Сообщить об ошибке

Если у вас есть комментарии к тексту, который содержит ошибку, укажите их в этом поле. В противном случае оставьте поле пустым.

Вход на сайт

Регистрация
Потеряли пароль?
Что такое OpenID?

Регистрация на сайте

Информация об учетной записи
Существующий адрес электронной почты. Все почтовые сообщения с сайта будут отсылаться на этот адрес. Адрес электронной почты не будет публиковаться и будет использован только по вашему желанию: для восстановления пароля или для получения новостей и уведомлений по электронной почте.
Укажите пароль для новой учетной записи в обоих полях.

совет путешественнику

Авиаперевозка животного. Фото с сайта zooblog.ru (автор фото Marina Lystseva)

Перевозка любого животного считается нестандартной и строго регламентируется каждой страной. Ввоз животных в некоторые страны мира вообще запрещается

сегодня

24 мая
Прошел первый конкурс песни Евровидения
Прошел первый конкурс песни Евровидения

24 мая 1956 года в швейцарском городе Лугано прошел первый конкурс песни Евровидения. В конкурсе приняли участие представители Бельгии, Голландии, Италии, Люксембург, Франции, ФРГ, Швейцарии. Победительницей конкурса стала швейцарка Лиз Ассиа.

Удачная рыбалка


Из цикла «Истории мыса Тык»

Удачная рыбалка

Ход горбуши. Фото animals.9vds.ruПрилетел как-то на полигон вертолет Ми-6. Меня привез. Из снабжения кое-чего. Как раз в пятницу. Полетам отбой. Вертолет зачехлили. Экипаж — 6 человек и я — в гостинице разместились. Я — на месяц, вертолетчики — до понедельника.

Командир экипажа и я с литром спирта к Губернатору пошли. Уважение оказывать. Он Паше команду дал: ужин спроворить.

На камбузе свежую горбушу пожарили. Отдельно — требуху и молоки. Язык проглотишь. Грамм по сто пропустили. Матвей Иванович командиру говорит:
— Сейчас спать завалитесь или спирта натрескаетесь. Ни пользы, ни прибыли. Поезжайте на рыбалку. Сейчас горбуша прет — валом.
— Так ведь нерест, Матвей Иванович. Рыбнадзор поймает — мало не покажется!
— Это верно! 100 рэ за штуку. Отдельно за икру и за орудия лова. Вы же с неводом поедете?
— Ага! Поедем! Как же! А с нас потом штаны спустят.
— Не спустят. Вы на территории полигона ловить будете. А на территорию полигона вход посторонним — строго Вэ!
— А где границы полигона?
— Где я скажу — там и территория. Инструкция полетов на полигоне — секретная. Я не стану ее всякому рыбнадзору показывать. Так что поезжайте. Не пожалеете.

Меня долго уговаривать не надо было. Выпросил у Паши резиновые сапоги 47 размера. Впрыгнул в них с разбега и на машину. Дал нам Матвей Иванович вездеход — Зил-157. На него погрузили 4-весельный ялик, в ялик невод положили — метров 150 длиной. Расселись по бортам и поехали.

Ехали минут тридцать. Темнеть стало. Приехали на речку. Уанди называется. И кто ее только речкой назвал. Полтора метра шириной и глубины соответствующей.

— И это река? — спросил я у прапорщика Володина.
— Река, — ответил он. — Только сейчас отлив. А так, в прилив, и до 20 метров будет. И глубина метра три.
— Это другое дело. А когда прилив начнется?
— К утру поближе.
— А что же мы сейчас приперлись?
— Еще неизвестно, будет сегодня ход или нет. А сейчас…. Вот смотри.

Он включил довольно сильный фонарик и стал водить им над водой. То тут, то там засверкали отраженным светом яркие точки, которые тут же бросились врассыпную. Возле некоторых из них заплескала вода. Сергей Володин кинулся к такому бурунчику и ударил по воде ногой. На берег вылетела серебристая рыбина. Осталось только подхватить ее и сунуть в мешок.

Часа два мы занимались рыбным футболом и таскали маленький бредешок. Собрали на берегу мешка два горбуши. Но и рыба скоро смекнула, что лучше на дно залечь — урону меньше. Самый опытный из нас, штурман вертолета, спасаясь от тумана, шапку-треух надел. Одно ухо в сторону торчало. Это придавало ему вид бывалого браконьера. Он всем и распоряжался. Видя, что рыба исчезла, предложил собираться домой. Ну, домой так домой.

Пока они остатки закуски-выпивки собирали, я к устью спустился. Рассвет брезжить стал. Небо посерело, воду стало видно. Солнце за спиной из-за Сахалина вот-вот выйдет. Гляжу в воду, а там, где речка с проливом сливается, дно черное. Я к нашим рыбакам.
— Рыба, — говорю, — в устье стоит. Слышит, как мы тут злодействуем, и не поднимается в реку. Боится.
Опытный наш пошел, глянул:
— Нет, это камни такие, черные.
Я свое гну:
— Спускаем ялик на воду и неводом от реки в море прогребем. Потом назад.

Еле уговорил. Спустили ял. Трое в него сели и рыбу от реки отсекли. Сделали полукруг на веслах и второй конец сети на берег выбросили. Тянем. Ничего. Опытный, в треухе своем, смеется и на меня пальцем показывает. Но тут невод смыкаться стал и к берегу подтягивается. Вода в нем закипела.

Столько рыбы не то что я, а и опытный наш в жизни не видели. Ял в машину забросили, его корма на метр из кузова выглядывала. Стали рыбу в ял кидать, по самые борта набросали. Сверху неводом прикрыли. Только штурманец в треухе носится, сам бледный и приговаривает:
— Посодют нас! Ох, как Бог свят, посодют…

Пошел я руки от чешуи рыбной отмыть. Зашел в воду, что через край в сапоги потекла. А вода-то теплой показалась. Тихо. Нигде волна не плеснет. Волны — как мармелад без сахара. Недалеко от берега три скалы в воде. Три местных брата. И мимо сапог моих косяк рыбный в речку струится. Глянул повыше — а там одни спины черные из воды торчат.

Как на полигон приехали, полдня рыбу разделывали и солили. Икру на марле откатывали и в банки складывали. Нехило вышло. По бочке рыбы на участника и по две трехлитровые банки икры на брата, включая Губернатора и Пашу.

Командир вертолета рядом ошивался. Пользы от него никакой не было — подпил мужик прилично. Мы его поспать отправили. У него день рождения, оказывается, случился. Но это уже другая история.

У меня режим

Баня. Фото stroitelstvodomov.comПосле удачной рыбалки Матвей Иванович, Губернатор Северного Сахалина, приказал Паше баньку истопить. В те времена ни один даже самый мелкий начальник без баньки и начальником не считался. И у Губернатора банька была. Особенная. Зимой ноги к полу примерзали (забыл завалинкой обнести), а на полкЕ уши в трубочку скручивались от жара. Зато, если на снег в 30 градусный мороз выскочишь, да в сугроб завалишься — красота! Пока в баньку бежишь, пласт снега по спине ползет и ниже поясницы ледяной хвост намерзает. Перед тем, как на полок нырять, с треском хвост обламывали. В общем, такой контраст получался — надолго запомнишь.

У командира вертолета день рождения был. Решили его в бане отметить. Техник и механик во главе с опытным штурманом в поселок были отряжены — за выпивкой и деликатесами. Паша стол накрыл. Фирменное блюдо: противень жареной картошки с калужатами*. Жареные горбуша, молоки, сердечки, печеночки. Матвей Иванович банку тушенки говяжьей приказал открыть.

Группа обеспечения спиртным по указаниям штурмана закупила две бутылки водки, бутылку коньяка, бутылку вина крепленого и бутылку шампанского. Это на восемь-то человек!? Включая меня и Губернатора. Глянул Матвей Иванович на это изобилие и опечалился. Да и Паша тут же крутится, как не налить?

Попарились, завернулись по-барски в серые простыни — и за стол, командира чествовать. Опытный штурман возле шампанского пристроился. Он, вроде, непьющий, ему и хватило. А остальным по три стопки досталось. А закуси — море. Все рыбное, все вкусное и много.

Видит Матвей Иванович, что наливать, вроде как, перестали. Для верности во все тумбочки заглянул. Вздохнул и говорит:
— Ну, вы молодежь, гуляйте, ешьте, ПЕЙТЕ. А у меня режим, пора!

С тем в «Уазик» сел и домой поехал. Посидели мы, покурили и давай к Паше приставать.
— Паша! Как бы нам спиртиком разжиться? Мы же знаем, у Матвея в кабинете есть.
— Да не знаю я, где.
— Ладно тебе. Не знает он! Ты кабинет открой, мы найдем. По соточке еще плеснем и на место поставим. Он и не увидит.
— Ага, не увидит. Он и метку поставить может.

Пока экипаж с Пашей препирался, я брюки надел и к дежурному по части пошел. Оттуда Губернатору домой позвонил и суть просьбы экипажа ему изложил, напирая на то, что завтра водкой отдадим.
— Знаю я вас. Отдадут они! Ладно, Пашу позови.

Когда Паша пришел, он долго ему объяснял, где и что. Но Паша, очевидно, проявил редкостную бестолковость, и пришлось Губернатору лично прибыть, чтобы спирту нам выдать. Жена, конечно, ни в какую. Знает, чем такие выдачи кончаются. Так ему даже прикрикнуть на нее пришлось.

А когда приехал, вот тут-то все и началось. Часа через три мы, кто на ногах стоял, грузили бесчувственное тело Губернатора в «Уазик», а Паша, стараясь сидеть ровно, на первой скорости повез его домой.

Фото stroitelstvodomov.com, animals.9vds.ru

Опубликовано: 24.08.2013
Если вы обнаружили ошибку в тексте, выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить администрации сайта!

Добавить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.