Сообщить об ошибке

Если у вас есть комментарии к тексту, который содержит ошибку, укажите их в этом поле. В противном случае оставьте поле пустым.

Вход на сайт

Регистрация
Потеряли пароль?
Что такое OpenID?

Регистрация на сайте

Информация об учетной записи
Существующий адрес электронной почты. Все почтовые сообщения с сайта будут отсылаться на этот адрес. Адрес электронной почты не будет публиковаться и будет использован только по вашему желанию: для восстановления пароля или для получения новостей и уведомлений по электронной почте.
Укажите пароль для новой учетной записи в обоих полях.

совет путешественнику

Ноутбук для путешественника. Фото  с сайта rd.com

Хочу сказать несколько слов о характеристиках ноутбука, который, возможно, вы захотите приобрести, чтобы ощутить себя хозяином своей жизни.

сегодня

25 августа
Открыты западные берега Северной Земли
Открыты западные берега Северной Земли

25 августа 1930 года экспедиция полярников под руководством О. Шмидта и В. Визе на ледокольном пароходе «Георгий Седов» открыла западные берега Северной Земли.

Москва—Санкт-Петербург на пароходе «Лев Доватор»


Круиз «Се­верная Пальмира»

Теплоход «Лев Доватор». Фото vk.comНаступало лето. Деревья на улицах вокруг укутались зеленой листвой. Все чаще задумывались, какое бы задумать путешествие? Знакомые подсказали хорошую идею — круиз на речном пароходе от Москвы до Санкт-Петербурга, иначе «Северная Пальмира».

Вооружившись периодикой на тему «отдых», отыскали свой вариант. Путешествие рассчитано на 7 дней — с заходом на известные острова Кижи, Валаам. Впрочем, заходить ли на один остров, на два, плыть в одну сторону, в другую же возвращаться на поезде, или плыть туда-обратно — все решается в зависимости от свободного времени плюс вложенных средств.

Как ни странно, нам подошел один из самых старых пароходов, носящий имя революционера — «Лев Доватор». Своей уютной, домашней обстановкой он не раз выделялся среди других речных гигантов, пятипалубников, на которых день пролетал незаметно: тут возможны посещения бассейна, фитнесс-салонов, библиотеки… Впрочем, самое главное в подобной поезде — подходящая компания да собеседник для того, чтобы делиться впечатлениями день за днем.

Перебравшись с твердой суши асфальта на слегка качающееся судно, долго не могли поверить в то, что всю следующую неделю на берег сходить лишь предстоит лишь изредка. Пароход скользил по воде. При отплытии — песня «Как провожают пароходы, совсем не так, как поезда, морские медленные волны, не то, что рельсы в два ряда…» На берегу завистливо помахали на прощание.

Позади остаются знакомые места — автомобильный мост Дмитровского шоссе, зеленый мыс… Все, что встречалось на нашем пути, больше не влетало неразделенными фрагментами в окна автомобиля на доли секунды, а медленно, неторопливо входило в поле зрения, отчетливо запоминались детали, отдельные штрихи, черточки. В реке много купающихся, радостно приветствующих белого красавца.

Прохождение шлюза на канале им. Москвы. Фото fotki.yandex.ru (автор alechapkevich)С каютой нам повезло. Окно-витрина позволяло смотреть на ход движения, не выходя на открытый воздух. Впрочем, пока перемещение происходило по узкому каналу Москва-реки, построенному в 1933–37 гг., ветерок был небольшим. Первый день хода посвящен знакомству со шлюзами. Их железные пасти захватывали сразу по несколько суден, удерживали в себе, пока вода не спускалась на 6,8 и даже 12 (под Угличем) метров. Ощущение спуска на уровень такое же, как в спускаемой надувной лодке: кажется вот-вот осядешь на дно.

Вечером заведены открытые танцы на корме. При маневрировании палуба то и дело уходила из-под ног. Впрочем, непривычно только первый день. Скользящий пейзаж выступал как фон. Ощущение своего движения накладывалось на движение самого корабля по воде. Казалось, что вместе с ветром, душа уносилась далеко-далеко, к мерцающим в ночи серебром звездам.

Первая остановка в городе Угличе. Каждый выход на берег — обязательно в сопровождение экскурсии. Кремль, палаты царевича Дмитрия, Успенская церковь… Милая молоденькая девушка-экскурсовод рассказывала о церковных вещах светским языком, вполне доступно. На обратном пути туристы, отведавшие комплексной еды в камбузной кухне, дружно закупали привычные продукты в местных магазинах. Общее настроение сменилось: не хотелось больше никуда бежать. Все больше туристов выходило из отдельных кают на палубы, созерцательно любовались проплывающим пейзажем, откладывали читаемые книги в сторону.

Из канала реки Москвы вошли в Рыбинское водохранилище, где затоплено не одно село, и даже целый город Молога (описано с надрывом переживаний Распутиным в «Прощании с Матерой»). Его протяженность — 120 км, пересекать не один день. Тем более, при нашей максимальной скорости в 23 км в час, без учета течения воды. Глубина небольшая — 5,5 м, зато ширина доходит до 60 км, как у приличного озера. Отделаться от ощущения, что под днищем корабля молчаливо качаются омертвевшие дома, не удается. Чтобы хоть как-то отвлечься, большинство вояжеров отправились на просмотр фильмов в кинозальчик. Кстати, при переменном напряжении работа телевизор исключена, что превращает на период путешествия вполне светских людей в абсолютных дикарей, не сведущих ни в политике, ни в экономике сего часа.

Кирилло-Белозерский монастырь. Фото bogoslov.ruВ Горицах посещаем Кирило-Белозерский монастырь, для ссылки неугодных дворян. Еще сто лет назад эти места считались дикой глушью. Потому-то на этот самый большой по территории монастырь в Европе (!) никогда не нападали. Даже подобраться не могли: далеко идти. Ныне в крепости музей северных икон. Историю создания, школу живописи объясняют местные краеведы. Все разрешено снимать. Добираться до другой жемчужины — Ферапонтова монастыря — на автобусе по сельской дороге — дело утомительное. После серьезной тряски знаменитые фрески Дионисия оставляют сумбурное впечатление. К тому же пора возвращаться на корабль.

Далеко не все остановки — известные исторические места. Вот, например, Свирь-строй — остановка по техническим показателям после целого дня хода. Река Свирь ничем не запомнилась ни современникам, ни их потомкам. Все также из года в год ловят рыбу. Удача — продать ее изредка проплывающим теплоходам — единственным кормилицам всех окрестных сел. В магазинах нечем давать сдачу, приходится подкупать под ноль. Капитан и его подчиненные снимали напряжение игрой в волейбол. Как всегда, выиграли у недавно сколоченной команды пассажиров.

Долгий переход по северным рекам — предвкушение встречи с чем-то великим. Так и есть. После сжатых непроходимыми лесами берегов реки, где несколько часов подряд не встречались деревушки, манил к себе легендарный остров Валаам.

Остров, нарисованный не раз в картинах русских художников, живописен каждым сочетанием деревьев. Прибыли на сказочный остров ранним утром, где нас тут же подхватил старичок, столь захватывающе рассказывающий об острове, что сон как рукой сняло. Уж, не в сказку ли мы попали? Смотрели скиты, узнавали о жизни монахов. Больше поражала не архитектура, а красота природы: камни, лес — все дышит дикостью, каждая ветка словно бы лежит нетронутой много веков. Ощущение отрезанности от мира, оставленной вдали суеты, уединенность настраивают на философский лад. В самой строгой церкви, стоящей без крыши уже 50 лет после бомбежки в войну, усердно молятся монахи. Внутри обсыпана штукатурка, краски облезли: в законопаченном на скорую руку помещении постоянно создавался парниковый эффект. Чтобы попасть внутрь, светские туристы преобразились: женщины принарядились в длинные черные юбки. Мужчины остались при своем: монастырь-то мужской.

Спасо-Преображенский монастырь на Валааме. Фото kuda.suВпрочем, монахи не только молились без пищи и еды по несколько дней, но и ставили своеобразные рекорды Гиннеса. Оставаясь один на один с суровой природы, надеясь только на свою силу, они творили чудеса. Здесь, на суровом северном (!) острове, где сплошь глыбы вулканического происхождения, а уровень земли не бывает глубже 15 см, взирали к нему яблоневые, вишневые сады и даже… вырастали гигантские арбузы!

Откуда-то сверху на нас упал туман. В белом мареве переплыли на соседней остров, вернулись обратно. Остаток времени провели, блаженно раскинувшись на священной земле. Отплытие вечером, секунда в секунду с расписанием.

Ночью проснулись от сильной качки. Чтобы идти по кораблю, надо держаться за поручни (удобства по старинке в коридоре). Встречные эквилибристы сообщили, что если бы волна была на полбала выше, мы превратились в невыездных, застряли на монашеском острове, проводив в путь-дорогу все остальыне 5-этажные корабли.

Утром мы в северной столице — Санкт-Петербурге. Обзорная экскурсия, Смольный собор, Казанский собор хмуро проглядывались через окна запотевшего автобуса — город обсыпало мелким дождем. Вполне европейский город, неприлично стареющий на глазах. Далее — поездка к фонтанам в Петергоф. Фантазии водных брызг и декора из золота. Остаток дня, следующий день — вольная программа. У кого в плане Русский музей, где по совету старичка-лесовичка нужно непременно отыскать картину Куинджи «Березовая роща» с острова Валаама, дабы подставить руку под солнечные лучи, зарядиться положительной энергетикой. У кого — посещение родственников, встреча с друзьями — т. е. полноценный отдых от потока познавательной информации. Катание на речных катерах с известным пивом «Балтика» — больше подошло мужской части компании. Женской — сострадательное кормление голодных, наглых воробьев с руки крошками булочек.

Из цивилизации по собственной воле снова отправились в дебри, там, где уже отметились — Свирь-строй. От смены обстановки у многих участников путешествия вслед за изменением погоды портится настроение. Все начинали понимать, что дорога повернула назад — скоро нужно возвращаться к работе… То там, то здесь слышались непривычные команды: отсылка не по фарватеру и так далее.

Памятник рыбакам Петру и Павлу в Петрозаводске. Фото sergeymila.narod.ru Петрозаводск встречал нас как нельзя более нарядно. Каждый год мэр дарит своим жителям очередной фонтан. Красива набережная из редкого карельского камня. Каменное литье. Выставка под открытым небом подарков от городов-побратимов. Скульптура «Рыбаки Петр и Павел» требовала разгадки, кто есть кто. Памятник «Судьба у каждого человека своя» (столбики разной высоты) в народе приобрел название «Уровень интеллекта».

А шведское «древо желания» с резиновым ухом посередине ствола — объект постоянных покушений. На обработанную специальным раствором сосну приклеены, потом… приварены… 200 колокольчиков счастья. Похоже, что испытанием чести для горожан забава расхватать колокольчики на следующую же ночь после их очередного восстановления на памятнике. Нашептать свое желание на ухо маловато, надо еще «счастье закрепить» добычей красивого литья. Поговаривают, что мэр поставит палатку по продаже колокольчиков: служители вывесят товар на дерево, покупатель снимет самостоятельно по… оплаченному чеку. На ночь к дереву приставят охрану. Вот как непросто! К тому же, у памятника есть ответственная организация, опрометчиво обязавшаяся в течение 25 (!) лет поддерживать памятник в исходном виде.

Насыщенный цвет синего Онежского озера, вода которого по составу почти равна дистиллированной, сопровождал до карельского острова Кижи. 2 деревянные церкви 18 века, известные на весь мир. Палаты зажиточного купца, дом среднего купца, пара мельниц, несколько подсобных домов — вот и весь чудо-град, встречающийся в многочисленных альбомах.

Да, ведь это всего лишь дерево! Правда, серебристая (выжжена солнцем) сосна, чей предел жизни 100 лет, сохранена прослойкой смолы. Все окрестные избы издавна топились по-черному, пар наружу не выпускался; жар убивал грибков, плесень, прочую нечисть, тем самым сохраняя постройку. Ныне музейные экспонаты пропитаны водоотталкивающим веществом.

На острове Кижи. Фото pipcindom.ruНа острове никто не жил. Все молодые экскурсоводы каждый день приезжали сюда на катерах за 10–20 км. Другие служители рассаживались внутри домов изображать народную жизнь: девушки плели бусы из бисера, вышивали белым по белому парадную вышивку, ткали половики на разные стили и лады, например, серые с торчащими кусками — как северный вариант данного рукоделия. Ярче всего отложился в памяти образ девушки, привязавшейся по доброй воле на улице к столбу — плела пояс-оберег. Рядом парнишка вырезал по дереву. В траву по пояс заходить не велено — мол, змеи. Иностранцы верят, а русские брели вглубь, одуревшие от мощного раската колокольного звона.

Накал впечатлений рассеяла Вытегра. На экскурсию к местным достопримечательностям дошла лишь 1/3 состава. Остальные притомились. Поняли, что все самое интересное уже позади. Последовали затяжные походы в местный буфет, долгие ночные разговоры за столиками на свежем воздухе, поиск смысла жизни, обсуждение уже увиденного, услышанного, окончательное знакомство всех со всеми.

Белые ночи закончились в городе Череповце. Погода не позволила оценить высоту местных труб, многочисленные заводы промышленного города. Зато дала отоспаться от ночных баталий. Холодало — все же север. Дневной загар на палубе ушел в прошлое легким воспоминанием.

Последняя остановка перед Москвой — Сосенки. Красивый живописный пляж, на котором собрались команды с десятка теплоходов. Шел турнир по волейболу. Мы выиграли! Вечером — самодельный концерт из написанных в буфете стихов. Репетировали, кстати, последние три дня. Участвовали как взрослые, так и дети. Малыши исполняли оперу «Золушка», «ставили» фонтан «Бахчисарая», изображали паруса. Взрослые изложили версию поэмы о Стеньке Разине. И кто бы мог сказать, что в этих висящих на перилах детях такие таланты? А у этой шумной дамы, вечно недовольной тем, что ей застилают для съемок красивый пейзаж, сильный оперный голос?

Итак, до свидания, просторы и реки, меняющийся пейзаж, где каждый поворот реки достоин быть заснятым на фотопленку. До следующего путешествия… Не повторить такой круиз под летним солнцем, или среди листвы золотой осени невозможно: реализованная единожды мечта о перемещении, настойчиво к тебе вернется, во снах или наяву. «Морские медленные волны не то, что рельсы в два ряда»…

Избранные куплеты из песни самодельной поэмы:
…Заслышав методиста голосок,
Скорей спешим накрыться одеялом.
Хотелось бы вздремнуть еще чуток — часок,
Но льется информация нам шквалом:
Что в ночь прошли, что днем пройдем,
Куда еще придем.
А мы желаем, чтоб на час
Отсрочили подъем.

От редакции:

Путешествие по реке всегда становится увлекательным событием, которое запоминается надолго. Но совсем не обязательно отправляться в длительный речной круиз. Теплоход — прекрасное место, где можно замечательно провести время в кругу друзей и отпраздновать любое праздничное событие — свадьбу, день рождения, корпоративную вечеринку. В последнее время стала пользоваться популярностью такая услуга, как аренда теплоходов в Москве. При заказе теплохода, в первую очередь, нужно отталкиваться от предполагаемого бюджета. Немаловажными факторами является и количество запланированных участников путешествия, а также маршрут. В настоящее время существует несколько разнообразных и интересных маршрутов как в пределах Москвы, так и по подмосковным водохранилищам. К услугам отдыхающих — самые разнообразные корабли вместимостью от 20 до 300 гостей. Все они отличаются отличным сервисом и комфортабельными условиями.

Маруся, 1997 г.

Фото vk.com, fotki.yandex.ru (автор alechapkevich), bogoslov.ru, sergeymila.narod.ru, pipcindom.ru,

Опубликовано: 26.03.2012
Если вы обнаружили ошибку в тексте, выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить администрации сайта!

Добавить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.