Сообщить об ошибке

Если у вас есть комментарии к тексту, который содержит ошибку, укажите их в этом поле. В противном случае оставьте поле пустым.

Вход на сайт

Регистрация
Потеряли пароль?
Что такое OpenID?

Регистрация на сайте

Информация об учетной записи
Существующий адрес электронной почты. Все почтовые сообщения с сайта будут отсылаться на этот адрес. Адрес электронной почты не будет публиковаться и будет использован только по вашему желанию: для восстановления пароля или для получения новостей и уведомлений по электронной почте.
Укажите пароль для новой учетной записи в обоих полях.

совет путешественнику

Подбираем гардероб для зимних видов спорта

Мой монолог мой адресован тем гражданам, которые хотят разобраться в некоторых тонкостях специальной одежды для зимних видов спорта. Определив для себя необходимость покупки такой одежды, приступаем к изучению вопроса.

сегодня

23 мая
День труда на Ямайке
День труда

23 мая – День труда на Ямайке. Этот праздник был впервые отмечен в 1939 году. В этот день жители Ямайки бесплатно работают на благо общества.

Погружение в жизнь Варанаси


Из цикла «В Индии много Индий… Blow. Horn. Намасте!» Часть 18

12 день, 20 октября  2008 г. – понедельник, Варанаси 

Наша лодочная прогулка длилась около 2 часов, и принесла нам массу удовольствия возможностью созерцать природную красоту в тишине и спокойствии без суеты и беготни. Это был живительный перерыв в нашей туристической круговерти. Нас привезли обратно к погребальному гхату Harishchandra, где уже ждал гид.

Улицы Варанаси


Чаевые не являются обязательным элементом туристического обслуживания, но в какой бы стране мы ни были, они везде очень и очень желательны. Однако, подходя к этому вопросу прагматично и считая их необязательными, мы мало когда искренне, от души расстаемся с деньгами, поэтому намек гида о благодарности лодочника мы оставили без внимания. 

Древнейший город в мире, находящийся в 710 км от столицы Индии, быстро развивается. Город представляет интерес не только для пилигримов и туристов, он также является важным коммерческим центром. Учитывая это, наш смуглый и усатый экскурсовод, решил показать нам не только культурные ценности, но и так сказать материальные. Кроме всего прочего город славится своим производством шелка ручной работы.

При внимательном рассмотрении можно увидеть несметное количество лавок, в которых налажено их производство. В разных азиатских странах – это обычная туристическая аттракция, при которой на тебя сразу и в большом количестве обрушивают самые дорогие изделия. Так проверяется ваша платежеспособность с одной стороны, а с другой стороны, товар худшего качества, показанный далее, при оглашении цены, кажется вам наилучшим приобретением. В общем-то, нам ничего не надо было, но что такое женщина и шопинг? Это ведь все непредсказуемо!

Сам процесс прядения шелка мы уже не раз наблюдали: и в Китае, и в Лаосе, и в Камбодже, и в Бирме и во Вьетнаме. В череду стран теперь вошла и Индия. Допотопные станки, небольшое и неухоженное помещение, находящаяся тут же живность – и вот в этих условиях и рождаются произведения искусства! Узкие грязные улочки (раскинь руки - вот и вся ее ширина), красочные овощные лотки, жарящаяся в огромных чанах какая-то снедь, красивая белая корова, многочисленные брадобреи на каждом шагу, смуглые улыбчивые люди  - все это обычная жизнь города.

Гид завел нас в какую-то лавку-прядильню. Обрадованные хозяева буквально горой начали метать перед нами тончайшей работы, переливающиеся всеми цветами радуги, шелковые покрывала. Видя нашу незаинтересованность в крупной покупке, гора покрывал пополнилась  шелковыми пашминами.

Мы с умным видом цокали языками, хвалили товар, но попыток торговаться не делали, так как в этом для нас не было необходимости. Торг на востоке – дело долгое и неспешное, и можно потратить на это много времени и закончить его ненужной покупкой. Угрызений совести мы не испытывали, так как игра – есть игра, а разве это не так? Цены на покрывала были от 100 долларов и выше, а шелковые платки от 1800 рупий (900 рублей).

На третьей лавке мы окончательно поняли, что хотим обратно в отель, так как «голод – не тетка». Выполняя функции Ивана Сусанина, гид вывел нас к рикше, и мы поехали в гостиницу на завтрак. Надо сказать, что расставаясь во время лодочной прогулки с гидом, мы даже не предполагали, как могут развиваться события  дальше. Приехав в отель, мы были ошарашены вопросом гида, кто ему будет платить.

На ресепешн сегодня был другой портье, и он был не в курсе вчерашних переговоров, в любом случае отель не собирался платить. Мы, естественно тоже, так как сделали это уже дома. В ваучере было четко прописана лодочная экскурсия. В холле сидел наш водитель, мы обратились к нему, чтобы он дал гиду телефон принимающей стороны в Дели. Гид пытался наехать на водилу, чтобы тот позвонил сам, но наш «вьюнош» сослался на дорогой для него роуминг и просто дал номер телефона своего босса.

После короткого разговора, гид сказал нам, что его просто «кинули», дальнейшие звонки уже не имели смысла, абонент  стал «вне зоны обслуживания». Нам было жаль, что так получилось, но помочь мы ничем не могли. Гид, явно играя на публику, стал ругать индийскую турфирму, организовавшую наш тур. Он попросил нас сходить в Российское посольство в Дели и написать заявление, о том, что случилось. Чтобы хоть как-то успокоить расстроившегося гида, мы усиленно кивали головами, обещая сразу по прилету в Дели бегом побежать в посольство.

Стоимость услуг мы оплатили дома, наша турфирма перевела эти деньги в Дели, а те должны были также перевести их сюда. На каком-то этапе произошел сбой, и деньги сюда не поступили. Дальнейшие переговоры были не конструктивны, да и время завтрака близилось к концу. Мы попрощались с гидом, принося ему извинения за сложившуюся ситуацию. Он оказался философом и ответил, что все в руках божьих. И был прав, после завтрака мы узнали, что пришел факс, подтверждающий факт оплаты его услуг.

Чуть подпортившееся настроение сразу улучшилось. Не хотелось испытывать чувство вины перед вполне адекватным человеком. Завтрак был накрыт внизу (в отеле есть ресторан и на крыше), хотя это было громко сказано. На завтрак нам предложили традиционное яйцо (2 штуки!), хлопья, сок, тосты и кофе. Вкусить обещанные изыски отельной хлебопекарни и кондитерской нам не удалось. Кстати, в отзыве об этом отеле турист обращал внимание на факт скудного завтрака.

Воспользовавшись тем, что водитель был здесь, мы погрузили наши чемоданы в машину и договорились о времени отъезда. Нам предстояло до вечера осмотреть наземные достопримечательности города. Судя по карте, гостиница находилась достаточно близко от всех мест, которые мы хотели посмотреть. Первым на повестке дня у нас стоял храм Дурги.

Варанаси расположен на западном берегу Ганги, а большинство темплов и гатов расположены в старой части города на реке. Нет ничего удивительного, что Варанаси неоднократно грабили  мусульманские завоеватели, начиная с 11 века. Аурангзеб разрушил большинство храмов во время своего правления в 17 веке, а на их месте построил мечети. Вот почему большинство храмов здесь не старше 300 лет. Не знаю почему, но так замечательно начавшийся день, второй своей половиной дня вызвал у меня жуткое неприятие.

Улицы ВаранасиВавилонское столпотворение города, грязные улицы без тротуаров, повозки, телеги, рикши, другие транспортные средства, от которых постоянно шарахаешься, торговцы, теснота узких переулков, петляющих самым неимоверным способом, и висящий над всем этим шум - все это держало меня в постоянном напряжении.

Изучив карту города, мы как нам показалось, поняли, как идти к храму. Оказалось, что лучше было спросить у местного полицейского, чтобы не кружить впустую и не возвращаться к месту старта. По дороге мы время от времени заходили в местные обувные магазины, которых здесь огромное количество. Кроме того, Катя решила обновить, вернее, заменить свой чемодан на новый, а здесь в Азии, цены реальные, в отличие от наших. Сувенирные лавки содержали только изображения местных богов, ни магниток, ни тарелок мы не обнаружили.

В одной из открытых лавок-магазинов, в которую мы зашли, чтобы купить подарок новорожденному ребенку моего знакомого, мы натолкнулись на комплекты женских нарядов. Состоял этот комплект из штанишек, платья и шарфа. Все это было красиво вышито бисером и стеклярусом, даже давались короткие рукава, если кому-то захотелось бы прикрыть ручки. Девочки в шутку начали примерять такую национальную красоту, и оказалось, что платья-то, действительно, красивые. Цветовая гамма была самая разнообразная, и продавцы старались вовсю, раскрывая для нас коробки с платьями одну за другой. Стоило это богатство 1000 рупий (500 рублей), и для такой богатой вышивки – это была не цена…

Однако, в каждой бочке меда есть ложка дегтя и лучшее – враг хорошего. Валя захотела, чтобы приложенные к платью рукава были пришиты здесь же. Продавец куда-то позвонил, пришла худощавая индуска, замерила Валю, взяла платье и рукава и ушла. Через 20 минут она вернулась и… результат был ужасен. Рукава были вшиты настолько непрофессионально, что  основательно подпортило внешний вид изделия.

Валя во второй раз наступили на грабли. Печальный опыт заказа кожаных изделий в нашей предыдущей поездке на ГОА со временем забылся, она потеряла бдительность и поверила в иллюзию, что испортить вещь, пришивая рукава, невозможно. Оказалось, возможно. Но уж больно хорошо было платье и такого красивого цвета, что после внимательного осмотра на предмет возможности что-то исправить, Валя все же взяла его. Но со скидкой…

Не доходя до Храма Дурги, мы зашли внутрь какого-то желтого строения. Это тоже был храм, но никто из местных не смог сказать нам его название. Разозлившись, мы прошли чуть-чуть вперед, и вот он обещанный путеводителем красный храм Дурги. Он был построен в 18 веке бенгальским правителем. Перед ним раскинулся большой водоем с одноименным названием. Женой Шивы считается Парвати, но как любая земная женщина, она обладает разными качествами, как хорошими, так и плохими.

Различное проявление этих качеств явились причиной нескольких имен, присваиваемых для различных ипостасей этой богини. Положительный ее имидж, олицетворяющий творческую энергию, известен под именами Парвати и Гаури.  Вообще-то первой женой Шивы была Сати, но она совершила обряд самосожжения. Существуют разные версии причин этого, но их объединяет одно – отец Сати не хотел видеть Шиву в качестве своего зятя. Воскрешение у богов дело обычное, и поэтому впоследствии Сати возродилась с другим именем - Парвати.

Все плохое, воинственное воплощено в образах Парвати, имеющих следующие имена: Кали, Шьяма, Чанда, Дурга. Интересная деталь: у доброй Парвати одна пара рук, как у обычных женщин. А вот у Кали их десять, к чему бы это? Несмотря на то, что отрицательных дам больше, грозная Дурга может и карать, а может и защищать. Ей молятся в надежде избавиться от болей, страданий и чинимых преград.

Храм Дурги обнесен высоким забором и сфотографировать его практически невозможно, за исключением замысловатой башни-шикхары. Почти все башенки украшены красными флагами, по какой причине не знаем, но выглядит это как у нас в первомайские праздник раньше. Здесь, в небольшом внутреннем дворике очень строго следят, чтобы никто не просочился внутрь в обуви.

И именно эта подчеркнутая строгость произвела обратную реакцию, мне не захотелось идти внутрь.  А окончательно вывели нас из себя «много-много диких обезьян». Так что с учетом того, что все равно во внутренние святилища нас бы не пустили, мы много не потеряли.

Рядом с этим храмом находится беломраморный Tulsi Manas (Храм Тулси Манас), построенный в 1964 году. Он носит имя Тулси Даса, который перевел Рамаяну на язык хинди. А увековечено его имя по причине того, что он жил в Варанаси, и умер здесь.

На улице было жарко, и мы с удовольствием совместили приятное с полезным, посетив фирменный магазин Levi's. Нам предложил свою помощь один из продавцов и, как-то по-дружески обслуживал нас. Видя, что мы устали, он предложил нам табуретки, потом приготовил нам чай-масалу, следом за которой мы выпили фильтрованную воду.

Мы еще имели наглость спросить, не из-под крана ли вода. Пока Катя примеряла качественные шерстяные вещи, мы развлекались разговором с нашим добровольным помощником. Ну и, конечно, без покупок мы из магазина не ушли. Кстати, это был первый в Индии магазин, в котором мы расплатились банковской картой.

По плану следующим мы должны были осмотреть Обезьяний храм, настоящее название которого Sri Sankata Mochan Hanuman. Храм был построен в честь Божества Ханумана, которого чтят, как наставника в науках и покровителя деревенской жизни. И построен он был на месте, где божество просветляло  Тулси Даси. Первоначально сам храм был небольшого размера, но со временем он расширялся и сегодня  это целый комплекс в саду, включая гостиницу для паломников.

Вход в комплекс оформлен воротами и первое, что нас притормаживает, это то, что все снимают обувь. Мало этого, почти все (и мужчины и женщины) наклоняясь, целуют ступеньки невысокой лестницы ворот. Более того, за воротами устроен досмотр. Оставлять сумки и камеру на хранение мы не хотели, поэтому опять разделились. Мы с Катей первыми пошли внутрь, оставив Вале все свои вещи. Охранники-тетеньки быстрыми движениями ощупали нас, и мы вошли внутрь парка. Сам храм, с моей точки зрения, очень запущенный и грязный. 

Закопченные от многочисленных свечей ниши с божками, цветы свежие вперемешку с увядшими, грязный пол и множество коленопреклонных индусов, бьющих лбом поклоны. В общем, приходится признать, что мы местной святости не поняли. Конечно, надо было лучше читать путевод, но общее впечатление брезгливости пересилило, и мы быстро пошли обратно, чтобы запустить внутрь Валю. Фотографировать внутри было нельзя, поэтому Валентина вернулась достаточно быстро.

Варанаси. Торговцы цветов и сладостейВ памяти фотоаппарата посещение этого места было отмечено снимком расположенных рядом торговцев цветов и сладостей. Цветы были искусно аранжированы в огромные венки из роз, ноготков, ромашек и жасмина, и они пользовались большим спросом у местного населения, которые не ходят с пустыми руками в храм.

Здесь недалеко, судя по карте,  можно было посетить  музей Бхарат Кала Бхаван, который является частью Университета Варанаси. Музей, наряду с коллекцией скульптуры, имеет экспозицию картин Николая Рериха. А еще на территории Университета есть  новый храм Visvanath. Копия разрушенного Аурангзебом первоначального храма Вишванатх, восстановлена под патронажем вездесущего семейства Бирла. 

Однако время неумолимо бежало, нам надо было сегодня уезжать, поэтому мы решили завершить ознакомление с городом посещением  Золотого храма в старом городе. Первое, что нас несказанно удивило – то, что никто не понимал, какой храм мы ищем. Мы пытались называть его и Золотым и Вишванатхом, но как-то не были уверены в направлении движения, какой неопределенным взмахом руки указывали встречные индусы. Может быть, это были «не местные», так как вскоре направление пути стало более осмысленным.

Смущало одно, что каждый спрошенный называл различное расстояние до Вишванатха. Казалось бы, мы уже прошли обещанные 20 минут, а новые «советчики как пройти» опять говорят еще 20 минут ходу. Мы, конечно, любим гулять самостоятельно, но в разумных пределах.  Толпы народу, сквозь которые мы пробирались, преобладающее наличие индусов в толпе, отсутствие европейцев, гудящие машины, мотоциклы, велосипеды, рикши, орущие что-то торговцы и коровы, коровы…

Настоящий опыт изучения жизни методом погружения в нее. В самом начале мы  отказались от идеи нанять велорикшу, так как казалось, что здесь совсем недалеко пройти. Но чем дальше в лес, оказалось, что зря этого не сделали, время-то тикало. Хотя при такой толпе не знаю, смогли бы мы проехать. Узкие улочки серого безжизненного (без единого деревца) лабиринта, где днем кипит жизнь, торговля, готовят еду, ткут шелк, толпа народу, замкнутое пространство - я запаниковала.

Я оказалась самой слабой духом (хоть вроде бы и не страдаю от клаустрофобии), и у меня уже начало подниматься яростное отторжение от всей этой сумятицы. У меня, что называется «мурашки дыбом встали и начали пупырится волосы». Темнело, а тут еще на одном из магазинов увидели вывеску «Братья - талибы». Становилось как-то не по себе: случись что, и помощи ждать неоткуда. А нам снова называли различные расстояние, то 1 километр, то 2, то 200 метров.

Так что шли мы долго и были уже на последнем издыхании, когда, наконец, увидели указатель к храму. И сразу появились иностранцы с такими же ошалевшими глазами. Мы стали спрашивать у европейцев, где же этот храм. Нам объяснили, что надо свернуть в торговые ряды. Мы нырнули в узкий проход восточного базара с цветной мозаикой шелковых тканей и бисерно-вышитых сари.

Я не преувеличиваю: ряды между торговыми лотками были шириной с проход в плацкартном вагоне, да и товары были развешаны по высоте, как до потолка вагона. А если еще сюда добавить встречные людские потоки, то можете себе представить, как неуютно мы себя почувствовали. Приходилось крепко прижимать к себе сумки и видеокамеру. В таком напряжении я даже не рискнула вести съемку, а жаль – очень колоритно! В какой-то момент я обратила внимание, что Катя с кем-то разговаривает.

К ней пристроился «помогай», что стало нашим спасением. Правда, сперва я недоверчиво отнеслась к его помощи: вдруг заведет куда-нибудь. Чувство замкнутого пространства подавляюще действует на меня, теряется ориентация, тем более что узкая улочка постоянно петляла, и надо было смотреть под ноги, чтобы не вступить в священное коровье г…но. Думаю, что мало кто может самостоятельно отыскать злополучный храм, и спрос родил предложение.

Наш поводырь вел нас долго, но уверенно, зорко следя при этом, чтобы мы «не сорвались с крючка».  И вот, наконец, мы стоим на какой-то очередной узкой улочке, и наш «гид» тычет рукой в какой-то еще более узкий проулок. Из-за возможных террористических проявлений здесь установлен контроль, причем гораздо более жесткий, чем встречался нам раньше.

Мусульмане - самая молодая и самая воинственная религия, таким образом, отвоевывает себе место под солнцем в святом городе. С собой в узкий проулок брать ничего нельзя. На этот раз Катя  остается первой «на вещах», а мы с Валей идем к контрольно-пропускному пункту. Золотой храм  в Варанаси  охраняют вооруженные военные в бронежилетах с реальным оружием наперевес,  и это  настораживает. Снова женщин отделяют от мужчин, но охранницы ощупывают очень некорректно, ощущение было не из приятных. А всему виной опять террористы!

А самое смешное, что такие сложности прохода были с нашей стороны напрасными, так как здесь действует дискриминационное разделение на индусов и не-индусов. В течение 1000 лет  здесь существовал храм, посвященный Шиве, но в Аурангзеб в 1669 году разрушил его.  После завершения могольского владычества  в 1776 году правитель города Индаура (штат Мадхья-Прадеш) решил восстановить древнюю  святыню. А в продолжение доброй традиции в 1836 году другой правитель из Лахора пожертвовал 800 кг золота, чтобы покрыть им башню-шикхару над алтарем. Вот отсюда и идет его второе название Golden Temple.

Башня, действительно, очень красивая, судя по фотографиям, выложенным в и-нете. Но… Как и ожидалось, не-индусов в храм не пускают и следят за этим строго. Может быть, мужчин за деньги, конечно, пускают (об этом пишут некоторые туристы, если они не перепутали храм), но с тетками такой вариант явно не проходит. И вот картина: мы стоим в узком тесном проулке напротив почти забаррикадированного стеной храма. И только  когда рассасывается толпа на входе, можно увидеть какой-то кусочек непонятно чего внутри храма.

Туристы пишут, что за определенную мзду можно подняться в магазине напротив на второй этаж, чтобы увидеть храм сверху. К нам никто с предложениями не подошел, и мы несолоно хлебавши повернули обратно. Обернувшись назад, мы увидели маленький кусочек шикхары, но на фоне темного неба, без подсветки, был ли он золотой или нет, определить не представлялось возможным. 

Катя тоже долго не пробыла там, собственно и увидеть-то ничего невозможно. В общем «Гюльчатай не показала нам личико».

Как в насмешку или в качестве реванша, примыкая к храму, стоит мечеть Аурангзеба.  А чуть дальше Мечеть Разии. Одна из них была построена из материалов от разрушенных индуистских храмов (как в Испании – везде одно и тоже, беда с этими мусульманами!).  Еще здесь же имеется храм, посвященный Аннапурне, богине плодородия и земледелия. А рядом, покрытое серебром, божество, посвященное Сатурну. Люди поклоняются этому образу по субботам, чтобы избавиться от дурного сглаза и неудач, которые, как считается, приносит Сатурн. 

Это я пишу для тех, у кого будет время на поиски,  увидеть мечети и храм Аннапурны нам не удалось. На выходе нас ждал наш «Иван Сусанин» и спасибо ему за это, а то обратно мы бы до утра не вышли. Снова витки, петли и круги по улочкам, но в конце концов, выходим к погребальному гхату Харишчандра Гхат (Harishchandra Ghat). Выход именно сюда достаточно неожиданен для нас, и мы даже не узнали его вечером. Дым погребального костра уже стелется над водой, наш провожатый поощряет нас, предлагая спуститься ближе.

Выражу свое мнение, что место, где для некоторых кончается время, не лучшее для праздного глазения. И мы решительно поворачиваем обратно, прося вывести нас к фруктовому базару. Опять начинаем нарезать круги по полупустынным узким улицам старого города. Снова приходит в голову тревожная мысль, что в этих безлюдных местах всякое может случиться и надо быть очень осторожным. Хорошо, что нас трое, а то наркоманы, живущие около гхатов и вооруженные грабители, говорят, здесь не редкость…

Покружив по городу, на этот раз мы выходим на Rajendra Prasad Ghat, где многочисленные паломники совершали вечернюю пуджу. Колеблющиеся огоньки подношений плыли в темноте ночи по Ганге, опять играла музыка, шло какое-то представление. А рядом на Dashaswamedh Ghat священники исполняли ежедневный ритуал «Agni Pooja», посвященный Шиве, солнцу, Ганге и Агни (божеству огня).

Вся жизнь концентрируется вокруг реки, здесь происходят наиболее значимые события и простая ежедневная жизнь. Набожные индусы, многочисленные поклонники провожают закончившийся день и благодарят Бога за все хорошее, что он принес. И точно также завтра они снова придут сюда, чтобы приветствовать циклическое продолжение жизни.

Небольшой видеофильм, хорошо передающий ощущения от города,  снятый в 2005 году выложен на этом сайте. Могу со всей ответственностью заявить, что за 3 года в Варанаси мало что изменилось.

video.mail.ru/ и video.mail.ru -  это другие видеофильмы про Варанаси.

Наш проводник доволен и ждет мзду за свои услуги, мы с доброй душой поощряем его за труды. Я начинаю еще больше нервничать, так как трудно сориентироваться по времени, успеем ли мы в отель. Действуя всем на нервы, я тороплю девочек, и мы уходим со своеобразной набережной Ганги. Жажда настолько мучает нас, что мы пренебрегаем всеми предостережениями и решаемся купить свежевыжатый сок.

Здесь на каждом шагу на лотках высятся груды гранат, ананасов, апельсин и лаймов, которые в основном используются для приготовления сока. Сок жмут тут же по вашему выбору и стоимость самого большого (250 гр) стакана не выше 20 рупий (10 руб.)! Восхищенные цветом граната, мы заказываем сок из него с добавлением апельсина и лайма. Мы уже не думаем, помыли ли стаканы и если да, то какой водой.

Заворожено глядя на священнодействия продавца, получаем в руки заветные стаканы, наполненные соком бордового цвета. Всего за 7 рублей наслаждаемся живительной влагой и несравненным насыщенным вкусом граната! Жалеем об одном, что с собой не было бутылки, чтобы наполнить ее соком на дорогу. Впрочем, живой сок надо пить немедленно, так как он может испортиться, что мы уже испытали, будучи в Гоа.

Обратная дорога в отель вызвала у меня еще больший стресс, так как толпа народа, кажется, стала еще больше. На удивление, мы опять выходим к тому месту, куда нырнули в поисках Золотого храма. Возле него стоял наш поводырь, ожидая следующую партию туристов. Temple Bazaar, через который идет дорога в храм, оказался большим и в ширь и в глубь. У лавок побогаче имеются стеклянные двери и кондиционер (вентилятор) внутри, остальные лавки обходятся без этого. Но все они выставляют ткани и изделия, и здесь идет бойкая торговля.

Знаменитые сари ВаранасиВ основном это, конечно сари. Традиционный женский наряд, сари, заслуживает отдельного разговора.  Состоящий из куска ткани длиной до 6 метров, он особым способом обернут вокруг тела и одним своим концом переброшен через плечо. В корне названия лежит слово «сати», что в переводе с санскрита означает полоска ткани.

Интересно, не отсюда ли название нашего «сатина», ведь означает же слово «крепдешин» - ткань из Китая? Сари могут изготавливать из различной ткани, в зависимости от кошелька владелицы. История его происхождения, конечно, связана с легендой, вернее с индийским эпосом Махабхарата. В древние времена существовали два клана, враждовавших друг с другом – Пандавы (10 воинов-братьев, рожденных от богов) и Кауравы (100 братьев).

И вот однажды во время игры в кости царь Пандавов проигрался в пух и прах, заложив все свое имущество, включая родственников и жену. Торжествующий Каурав решил окончательно унизить Пандава, раздев его жену прилюдно. А надо сказать, что жена Пандава Драупади была земным воплощением Лакшми, жены Вишну. И как можно догадаться, боги помогли несчастной женщине избавиться от позора. Сколько бы не тянули за конец ткани победители, Драупади оставалась одетой. Вот это-то и был первый прообраз сари.

В комплект сари входит нижняя юбка и короткая блузка. Есть доля интриги в небольшом кусочке обнаженного женского тела между окончанием блузки и началом юбки, загадочно прикрытой драпировкой покрывала. И думаю, со мной согласятся все, кто побывал в Индии.

Костюм этот индийские женщины носят с большим достоинством и элегантностью, независимо от его стоимости. Такое пышное разнообразие цветов ткани, его фактуры, вышитых  узоров – можно встретить мало в какой стране! И это при том, что конструкция этой одежды в общем-то, проста. Но сколько фантазии может привнести в его фасон женщина: «легким движением правой руки платье превращается» в шикарный наряд! Многие женщины являются творцами своих нарядов, придумывая узор, который затем в руках искусных мастериц вышивания бисером и золотыми нитями превращается в жизнь. 

Сари, изготовленное в Варанаси, имеет свой особый стиль. Великолепное сари, традиционного рисунка по всему полю, с широкой каймой и красивым большим краем. Бенаресские сари бывают разных цветов: золотистого, красного, синего...В первую очередь является свадебным или праздничным. Очень дорогое, часто изготовленное на заказ, индивидуально.

При этом оно изготавливается исключительно из шелка, который не тускнеет со временем. Конечно, такие изделия - штучный товар и в лавках, мимо которых мы проходим, выставлены образцы «бенаресского стиля». Но при этом глаза разбегаются от разноцветья красок – васильково-синий, малиновый, лососевый, цвета лазури, морской волны, цикламен, и все оттенки желтого. Вся красота сари представлена на этом сайте, где размещены фотографии сари для различных целей.

К счастью, наш отель, действительно, имел хорошее расположение, и через 15 минут мы пришли в него. У девочек еще хватило сил пойти обратно в поисках  торговых центров для приобретения традиционных для Варанаси сувениров. А я осталась сидеть в холле гостиницы, изучая надпись на стене под фотографией Махатмы Ганди.

Она гласила следующее:  «A customer is a most important visitor on our premises He is not dependent on us. We are dependent on him. He is not an interruption on our work.  He is a purpose of it. He is not an outsider on our business. He is a part of it. We are not doing him a favour by serving him. He is doing us a favour by giving us an opportunity to do so». Так вот кто, оказывается, был первым автором заповедей работников сферы обслуживания!

Девочки вернулись быстро, не солоно хлебавши, и в 20 часов мы покинули дремотный и шумный, святой и бандитский, грязный и величественный город жизни и смерти.

Еще в августе, когда мы определялись с программой, был выбран поезд, отправляющийся из Варанаси в 18.30 и слава богу, что на него не было мест. Нам был предложен другой поезд отправлением в 21.30, что нас устроило. Небольшой ремаркой прозвучало, что он прибывает не в Силигури, а в New Jalpaiguri, что совсем рядом.

Когда ты еще собираешься в поездку, местные расстояния кажутся смешными по сравнению с огромным расстоянием перелета, и иногда это играет злую шутку. Так получилось и в этот раз. Еще вчера водитель сообщил нам, что мы отъезжаем не с центрального железнодорожного вокзала города Варанаси, но мы и представить себе не могли, как все сложится. В выданном нам электронном билете поезд значился как MAHANANDA EXP № 4084  и отправлялся он со станции Mughal Sarai JN (MGS) одноименного города штата Уттар-Прадеш.  

Город расположен южнее Варанаси, километрах в 30 от него. Снова чувствовалось, что водитель только осваивает эту дорогу, он несколько раз останавливался и спрашивал, на правильном ли он пути.  Наше настроение, приподнятое в начале, с каждой минутой падало, так как мы неслись в ночи в неизвестном направлении, а время неумолимо приближалось к девяти.  Мы уже ехали 45 минут, и тяжелая тишина повисла в салоне.

По-видимому, мы все-таки проскочили какой-то поворот, потому что после очередной консультации, повернули назад. В общем, в 20.45  мы прибыли на вокзал. Водитель сунул нам какую-то бумагу, что у нас нет к нему претензий, мы ее подписали, и он собрался отъехать. Мы с ужасом спросили у него, сможем ли мы сами найти платформу, от которой будет отправляться наш поезд (судя по всему, проходящий). Он равнодушно ответил, что он только водитель, и думает, что мы разберемся сами.

Вокруг нас и наших вещей уже суживалось кольцо детей-помогаев, которые готовы были вцепиться в наши вещи. Они орали наперебой, что всего за 50 рупий готовы донести все наши вещи  наверх. В такой нервной обстановке, да еще подстегиваемые малым количеством времени, оставшимся до отправления поезда, мы вошли в здание вокзала. Навстречу нам попались охранники, у которых мы спросили, как узнать платформу отправления нашего поезда.  

Лениво и неспешно, не выразив большего желания помочь трем иностранкам, они ответили, что это будет платформа № 2. Вверх по крутой лестнице, ведущей к пешеходному переходу над путями, свои вещи мы вперли (другое слова трудно подобрать) сами, а уж спустить их вниз – было делом плевым. На нашей платформе стоял какой-то поезд, который медленно тронулся с места, пока мы спускались вниз. Это еще больше подстегнуло наши чувства.

Световое табло только один раз отразило сообщение о нужном нам поезде на английском языке, все остальные сообщения шли на индийском. Говорящий что-то диктор делал это так непонятно, что мы сразу поняли тщетность усилий услышать что-то по громкоговорящей связи. Мы не знали, сколько будет стоять здесь наш поезд, но читали, что вагоны в индийских поездах не соединены друг с другом (как у нас) переходными площадками. Нам надо было определить, где остановится наш вагон класса 3А. 

С вещами идем искать информационное бюро, но только один его вид внушил нам мысль о невозможности даже просто подобраться ближе к оператору.  Возбужденные, кричащие индусы облепили стойку так плотно, что не было никакой возможности что-то узнать. На всякий случай ловим местного служащего в железнодорожной форме и повторяем свой вопрос. «Железный дорожник» равнодушно подтверждает, что поезд «на Алма-Атю отправляется со второго путю».

Спрашиваем, показывая свой билет, где будет наш вагон. Нам отвечают, что под виадуком.  Мы видим таблички с номерами и, думая, что это номера вагонов, тащимся искать свой 4 вагон. Табличка с этим номером оказывается в самом начале платформы, но там тусуется такая публика, что странно даже предположить, что это будут наши попутчики. Навряд ли иностранцам бы продали билеты в вагон для бедных местных. Бегущая строка информационного табло по-прежнему хранит тайну прибытия и отправления поездов.

Все это происходит в полумраке плохого освещения и сопровождается обычным вокзальным шумом и суматохой.  Все-таки решаем, что местная публика подсказывает нам, что мы не правы, стоя в начале состава. Проходящий мимо вполне приличный по виду индус снова отправляет нас под виадук. Время уже 21.30, мы ничего не понимаем. Наконец на нашу платформу прибывает поезд, но трафарет на нем указывает совсем другое направление.

Мы на всякий случай показываем проводникам свои билеты, но они отрицательно качают головами: это не наш поезд. Точка. Поезд стоит долго, пассажиры устремились за едой, некоторые стоят и дышат воздухом. Все как у нас, но только мы ничего не понимаем. Когда этот состав все-таки покинул платформу, по радиотрансляции стали что-то объявлять. Мы уже даже боялись смотреть на часы, и снова спросили про содержание объявлений.

Все спрошенные нами отвечали, кто во что горазд. Одни посылали нас через мост на другую платформу, другие советовали стоять здесь и ждать опаздывающий на час поезд.   Стоящие и сидящие рядом с нами индусы, молча и равнодушно взирали на нас, не делая никаких попыток нам помочь. Думаю, что у нас на Родине иностранца бы окружили большей заботой, всегда нашлись бы те, кто буквально за руку проводили к нужному поезду растерянного человека.

Может быть, нам не повезло, но таких людей мы на этом вокзале не встретили. Наверное, сегодня был не мой день, так как меня снова обуяла паника, обычно не свойственная мне. Хорошо, что Катя хладнокровно заявила:   «Спокойствие, вот только спокойствие…»,  все будет хорошо, и она просто уверена, что мы сегодня уедем отсюда на нужном нам поезде. В это время на другую сторону широкой платформы № 2 (посредине которой стоял вокзал) прибыл какой-то поезд. Катя пошла посмотреть на его номер. Ее стремительный бег обратно подсказал нам, что это наш.

Сложно описать словами наш бег с чемоданами в поисках нужного вагона. К счастью, основная масса индусов была права, поезд прибыл на платформу № 2, и нужный нам вагон остановился под виадуком. Загрузившись в поезд, мы сгрудились со своими вещами в пределах одного купе, уже занятого парочкой влюбленных индусов, испуганно взиравших на наше шумное вторжение. Больше всего нам хотелось сесть и успокоиться, но сперва надо было разместить багаж, и сделать это так, чтобы он оказался наутро в целости и сохранности.

Сзади нас подталкивали 2 молодых индуса, чьи места были также в этом купе. Не удивляйтесь, что 7 человек претендовали на одно купе. Начнем с того, что вагон был аналогом нашего плацкарта (этот класс мы выбирали сознательно). Отличием было только то, что полок было три, за исключением боковых, имевших обычные две. Обычных рундуков для вещей здесь не было, нижняя полка просто опиралась на 4 металлических ноги.

Свой чемодан я разместила под нижнюю полку, остальные чемоданы мы по очереди с помощью тщедушных юношей-индусов подняли на 2-ю и третью полки, где были места Вали и Кати. Девочки разместили свои чемоданы в голове и спали на них, а у меня даже не было сил на то, чтобы пристегнуть свой велосипедной цепью, купленной перед отъездом. Этот совет был дан на сайте, а большое количество предлагаемых здесь цепей всех размеров и фасонов, подтверждало мысль о небезопасности оставления багажа без присмотра.

Пока мы суетились с вещами и заправкой постелей, молодожены молча, таращились на нас, застыв в позе лотоса на нижней полке напротив. Мальчики-индусы оказались студентами, но, к сожалению, они сходили раньше нас. На хорошем английском языке они объяснили нам, что станция Силигури, на которую традиционно прибывают желающие добраться до Дарджилинга, находится недалеко от  станции New Jalpaiguri (Njp), до которой у нас куплены билеты, и где нас должны были встречать с трансфером до отеля.

Утомленные сложным днем и нервным потрясением вечера, мы что называется «без задних ног» заснули на широкой удобной полке индийского поезда.

Итог дня: осуществили лодочную прогулку по Ганге, посетили храмы Дурги и Вишвантах.

Хания, 2008 г.

© Фото: Хания

Опубликовано: 08.11.2015
Если вы обнаружили ошибку в тексте, выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить администрации сайта!

Добавить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.