Сообщить об ошибке

Если у вас есть комментарии к тексту, который содержит ошибку, укажите их в этом поле. В противном случае оставьте поле пустым.

Вход на сайт

Регистрация
Потеряли пароль?
Что такое OpenID?

Регистрация на сайте

Информация об учетной записи
Существующий адрес электронной почты. Все почтовые сообщения с сайта будут отсылаться на этот адрес. Адрес электронной почты не будет публиковаться и будет использован только по вашему желанию: для восстановления пароля или для получения новостей и уведомлений по электронной почте.
Укажите пароль для новой учетной записи в обоих полях.

совет путешественнику

Обувь для похода. Фото с сайта idemvpohod.com

Бродяга в известной песне не зря проклинал судьбу, путешествуя по степям Забайкалья. Вероятно, ему жали сапоги. Планируя трекинг по безлюдным местам, особое внимание следует уделять одежде и обуви.

сегодня

23 октября
Джозеф Карпю провел первую в Европе пластическую операцию
Джозеф Карпю провел первую в Европе пластическую операцию

23 октября 1814 года в Лондоне хирург Джозеф Карпю провел первую в Европе пластическую операцию – ринопластику по «индийскому» методу. Она прошла успешно, и когда он снял повязку через три дня после операции, воскликнул: «Бог мой, да это же нос!».

Подготовка к походу в Каракорум


Отморозки в поисках ледяной свежести, или русский вояж в Балтистане. Часть 1

«С севера и запада Индия граничит со страной,
где живут одни плешивые люди»
Старик Хоттабыч

Странные сюрпризы преподносит нам порой судьба. Буквально еще вчера планы на ближайшие полгода весьма туманны, как сегодня один звонок решил все. Звонок этот состоялся в середине апреля. Позвонил Илюха Рыльский (в дальнейшем повествовании просто Петрович или Герцог. Присвоение герцогского титула будет объяснено позднее) и спросил, как сильно мое намерение поучаствовать в августовской авантюре. Тут я вспомнил наш недавний разговор в байдарочном походе, где речь шла о поездке в Каракорум.

Пакистан. Вершина К2

Интересное приключение на тот момент мне было просто необходимо. Ни минуты не колеблясь, я согласился и был внесен в список потенциальных участников.

Вся авантюра предстоящей поездки заключалась в следующих моментах. Район, где предполагался наш поход, высокогорный, с тяжелыми погодными условиями. Высоты от 3000 до 5000 м — и это для долин. Окружающие горы подняты на высоту 7000–8000 м, высочайшая вершина района — это знаменитая К2.

Вторым серьезным моментом было то, что район находится на территории Пакистана — страны, как нам казалось, опасной, наводненной террористами, бандитами всех мастей и прочими антиобщественными элементами. Тем более, что вразумительных отчетов о походах в этом регионе мы не нашли, слишком он непопулярен в кругах российских туристов. Альпинистские высотные экспедиции не в счет, по их описаниям очень сложно составить адекватную картину условий на подходах к базовым лагерям, о ситуации в стране вообще и об особенностях путешествий по Пакистану.

Начали с поиска местной турфирмы, которая обеспечила бы нам всякие разрешения — пермиты для поездки в Каракорум (в Пакистане с этим строго), трансфер до места, гида-переводчика и носильщиков. Проблема поиска заключалась в том, что фирмы предлагают треккерам полный спектр услуг, включающий ораву портеров, кухонную команду с поваром во главе, впаривают свою экипировку и т. д. Услуги эти не бесплатны.

Поэтому с трудом была найдена фирма Askole Treks &Tours, которая предлагала трек без излишеств — трансфер, гид и один портер на каждого участника. Цена нас устроила, поэтому решили ехать через них. После долгой переписки и согласований дат поездки пакистанцы наконец прислали приглашение. С которым мы радостно пошли за визами в посольство Пакистана. Поход ознаменовался началом штурма Красной мечети в Исламабаде, где засели местные радикалы. Но это нас не смутило.

Наконец, перед посольством встретились все участники вояжа — Илья Рыльский (духовный руководитель), Александр Еремкин (в дальнейшем Борисыч), Инна Крыленко, Елена Глебова и Алексей Савостин.

Посещение пустующего визового отдела и заполнение анкет не заняли много времени. Наконец, толстый пакистанец забрал у нас документы на визы и деньги. Денег много, пакистанская виза на удивление дорога и стоит 120 долларов.

Через неделю в наших паспортах красовались визы Исламской республики Пакистан. Пути назад нет, нужно ехать. Тем более, что билеты уже куплены. Летим в итоге катарскими авиалиниями. Чуть более дешевые пакистанские авиалинии внезапно оказались на грани банкротства и закрыли московское направление.

Дальнейшие события в Москве носили чисто организационный характер. Обсуждение маршрута, снаряжения, раскладки продуктов, арсенала фото и видеотехники. Внезапно стало известно, что перевал Гондогоро, который предполагалось пройти, на данный момент непроходим. Ладно, на месте видно будет… В стране меж тем было неспокойно, активизировались террористы на Северо-Западе страны и в столице.

5 августа к 12 часам мы собрались у регистрационных стоек в Домодедово. Барахла было много. Поэтому началось распределение его по рюкзакам ручной клади, одевании на себя курток и пластиковых ботинок (лететь в самолете в альпинистском пластике — ни с чем не сравнимые ощущения!). В итоге значительный перевес был почти сведен к нулю, и мы обошлись без оплаты дополнительного груза. Рюкзаки и баулы благополучно уехали по ленте транспортера в недра аэропорта, мы получили посадочные талоны и, простившись с провожающими, пошли на посадку.

Самолет вылетел, как и положено, в 15–00. Публика в салоне летела пока европейская, восточной экзотики не наблюдается.

Около 19–00 мы приземлились в Дохе, где нам предстояло провести несколько часов в ожидании рейса на Исламабад. Столица Катара встретила нас непривычной жарой и стопроцентной влажностью. После прохлады самолета контраст был очень резким.

Аэропорт Дохи — перевалочный пункт на пути с Запада на Восток и обратно. Поскольку у меня это была первая зарубежная поездка, то все было в новинку. Арабы в своих белоснежных одеждах, индийцы, пакистанцы, скучающие европейские туристы, спящие на ковриках или просто на голом полу и еще огромное число очень колоритных персонажей со всей Евразии.

Наконец, объявлена посадка на наш рейс. Публика на регистрации уже вполне азиатская. Хотя с нами летела пара европейцев в Исламабад, чтобы сыграть там свадьбу. Не поймешь их иногда, этих европейцев.

Вторая часть полета была не очень долгой и наконец, мы приземлились в столице Пакистана. Что-то нас ждет впереди? Встретят ли? А если встретят, то как? С такими мыслями выходил я из самолета…

Исламабад и дорога в горы.

Сразу после прилета было решено уничтожить имеющиеся у нас запасы коньяка, купленного еще в Москве. Не совсем были ясны правила ввоза алкоголя в исламскую страну, так что решили не рисковать. Уничтожался коньяк самым что ни на есть варварским способом, а именно — сливанием его в унитаз. После сей процедуры мы с чистой совестью подошли к регистрационным стойкам, чтобы получить у пакистанского пограничника заветный штамп в паспорт. Строгий пограничник на удивление оказался женщиной, которая после недолгого сличения моей физиономии с фотографией в паспорте шлепнула в красную книжицу заветный штампик. Добро пожаловать в Пакистан!

Особого шмона багажа на таможне не было, так что бутылочку алкоголя можно было и пронести.

Мы, наконец, получили груз и двинулись по направлению к выходу из аэропорта. За турникетами стояла плотная стена из встречающих. Все мужики и в одинаковой одежде — светлая рубаха до колен и штаны-шаровары. И вся эта толпа кричит, шумит. Мы идем на прорыв, благо, тележка, нагруженная рюкзаками и баулами, способствует расчистке пути.

Внезапно оказываемся в окружении нескольких лиц, которые нас явно ожидают. Оказывается, нас встречает лично владелец турфирмы Мухаммад Афзал — смуглый худой мужчина. Мы не успели оглянуться, как наши вещи были закинуты на верх небольшого автобуса. Вокруг собралась толпа из добровольных помощников, которые тут же стали требовать бакшиш за свои услуги. Что делать, мы на Востоке!

Выезжаем с территории аэропорта. Вначале держим путь в контору, через которую будем брать вертолет на случай срочной эвакуации маршрута больного или пострадавшего. Маршрут серьезный, горы малознакомые, так что с безопасностью лучше перестраховаться.

Вокруг кипит жизнь. Сразу становится непривычным левостороннее движение. Да и правил особых никто не соблюдает, машины едут, как Аллах на душу положит. И все машины беспрерывно гудят. Вообще, автотранспорту в Пакистане можно посвятить отдельный рассказ, да как, в прочем, и другим сторонам жизни. В основном народ передвигается на небольших японских машинах типа нашей «Оки». Причем запихнуть в такую машину можно довольно много народу, в чем мы убедились в конце нашего пребывания в стране, проехав на такой колымаге всемером, включая водителя — трое спереди и четверо сзади.

Общественный транспорт, замеченный мной, представлен небольшими машиночками с кузовом, оборудованным для пассажиров. Народу туда тоже набивается прилично, как сельди в бочке. Ну и три-четыре тела едут в относительном комфорте, то есть прицепившись к кузову, к запаске и прочим выступающим частям автомобиля. Самые везучие оккупируют багажники на крышах. Им там совсем хорошо, их ветерком обдувает.

Народ победнее активно использует велосипеды (для них даже есть специальные дорожки!) и мотороллеры. Причем, на мотороллерах тоже может передвигаться целое семейство — папа, мама и трое-четверо детишек. Смотреть на это и забавно и жутковато.

Ну и, конечно, грузовики. Я про них поподробнее расскажу дальше. Одно хочу сказать — это нечто фантастическое!

Вертолетная контора находится в небольшом особнячке, окруженном газоном и буйной южной зеленью. Только вот в связи с ранним утренним часом они пока не работали. В ожидании хозяина знакомимся наконец с нашим гидом Хасаном, с которым придется делить тяготы похода. Он оказался высоким смуглым парнем лет 30, неплохо говорящем на английском. Илья сразу атаковал его рядом вопросов, в ход пошли топокарты и космоснимки, в которых гид разбирался, что не могло не радовать. Значит, не заблудимся. К тому же Хасан был жителем Асколе — поселка в Балтистане, откуда собственно и начинается наш трек.

Сколько продлится ожидание — непонятно, поэтому едем в гостиницу.

Судя по картинке за окном, в Исламабаде идет грандиозное строительство. Все дороги перекопаны, на улице полно строительной техники, в воздухе висит пыль от земляных работ. Столица готовится к Дню Независимости, отмечаемому 14 августа.

Заселяемся в двух номерах в Miraj hotel. Отельчик так себе, конечно, но в номерах даже телевизор есть.

Следующим номером нашей программы было посещение Министерства туризма и беседа с чиновником. Это мероприятие называется «брифинг» и обязательно для всех туристических и альпинистских групп, едущих в горные районы на севере страны.

Беседа состоялась в одной из комнат на местном стадионе, где нас принял довольно колоритный бородатый старец. Смысл беседы заключался в восхвалении горных красот Пакистана, их бесценности для цивилизованного мира и просьбе не гадить в горах, а все отходы виде пакетов, газовых баллонов, бутылок и прочего забирать с собой. Далее беседа приняла более содержательный характер и было выяснено, что перевал Гондогоро все-таки закрыт, и обратно мы пойдем по пути подъема.

После брифинга едем в вертолетную контору, где уже появились люди. Илюха долго беседует с мужиком, выясняя все подробности и наконец мы отдаем депозит в 6 000 $ за вертолет. Если мы его услугами не воспользуемся, то деньги вернут обратно, если же воспользуемся (не дай Бог!), то рискуем заплатить еще столько же, а то поболее. Как выяснилось, американские вертолеты Bell, стоящие на вооружении армии, летают в горах парами, на всякий случай. Так что придется оплачивать два борта.

Итак, к полудню важные бюрократические дела были решены. Оставалось закупить недостающие продукты (что было сделано в супермаркете), обменять доллары на рупии (по курсу 1 к 60) и посетить российское консульство, оставив там о себе необходимые координаты и где искать, ежели что. В посольстве приняли хорошо, сказав, что молодцы, что решили оставить все исходные данные о себе, да о предстоящем походе.

Уже в сумерках поехали на зеленые холмы Margala Hills, что возвышаются над Исламабадом. Дорога поднимается серпантинами в горы, вокруг густые заросли тропической растительности. Холмы — излюбленное место отдыха жителей города, они приезжают сюда целыми семьями. Сверху, со смотровой площадки открывается великолепный вид на столицу Пакистана. Хорошо видна планировка города.

Исламабад — молодой город, поэтому изначально строился по четко определенному плану. Город разбифт на квадратные сектора со стороной в 2 километра, разделенные широкими улицами. Каждый сектор имеет определенный индекс. Например, наш отель находился в секторе G9.

На обратном пути заскочили в одно местечко (куда, не скажу), где раздобыли бутылку китайского напитка, крепостью около 50°. Ну и бутылочку менее экзотической «Смирновской» нам презентовали. Вы не подумайте, чисто в медицинских целях (врачи рекомендуют), для борьбы с вредными азиатскими болезнями!

© Фото: А.Савостин

 

Опубликовано: 01.12.2012
Если вы обнаружили ошибку в тексте, выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить администрации сайта!

Добавить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.