Сообщить об ошибке

Если у вас есть комментарии к тексту, который содержит ошибку, укажите их в этом поле. В противном случае оставьте поле пустым.

Вход на сайт

Регистрация
Потеряли пароль?
Что такое OpenID?

Регистрация на сайте

Информация об учетной записи
Существующий адрес электронной почты. Все почтовые сообщения с сайта будут отсылаться на этот адрес. Адрес электронной почты не будет публиковаться и будет использован только по вашему желанию: для восстановления пароля или для получения новостей и уведомлений по электронной почте.
Укажите пароль для новой учетной записи в обоих полях.

совет путешественнику

Медицинское страхование туристов. Фото с сайта travel.tochka.net

Любая медицинская страховка для стран Шенгена является ключевым элементом получения визы. Нельзя рассчитывать на посещение Австрии, Нидерландов, Исландии, Дании, Греции, Бельгии и Франции без медицинского страхового полиса.

сегодня

17 декабря
День сотрудников Государственной фельдъегерской службы России
День сотрудников Государственной фельдъегерской службы

17 декабря – День сотрудников Государственной фельдъегерской службы России. В этот день 1796 года император Павел I издал Указ об учреждении в России Фельдъегерского корпуса.

Русские добровольцы в войне за Чако


К восьмидесятилетию со дня начала войны (1932-1935 гг.) между Парагваем и Боливией за Северный Чако

Аргентина. Северный Чако. Фото rusforum.com.arВ 1879 году под сильным дипломатическим давлением со стороны Аргентины правительство Боливии вынуждено было подписать договор с Парагваем об установлении границы между двумя этими странами.

В результате этого договора Боливия потеряла территорию Северного Чако, площадью в 247 тысяч квадратных километров. Аргентина в будущем рассчитывала «прибрать» этот регион к своим рукам.

Последствием скоротечной Селитровой войны (1879–1880 годы) против Чили, для Боливии стала потеря её выхода к Тихому океану. Отныне сельхозпродукцию и минеральные ископаемые (олово и серебро), предназначенные на экспорт, этой стране приходилось отправлять через порты Чили и Перу, уплачивая за это огромные таможенные налоги.

В 1903 году Боливия подписала с Бразилией Договор Петрополиса. Согласно его положениям, Бразилия уступала прибрежный участок своей территории протяжённостью в 50 км вдоль реки Парагвай. Здесь боливийское правительство намеревалось построить порты для судов малого и среднего водоизмещения. Ведь река Парагвай впадает в глубоководную Парану, которая несёт свои воды до самого Атлантического океана. Таким образом, Боливия получила выход к океану, отдав за него 191 тысячу квадратных километров! Но вскоре выяснилось, что прибрежная полоса вдоль реки Парагвай, полученная от Бразилии, не была годна для строительства портов!!!

Несмотря на то, что для Боливии необитаемая и безводная территория Северного Чако не представляла никакого экономического интереса, правительство этой страны не могло примириться с потерей этого региона. Кроме этого Боливия остро нуждалась в выходе к океану.

Поэтому с начала двадцатого века этой страной был взят курс на ползучую экспансию. С этой целью правительство Боливии приняло решение о создании большого количества укреплённых пунктов в Северном Чако и постепенном их продвижении в глубь парагвайской территории к берегам реки Парагвай.

Уже в 1904 году вдоль реки Пилькомайо появились два форта: Гуачалья и Баливиан, потом — фортины Линарес, Ла Эсмеральда, Сорпреса. Затем количество укреплённых пунктов стало увеличиваться каждый месяц. Надо пояснить, что понятия «форт» и «фортин» в данном случае не имело ничего общего с крепостными или хорошо оборудованными долговременными укреплениями. Это были всего лишь глинобитные примитивные лачуги, расположенные у озерцов, образовавшихся в результате ливневых дождей и пересыхавших в засушливый сезон. Из-за отдалённости территории Боливии и отсутствия дорог, эти форпосты экспансии снабжались продуктами питания и водой из аргентинской провинции Формоса.

В 1904 году произошли первые вооружённые столкновения между парагвайскими и боливийскими патрулями в Северном Чако.

В 1920 году боливийское правительство подписало договор с нефтяной компанией США STANDART OIL NEW JERSEY, принадлежавшей семье Рокфеллеров. Согласно договору, эта нефтяная компания получила для разведки и добычи нефти 4 млн. гектаров территории, вплотную примыкавшей к парагвайскому Северному Чако.

Спецалисты STANDARD OIL были уверены, что в Северном Чако залегало колоссальное месторождение нефти. Ведь ещё задолго до появления первых европейцев в этих местах, индейцы часто встречали здесь большие лужи чёрной и вязкой жидкости, выходившей из недр на поверхность. «Соком земли» называли аборигены эту нефть.

Хозяева нефтяной компании уже планировали всю добытую нефть транспортировать речным путём до атлантических портов Аргентины и Уругвая.

Таким образом, к середине двадцатых годов прошлого столетия совпали интересы компании STANDARD OIL и боливийского правительства. Первая хотела заполучить всю нефть Северного Чако, а второе — выход в Атлантический океан.

Нефтяной концерн ROYAL DUTCH SHELL, занимавшийся добычей нефти в Аргентине, был тесно связан с правящами классами этой страны и Парагвая. Узнав о том, что их конкурент STANDART OIL OF NEW JERSEY начал проявлять повышенный интерес к территории Северного Чако, хозяева SHELL приняли решение не допусить его к недрам этого региона. Таким образом совпали интересы олигархов Аргентины, Парагвая и ROYAL DUTCH SHELL.

Почти вся территория Северного Чако была покрыта непроходимой сельвой, где деревья и колючие кустарники обильно переплетались лианами. На, изредка встречавшихся, открытых пространствах гордо возвышались рощи огромных кактусов. Два месяца в году, без перерыва, здесь шли дожди. Затем не выпадало ни одной капли влаги. Летом температура в Северном Чако достигала 50оС, а зимой опускалась до 0оС.

За исключением менонитской колонии «Эль треболь», здесь больше не было поселений. В этих гиблых местах, кишащих ядовитыми змеями и пауками, обитали лишь немногочисленные примитивные племена.

В 1924 году в Парагвай на постоянное место жительства прибыл бывший белогвардейский генерал — майор Иван Тимофеевич Беляев. Он сразу же получил предложение от правительства этой страны поступить в Военную школу преподавателем фортификации и французского языка. Но Беляев не успел приступить к своим обязанностям. Узнав о том, что он имел большой опыт в топографии, военный министр Парагвая генерал Шенони предложил Ивану Тимофеевичу приступить к исследованию и составлению карт Северного Чако. Беляев с удовольствием согласился.

В период с 1924 по 1931 год Иван Тимофеевич совершил 13 экспедиций в Северный Чако. За это время он познакомился с жизнью индейских племён, обитавших в этих суровых краях. Стал другом вождей многих племён. Выучил язык гуарани и его диалекты.

В 1931 году очередная экспедиция, возглавляемая Беляевым в составе двух русских: Василия Орефьева- Серебрякова, Александра фон Экстейна, трёх парагвайских военнослужащих и двух индейцев-проводников открыла большое, размером около 10 квадратных километров, пресное озеро Питиантута. Оно находилось в самом центре Северного Чако.

Кроме исследования Северного Чако, Иван Беляев, по согласованию с парагвайским правительством, развернул работу по приглашениею в эту страну русских иммигрантов. С 1928 года в газетах некоторых стран Европы стали появляться объявления о создании русской колонии в Парагвае. Всем желающим переселиться туда, обещались льготный проезд в Парагвай, бесплатно большие участки земли для ведения сельского хозяйства и семенной материал.

Сотни тысяч русских людей, лишившихся Родины после окончания гражданской войны в России, находились во Франции, Бельгии, Чехословакии и других странах. Здесь они никому не были нужны. Бывшие боевые офицеры, учёные, врачи, инженеры… страдали от безработицы, нищенских условий жизни, унизительного отношения к себе со стороны властей. Объявления о создании русской колонии в далёком Парагвае и приглашении туда с предоставлением многих льгот, некоторым из них показалась единственной надеждой на достойное будущее.

Небольшими группами, русские колонизаторы начали прибывать в эту страну. Как правило, это были бывшие офицеры Белой армии, в основном, со своими семьями. К июлю 1932 года в Парагвае уже находились около трёхсот русских. Здесь они сразу же сталкивались с суровой реальностью. Да, действительно, землю им давали бесплатно, но она находилась в непроходимой сельве, и её необходимо было расчищать. Для этого требовалась специальная техника, которой не у колонизаторов, ни у местных властей не было.

Жара, сильная влажность, изобилие тропических болезней, отсутствие дорог, непривычные условия быта приводили всех приехавших в отчаяние. Многие из русских колонистов быстро поняв, что создание в Парагвае сельскохозяйственной колонии являлось утопией, стали устраиваться врачами в госпиталя, преподавателями в Университет, в Военную школу, инженерами, консультантами в различные министерства. Их с удовольствием брали. Ведь все русские имели образование и опыт работы по своей специальности.

В середине двадцатых годов стало очевидно, что политика Боливии ползучей экспансии в Северном Чако рано или поздно выльется в вооружённый конфликт. Парагвай не был готов к войне. До 1924 года вооружённые силы этой страны состояли из 2511 солдат, унтер-офицеров и 85 офицеров. Кроме винтовок, имелись 26 пулемётов и около 40 артиллерийских орудий различных систем и годов выпуска.

Военно-воздушные силы Парагвая располагали одной эскадрильей старых истребителей Wibault 7. C1 и эскадрильей допотопных бомбардировщиков Potez 25 A2, приобретённых у Франции после окончания Первой мировой войны. Военно-морские силы насчитывали всего три канонерских лодки, переделанные из старых грузовых судов.

Организационно-структурно вся парагвайская армия состояла из двухротных батальонов и кавалерийских эскадронов, разбросанных по всей территории страны.

В конце 1924 года, после основания боливийцами фортина «Сааведра» на территории Северного Чако, парагвайское правительство приняло решение о кардинальной реорганизации своих вооружённых сил. Начали содаваться первые пехотные рехимьенто (полки). В 1930 году в Парагвае появились и кавалерийские рехимьенто.

В 1926 году чиновниками военного министерства Парагвая был разработан план всеобщей мобилизации на случай войны с Боливией. Из расчёта, что в стране проживало около 830 000 граждан, с началом боевых действий, под ружьё планировалось поставить около 80 000 человек.

С 1925 года Парагвай стал осуществлять закупки современного оружия. За семь лет (до августа 1932 года) эта нищая страна, погрязшая в долгах, потратила на эти цели 4,7 млн. долларов. Это была половина всех доходов, получаемых Парагваем от своего экспорта.

По официальным данным за 1932 год, в Боливии проживало около 2.5 млн. человек. Валовой национальный доход этой страны был гораздо выше, чем у Парагвая, благодаря большому количеству экспортируемых олова и серебра.

С начала 20-х годов прошлого столетия правительство Боливии начало активную подговтовку к войне с Парагваем. У компании VICKERS были закуплены большие партии различного оружия. Среди них 500 лёгких пулемётов, 250 тяжёлых пулемётов, 196 артиллерийский орудий, танки Vickers MkA и MkB. В 1929 году у компании MAUSER были приобретены 750 пулемётов и 64 орудия. К 1930 году Боливия имела самые современные для той эпохи военно-воздушные силы в Южной Америке.

С 1911 года Боливия пользовалась услугами немецких военных советников. С 1923 года военным министром Боливии являлся генерал Ганс Кундт, ветеран Первой мировой войны. С 1928 по 1931 год в боливийской армии в должности инструктора служил Эрнст Рём, известный затем начальник штурмовых отрядов нацистской партии.

Немецкие военные советники создали из боливийских воружённых сил точную копию германской армии образца Первой мировой войны. Увидев на параде свои войска, маршировавшие в типично прусском стиле, где офицеры красовались в блестящих касках с «шишаками» времен кайзера Вильгельма Второго, президент Боливии с гордостью заявил:
 — Да, теперь мы сможем быстро решить наши территориальные разногласия с парагвайцами!

15 июня 1932 года, после тяжёлого двухнедельного перехода через сельву, взвод боливийцев с ходу захватил парагвайский фортин «Карлос Антонио Лопес», находившийся на берегу озера Питиантута. Малочисленный гарнизон, потеряв одного солдата убитым, скрылся в сельве.

На рассвете 28 июня парагвайский экспедиционный отряд в составе одного пехотного взвода и эскадрона кавалерии освободил укрепление. Но через неделю под натиском превосходящих боливийских сил парагвайцы были вынуждены оставить фортин «Карлос Антонио Лопес».

15 июля, в три часа утра, подошедшие свежие парагвайские силы выбили боливийцев из фортина.

В ответ на это президент Боливии Саламанка приказал своему военному министру Гансу Кундту немедленно захватить парагвайские форты Бокерон, Корралес, Толедо.

Эти события послужили поводом к войне между двумя братскими народами: боливийцами и парагвайцами. Самой кровопролитной войне двадцатого века в Южной Америке, длившейся три долгих года. Военные действия начались и продолжались почти год без объявления войны. Ведь Парагвай и Боливия не хотели, чтобы Лига Наций признала их страны агрессорами.

В Парагвае была объявлена всеобщая мобилизация всех лиц мужского пола от 18 до 50 лет.

В начале августа 1932 года в доме Николая Корсакова, расположенном на окраине Асунсьона, собрались почти все русские, находившиеся в то время в парагвайской столице. Время было очень тревожное: началась война с Боливией и им, иммигрантам, надо было решать, как поступать в этой ситуации. Корсаков высказал своё мнение:
 — Двенадцать лет назад мы потеряли нашу любимую Россию, которая сейчас находится в руках большевиков. Все вы видите, как нас тепло приняли в Парагвае. Сейчас, когда эта страна переживает трудный момент, мы должны ей помочь. Чего нам ждать? Ведь Парагвай стал для нас второй Родиной, и мы, офицеры, обязаны выполнить свой долг перед ним.

Русские стали прибывать на призывные пункты и записываться добровольцами в парагвайскую армию. Им всем сохранили чины, с которыми они закончили гражданскую войну в России. Была только одна очень важная особенность: после упоминания чина каждого русского добровольца всегда добавлялись две латинские буквы «НС». Эта абревиатура означала «Honoris Causa» и отличала их от кадровых парагвайских офицеров.

Одними из первых надели парагвайскую офицерскую форму ст. лейтенант медицинской службы (НС) Евгений Тимченко, капитан (НС) Игорь Оранжереев, ст. лейтенант (НС) Лев Оранжереев, подполковник медицинской службы (НС) Артур Вейс, капитан (НС) Борис Касьянов, капитан (НС) Василий Орефьев-Серебряков, капитан (НС) Юрий Бутлеров, капитан (НС) Владимир Башмаков, капитан (НС) Николай Корсаков, генерал дивизии (НС) Николай Эрн.

© Фотографии из авторского альбома Хорхе Унамармота. При перепечатке статьи ссылка на автора фото обязательна!
© Дополнительно отмечено фото с сайта rusforum.com.ar

 

Опубликовано: 27.11.2012
Если вы обнаружили ошибку в тексте, выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить администрации сайта!

Добавить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.