Сообщить об ошибке

Если у вас есть комментарии к тексту, который содержит ошибку, укажите их в этом поле. В противном случае оставьте поле пустым.

Вход на сайт

Регистрация
Потеряли пароль?
Что такое OpenID?

Регистрация на сайте

Информация об учетной записи
Существующий адрес электронной почты. Все почтовые сообщения с сайта будут отсылаться на этот адрес. Адрес электронной почты не будет публиковаться и будет использован только по вашему желанию: для восстановления пароля или для получения новостей и уведомлений по электронной почте.
Укажите пароль для новой учетной записи в обоих полях.

совет путешественнику

Аудирование. Фото с сайта vsemogu-vseznayu.ru

Начиная изучение какого-либо языка, мы мотивируем себя тем, что через некоторое время сможем свободно общаться с иностранцами. Согласитесь, это умение дорогого стоит, особенно в самостоятельном заграничном путешествии.

сегодня

22 августа
Тайланд
Запретили использовать слонов для передвижения по городским улицам

22 августа 2002 года власти Таиланда запретили использовать слонов для передвижения по городским улицам. Решение принято с целью обеспечения безопасности, как водителей автомобилей, так и самих слонов.

В объятиях тайфуна. Возвращение на Большую Землю


Из цикла «С севера на юг вдоль восточного берега России». Часть 23

День двадцатый, 23 сентября

Какой большой ветер
напал на наш остров,
с домишек сдул крыши,
как с молока — пену.
(Новелла Матвеева)

Ночь прошла на удивление спокойно, почти без надоедливой качки, казалось, что зловещий тайфун унесся куда-то вдаль, и мы благополучно продолжим наше увлекательное путешествие, но когда еще на рассвете я поднялся на мостик, то увидел уставшее осунувшееся с покрасневшими глазами лицо нашего капитана. Все было по-прежнему плохо.

Александр Николаевич всю долгую и, как оказалось, беспокойную ночь провел на своем рабочем месте. Экран монитора, на котором отражался маршрут судна, был весь исчерчен короткими, в том масштабе, который был задан, красными ломаными линиями, мечущимися от северного края Симушира до южного. Я попытался их посчитать, но на втором десятке сбился. Оказалось, что шторм все еще бушевал, но он был где-то там за спасительным островом, здесь же о нем напоминали только крупные волны, по которым с великим искусством скользил «Профессор Хромов» таким образом, чтобы не доставлять особых проблем уважаемым гостям.

Судно, конечно, качалось, но это было как-то очень интеллигентно, не сбивая нас с ног и не сбрасывая вещей на пол. Даже в ресторане можно было спокойно поесть, а о качке напоминали только стеклянные емкости с соками, которые причудливо меняли в них свое положение.

Я не знаю,   какой это угол наклона судна, но он  не мал и очевиденПосле завтрака Нэтан проинформировал нас о том, что мы находимся в зоне жестокой непогоды с весьма характерным именем «тайфун Рока», который образовался в Тихом океане, южнее Японии. 22 сентября тайфун господствовал в Японии, где его жертвами стали семь человек, столько же на то время числилось пропавшими без вести. И вот уже второй день он с разрушительной силой гуляет по Курилам, но это и не удивительно, учитывая его силу: скорость ветра до 29 метров в секунду, скорость передвижения тайфуна 32 узла, что в переводе на метрические меры означает около 60 километров в час.

Тайфуну удалось прилично похозяйствовать в обоих портах южных островов, и даже если бы мы осмелились попытаться высадиться в Курильске или Южно-Курильске, у нас бы это просто не получилось. Надо заметить, что дня через три после окончания нашего круиза я прочитал в одной из сахалинских газет, что оба курильских порта все еще закрыты.

До самого обеда наш корабль продолжал свои неторопливые прогулки вверх-вниз. Таких невольных пленников непогоды оказалось восемь судов, поэтому задачей капитана было не только обеспечение более или менее комфортных условий для пассажиров, но и, говоря казенным языком, соблюдение правил безопасного судовождения, чему совсем не способствовала низкая сплошная облачность и достаточно плотный туман. Наконец, ветер стал стихать, штурманом был проложен самый безопасный маршрут, и наш корабль, распростившись с защитившим нас островом, на котором нам так и не удалось побывать, направился в сторону Сахалина.

К вечеру почти совсем распогодилось, сквозь облака удалось пробиться солнышку и нам удалось насладиться прекрасным закатом, которому совсем даже не мешало бурлящее за бортом море.

День двадцать первый, 24 сентября. Возвращение на Большую Землю

И вблизи и вдали — все вода да вода.
Плыть в широтах любых нам, вздыхая о ком-то.
Ах, питомцы Земли, как мы рады¸ когда
На локаторе вспыхнет мерцающий контур!
Над крутыми волнами в ненастные дни,
И в тропический штиль, и в полярном тумане
Нас своими огнями все манят они.
Острова в океане, острова в океане
(Александр Городницкий)

Утро встретило нас безоблачным небом и совершенно спокойным морем. Казалось, что тайфун Рока нам просто привиделся, ну не может такого быть, чтобы последние два дня нас так мотало и швыряло, а сегодня все оказалось тихо и спокойно. Обычные капризы погоды, скажете вы, и, наверное, это действительно так, но от этого не легче, поскольку «Профессор Хромов» держал курс в сторону Сахалина.

Экспедиционная программа, которая существенно изменилась в худшую сторону — но с этим ничего не поделаешь, со стихией не поспоришь — была закончена, и нам осталось только подвести ее итоги, тем более, что времени у нас свободного было много, до конечной цели — порта Корсаков — надо было идти около суток.

Итак, что же нам дало участие в путешествии с таким привлекательным названием, как «Жемчужина Дальнего Востока России»?

В течение двадцати дней мы постоянно любовались то спокойным, то бурлящим морем, встречали рассветы и провожали закаты, которые в северном море выглядят совсем по-особенному, любовались курящимися вулканами и отвесными берегами безжизненных островов, купались в горячих термальных источниках и были свидетелями вечного таинства природы, наблюдая за рыбой, стремящейся на нерест, птицами, выкармливающих птенцов на таких отвесных скалах, что при одном только взгляде на них начинает кружиться голова, или морскими львами и котиками, выращивающих свое потомство среди камней и песка.

Оставив за спиной более 2500 километров, мы совершили десятки высадок на побережьях Чукотки и Камчатки, Командорских и Курильских островов и вот добрались почти до Сахалина, смогли побывать практически во всех природных зонах нашей родины, от заполярной тундры до тайги, побывали и в лесотундре, и в каменистой пустыне, на горных лугах и вечной мерзлоте.

Богатейший растительный мир предстал перед нами — деревья от карликовых, стелющихся по земле, кедров, ольхи и берез, от густого криволесья и гигантских переплетшихся зарослей кустарников, через которые почти невозможно пробираться, до величественных, вздымающих свои кроны вверх лиственных и хвойных великанов. Разноцветные лишайники и мхи приполярной тундры постепенно сменялись на лужайки, заросшие многоцветием ирисов и рододендронов, желтых и красных маков, синих крупных цветков синюхи, голубых незабудок, белых звездочек триад и ясколок, малиновых, желтых, белых и коричнево-красных камнеломок, а уж ягод и грибов нам попалось просто великое множество.

А уж какое только зверье не встретилось нам по пути — гигантские киты красиво взмахивали своими хвостами и практически без брызг уходили в морскую глубину, косатки грациозно плыли параллельными курсами с кораблем по безбрежному морю, демонстрируя свое белоснежное горло и белые пятна около глаз, а их знаменитый треугольный огромный, черный, как смоль, плавник несгибаемо торчал вверх; десятки морских львов в попытке испугать и прогнать нас от своих семей, нежащихся на каменистом берегу, одновременно выныривали из-под воды с разинутыми ревущими пастями, заполненными огромными зубами; каланы — самые маленькие морские животные, бесценные из-за своего уникального меха, плавали на спине, обнимая ластами крошечных детенышей; любопытные до невозможности морские котики и кольчатые нерпы не ныряли под воду до тех пор, пока лодка почти не касалась своим носом их боков. Маленькие медвежата без устали резвились на крутой осыпи, в то время как их мать терпеливо стояла рядом или бродила вокруг своего семейства, молодые песцы устроили игру в «пятнашки» прямо на самом берегу, в то время как их одинокий собрат свернулся в клубок на разогретых подземным теплом камнях на расстоянии буквально протянутой руки; длиннохвостые суслики со смешным прозвищем «евражки» терпеливо стояли столбиками и только блестящие глаза свидетельствовали, что это настоящие дикие животные…

Но более всего, конечно, потрясали птицы — миллионы их в различных нарядах летали, плавали, ныряли, кормили птенцов и просто сидели на скалах многочисленных птичьих базаров, которые были везде — и на северных Чукотских берегах, и на более южных Курильских островах — на каждой скале, где только представлялась возможность построить гнездо и где не было опасности со стороны летающих или лазающих врагов, тут же селились десятки, сотни, тысячи семейств чаек, бакланов, чистиков, кайр, тупиков и других водоплавающих пернатых. А самая большая птица в мире белоплечий орлан неторопливо взмахивала гигантскими крыльями и внешне неспешно, а на самом деле очень быстро, улетала от нас в сторону низко висящего солнца.

Да, еще рыбы — и те, которых мы видели в нерестовых реках, отставшие от основного потока, обессилившие с ободранными боками, но все равно пытающиеся добраться туда, куда ведет их инстинкт, чтобы отметать там икру и погибнуть, и те, которых ловили наши матросы на любой якорной стоянке — в основном, треска и камбала — но, сколько же их там, в глубине, если каждый заброс самой примитивной удочки, которую человек использует с доисторических времен, куска лески с грузилом и крючком, приводит к почти моментальной поклевке.

Ну и, наконец, самый главный итог — нам очень повезло, что мы побывали в таких краях, на таких окраинах нашей родины, где не просто никто не живет, а где практически никто и не бывает, образно говоря, где не ступает нога человека. Нам удалось окунуться в ту первозданную природу, которой почти не осталось на нашем перенаселенном шарике, мы видели, как тяжело природа залечивает раны, нанесенные ей человеческой деятельностью, и еще раз осознали, как бережно надо относиться к тому, что досталось нам в наследство от предшествующих поколений.

Конечно, жаль, что из-за капризов погоды полностью испорчены последние дни, отменены высадки на трех островах. Нам так и не удалось побывать на южных Курилах, понять, что же так манит туда японцев, что они, пренебрегая всеми решениями мирового сообщества и здравым смыслом, требуют возврата им исконных русских территорий. Несомненно, все Курильские острова, на которых мы побывали, совершенно заброшены и необитаемы, хотя еще в недавнем прошлом на них жили и работали люди.

К сожалению, нам не пришлось пройти проливом, отделяющим Хоккайдо от российских островов. По некоторым отзывам, размещенным в Интернете, в темное время суток японская сторона буквально залита электрическим светом, в то время как на российской стороне не светит ни один огонек. Возможно, это действительно так, наверное, не последнюю роль во всем этом играет наша бесхозяйственность, а, может быть, и отдаленность этих островов от центральных районов России, но все равно эти острова наши и отдавать их было бы просто преступлением. Самым разумным было бы вложить деньги в создание достойных условий для проживания там людей, а уж любые вложения вернутся назад в кратчайшее время, богатейшие биоресурсы региона воздадут свое сторицей.

Вот какие мысли пришли мне в голову в заключительный день нашего долгого путешествия.

Но не только я занимался анализом своих впечатлений. Во второй половине дня нас пригласили на заключительный брифинг, посвященный полному подведению итогов экспедиции — так было анонсировано это мероприятие. Продолжался он не долго, самым интересным и запоминающимся был показ слайд-шоу о путешествии, подготовленный нашими организаторами. Надо отметить, что им удалось нас вначале обрадовать высоким качеством представленных фотографий, а затем неприятно удивить требованием заплатить за этот материал некоторую денежную сумму, что и пришлось сделать.

А затем был заключительный ужин и последний вечер на палубе под звездным небом.

День двадцать второй. 25 сентября. Остров Сахалин. Порт Корсаков

(46о4,0' Северной широты, 142о45,0' Восточной долготы)

А почта с пересадками летит с материка
До самой дальней гавани Союза,
Где я бросаю камешки с крутого бережка
Далекого пролива Лаперуза.
(Михаил Танич, Ян Френкель)

Рано утром над горизонтом неясной темной возвышенностью показалась земля. По мере приближения стало очевидно, что «Профессор Хромов» приближается к городу, расположенному на окружающих сопках.

Прямо по курсу - земляНа берегу работают портальные краны


Вот четко проявились на фоне ясного неба непонятные черные черточки, расположенные под различными углами друг к другу, которые постепенно трансформировались в неподвижные стрелы портовых кранов.

Начался последний завтрак, а когда мы вновь поднялись на палубу, то увидели единственных встречающих нас — стаю бездомных собак, что показалось весьма и весьма символичным.

Видны здания порта Корсаков Вот такие вот <nobr>встречающие</nobr> ожидали нас на причале


Вскоре подъехал большой автобус, и началась беспокойная и суматошная посадка с какими-то урывистыми прощаниями, даже сфотографироваться не успели с людьми, еще совсем недавно незнакомыми, но ставшими почти родными, я имею в виду экипаж судна, с обменом адресами и обещаниями обязательно встретиться, и долгое махание руками, пока автобус не повернул за ближайший угол.

Морская часть нашего путешествия была закончена, впереди у нас было еще несколько дней знакомства с островом Сахалин.

(Продолжение следует)

© Фото автора

Опубликовано: 27.08.2012
Если вы обнаружили ошибку в тексте, выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить администрации сайта!

Добавить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.