно помогают. А словесные формулы, с помощью которых можно совершать невозможное, знали далеко не все — только избранные, только посвящённые.

Каждое слово в «Слове» — это драгоценность. Никто из современных исследователей «Слова» не понимает и не может перевести фразу: «За ним кликну Карна, и Жля поскочи по Руской земли смагу людем мычючи в пламяне розе». И таких примеров по всему текстов много. Культура наша настолько древняя — что от неё остались не то что обломки, не то что кусочки, а просто пылинки. И даже к этим «пылинкам» мы относимся небрежно, свысока, пренебрежительно. Я сейчас имею в виду русские музеи по всей стране, в которых собраны дошедшие до нас знаки в виде узоров на костюмах, полотенчиках, украшениях, боках глиняных чашек, деревянных прялок и т.д.. Эти музеи — крошечны, раскиданы, находятся на правах второсортных филиалов при крупных музеях. Да что там говорить — в Москве нет Русского этнографического музея.

Мусин-Пушкин успел сделать список с древней поэмы. Через несколько лет его богатейшее собрание древнерусских рукописей, собранное в его московском доме, исчезнет в пожаре. Конечно же, случайном.

Мы долго ходили по выставке, очень понравились также и её последние залы: там собраны старенькие всевозможные детские буквари и азбуки, школьные портфели. В одном углу был насыпан горох на полу и стоял пучок розг — так раньше наказывали двоечников. Такое устрашение и правда, впечатляет. А ещё понравился ранец, сплетённый из бересты. Какой-нибудь деревенский пацанчик ходил, небось, с таким на уроки куда-нибудь за несколько километров в школу в соседнюю деревню.

Уже на выходе я поинтересовалась у смотрительницы выставки, а где же находится знаменитая золоченая карета Мельгунова? В эту карету — музейный экспонат, надо заметить! — садятся.... До сих пор какие-то люди удостаиваются чести постоять на её подножке, а самые избранные попадают внутрь.... Мне сказали, что нам нужно посетить экспозицию «История края», но в данный момент она на ремонте.

Вышли с выставки и сели на близлежащую лавочку. Правда сели не все — некоторые залегли на неё с печальным выражением на лице и криками «Как я устал, как я хочу есть». Наша лавочка окаймляла край сувенирно-кафешечной площадки. Туристическая толпа в виде длинного хвоста, выстроившаяся за пирожками и кофе нам не понравилась. Мы купили по вкусному ярославскому мороженому (всегда стараемся покупать только местное) и разделились по интересам: муж улёгся восстанавливать свои мужские силы на облюбованную лавочку, а я на остатках женских понеслась обратно на выставку, чтобы пофотографировать (докупила отдельно билетик и договорилась с музейщицами, чтобы пропустили), а потом помчалась в сувенирные палатки, за ярославской майоликой!

Ярославская майоликаЕщё давно, года три назад, в Переяславле-Залесском, мне невероятно приглянулась толстенькая пупырчатая, очень тщательно и тонко расписанная оттенками зелёного, квакушка на одном из сувенирных лотков. Я её тогда не купила, но запомнила. И однажды в Москве, в одном громадном :-) магазине на Павелецкой я увидела фигурки со знакомой тщательной разноцветной росписью, а главное в большом и интересном ассортименте. Первый вопрос, который я задала продавщице, был: «А кто их делает, кто?» Она ответила: «Это Ярославль делает, ярославская майолика».

Так я познакомилась с ярославской майоликой и это была та ниточка, за которую я вытащила из Интернета много интересной информации. Я не буду вдаваться в особые подробности, главное, что нужно понимать — это мелкая пластика, т.е. раскрашенные фигурки, и они сделаны из красной глины. При этом фигурки выглядят как фарфоровые — они легкие, изящно сделанные и белые. Очень тонкая роспись — даже, например, у ма-а-ленькой фигурки ангелочка будут выписаны тонюсенькие завитушки и еле заметные реснички. Палитра красок — разноцветная. Фигурки могут быть совсем миниатюрными, средними, в меру большими. Ярославскую майолику нельзя сравнивать ни с разноцветной Гжелью, ни с Дулёво — совсем другой характер лепки и росписи и возможностей ассортимента.

Ярославская майолика — это не народный промысел, а удачное воплощение идеи одних ярославского художника и ярославской художницы, которые, оставшись не у дел в «перестройку» решили открыть художественную мастерскую малой пластики. А то, что ярославская майолика стала такой невероятно популярной — это заслуга, понятно их таланта, а также и древнего ярославского изразца, который служит азбукой для художников, расписывающих майолику. На нём они «воспитывают» свой глаз и вкус, именно его формы, линии и цветовая гамма помогают избежать китча. Майолик-то много, а ярославская — одна. Придумывают форму и роспись — художники, расписывают — живописцы. Используют местную глину, лепят, обжигают, расписывают. После росписи — ещё один обжиг, и тогда уже краски вплавляются в эмаль, она становится блестящей (до этого была матовой) и получается уже готовое изделие. А главное отличие от фарфора заключается в цвете эмали — она более тёплая, а у фарфора холодная. И за это её уже очень ценят коллекционеры.

Перечислить всё разнообразие фигурок сложно — это котики, лягушки, козы, медведи, крыски, лошадки, Дед Морозы, Арлекины, Петрушки с бубенчиками на шапке, ангелочки, девочки, мальчики, колокольчики и т.д. Цены — ммм, в Москве — точно не разбежишься, здесь в Ярославле в монастыре — более приемлемые. Я приобрела миниатюрные фигурки — новогодние игрушки на золотых ниточках. Я знала, что у них ещё есть магазин от мастерской, где-то на ул. Советской, но забыла номер дома (№ 17) и спросила у продавщицы: «А где ещё можно купить ярославскую майолику». Но она на честном голубом глазу, заверила, что «нигде, только здесь». А в магазине, возможно, цены более доступные.

Последнее, что мы видим в монастыре — это маленькая пасека, ульи которой сделаны как маленькие домики и даже церковь, а сама пасека смотрится как крошечный город

Мы выходим из монастыря, и тут голодный муж, вспомнив восстание, поднятое Савинковым в Ярославле, проникается его духом и предъявляет грозный ультиматум — идём обедать! Я, затаив недовольство, подчиняюсь. Мы идём в направлении нашей машины, припаркованной на бульваре за театром. Но по ходу дела, заходим на улицу Кирова — центральную пешеходную улицу Ярославля. Эту вымощенную плитками улицу, сравнивают со Старым Арбатом — и зря. Старый Арбат давно утратил свою теплоту и превратился в холодную расчётливую коммерческую улицу. А улица Кирова, как ни странно, напомнила мне почему-то венскую улочку. Не по-русски как-то чисто на ней и уютно, два ряда деревьев растут почти прямо из-под брусчатки. А главное, в расслабленно гуляющей по ней толпе, русских — процентов 10, а все остальные иностранцы — надо же какой популярностью пользуется Ярославль.

Мы всё время крутим головами в поисках чего-то вкусного. Я помнила, что мы оставили машину неподалёку от какого-то ресторанчика под названием то ли «Поплавок», то ли «Погребок». Но мы уже подошли к театру, обошли его, и сразу за ним, на большом зелёном бульваре муж видит кафе «Премьер» и устремляется туда. Я крайне недовольна. Два шага осталось до моего «Поплавка», а мы уже засели на открытой летней веранде под деревьями. Мне почему-то кажется, что в таких забегаловках вряд ли накормят вкусно, поэтому я вредно лоббирую свой вариант. Голодный донельзя муж упирается. А мне так обидно становится за свой «Поплавок», что мы два раза уже меняем столик — рядом с одним стоят музыкальные колонки и у меня оглохли уши, а за вторым на меня несёт копчёным ветром от мангала. Да и третий столик, мне тоже не нравится, не нравится, он плохой, вот в «Поплавке» точно гораздо лучше, гораздо — но нам уже несут заказанное. Самое удивительное — оказалось более чем достойно. Всё очень вкусно, и особенно малиновый коблер и молочный коктейль. Да и внутри по интерьеру чувствуется, что это очень приличное кафе — так что будет проходить мимо, перефразируя известную национальную поговорку — «не проходите мимо». Вообще в Ярославле нет проблемы, где поесть — только в одном путеводителе перекусочных адресов было на две страницы.

Время у нас ещё есть, но не так много, поэтому мы садимся в машину и едем к двум храмам, которые надо обязательно посмотреть — Церковь Рождества Христова и Церковь Николы Надеина.

НатА, 2007 г.

© Фото НатА
Наш сайт: www.pamsik.ru — здесь размещены другие наши рассказы и фото.
Наши контакты: pamsik@bk.ru.
При использовании наших текстов — гиперссылка на сайт и указание имя автора — НатА — обязательны.

Опубликовано: 18.02.2009
Если вы обнаружили ошибку в тексте, выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить администрации сайта!

Комментарии (3)


Евген
8 лет назад

Re: Ярославль — город, Славящий Солнце

Спасибо за подробный рассказ про Ярославль. Планируем поездку, ваша информация будет очень полезна


Наталья
8 лет назад

Re: Ярославль — город, Славящий Солнце

Ярославль - прекрасный город. Не сомневаюсь, что он вам понравится))


8 лет назад

Re: Ярославль — город, Славящий Солнце

"Не успела огромная лимонная круглая луна показаться на сизом небе, так её уже стукнуло по боку, как бильярдный шар, рассветное персиковое солнце" - потрясающая фраза, точное ощущение от такой ночи.

Добавить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.