Сообщить об ошибке

Если у вас есть комментарии к тексту, который содержит ошибку, укажите их в этом поле. В противном случае оставьте поле пустым.

Вход на сайт

Регистрация
Потеряли пароль?
Что такое OpenID?

Регистрация на сайте

Информация об учетной записи
Существующий адрес электронной почты. Все почтовые сообщения с сайта будут отсылаться на этот адрес. Адрес электронной почты не будет публиковаться и будет использован только по вашему желанию: для восстановления пароля или для получения новостей и уведомлений по электронной почте.
Укажите пароль для новой учетной записи в обоих полях.

совет путешественнику

Обувь для похода. Фото с сайта idemvpohod.com

Бродяга в известной песне не зря проклинал судьбу, путешествуя по степям Забайкалья. Вероятно, ему жали сапоги. Планируя трекинг по безлюдным местам, особое внимание следует уделять одежде и обуви.

сегодня

23 октября
Джозеф Карпю провел первую в Европе пластическую операцию
Джозеф Карпю провел первую в Европе пластическую операцию

23 октября 1814 года в Лондоне хирург Джозеф Карпю провел первую в Европе пластическую операцию – ринопластику по «индийскому» методу. Она прошла успешно, и когда он снял повязку через три дня после операции, воскликнул: «Бог мой, да это же нос!».

Окончание путешествия по горам Каракорума


Отморозки в поисках ледяной свежести, или русский вояж в Балтистане. Часть 5

Базовый лагерь К2 Все же, пора заканчивать пакистанские заметки. За давностью событий что-то забывается, что-то воспринимается острее. Далее текст и немного картинок.

Итак, мы остановились на истории экспедиций на К2. Как уже было сказано, в 1954 году чести стоять на вершине второй вершины планеты удостоились два итальянца — Лино Лачеделли и Ачилле Компаньони. Их успеху предшествовала череда экспедиций на К2 и другие высочайшие горы Земли, где отшлифовывалась тактика восхождений на большие высоты, накапливался бесценный опыт, совершенствовалось снаряжение.

Сейчас К2 — одна из самых популярных вершин. Известность ее обусловлена и красотой, и труднодоступностью, и славой «роковой кровавой горы», которая обычно муссируется в многочисленных фильмах. Наверное, больше чем про К2, художественных фильмов не снято ни про какую другую вершину — даже Эверест здесь в аутсайдерах.

А мы, тем временем, совершаем прогулку в другую сторону от К2 — вверх по верховьям ледника Балторо. Вокруг — потрясающие виды, крутые стены из камня и льда, башни-сераки на леднике, русла рек, текущих в ледяных берегах. И тишина. Совершенно потрясающая. Особенно, если отойти подальше от воды.

На поверхности ледника — чехол из обломков, который прекрасно отражает довольно сложное геологическое строение окружающих хребтов. Попадается здесь как гнейс, так и мрамор.

Ветер на Броуд-пикеДойти до верховьев ледника, где ветвь Балторо сливается с ветвью ледника Абруццкиого сегодня не судьба. Жаль, оттуда должен открыться вид еще на две грандиозные вершины — Гашербрум 1 и Гашербрум 2.

Потихоньку возвращаемся в лагерь — сегодня еще одна ночевка на Конкордии и завтра спуск вниз. Вечер такой же потрясающий, как и предыдущий. Он сменяется столь же прекрасной прозрачной ночью. Ледяные склоны гор блестят в холодном свете Луны, висящей над Митра-пиком.

Утром начинаем собираться. Погода еще солнечная, но над каждой вершиной висит характерное линзовидное облако — признак приближающейся смены погоды.

Удивительно быстро доходим до лагеря Горо-2, где и будем ночевать. Вокруг — высохшее ослиное и человечье дерьмо, какие-то ошметки, потроха кур и прочая дрянь. И все это на леднике. Благодаря сухому и холодному климату органика здесь высыхает и очень долго разлагается.

Вечером пошел прогуляться в сторону от лагеря. Пересек небольшой ручеек, поднялся на моренную гряду и вот, передо мной во всей красе предстала громада Машербрума — еще одного каракорумского гиганта.

К2По пути вверх мы его так и не увидели — он был надежно скрыт облачными массами. Теперь огромная островершинная гора плыла высоко в небе. Лучи заходящего солнца окрасили ее вершинную пирамиду в пурпурно-золотистые цвета. Да, стоило проделать долгий путь ради еще одной величественной картины Природы!

На следующий день продолжаем путь вниз. Одыхаем в Урдукасе, где меняем носильщиков — двух портеров заменяет ишак. Еще один портер — Шабан — продолжает идти с нами.

Ишак в горах — незаменимое животное. Сильный, неприхотливый, небольшой — он очень удобен на горных тропах. Но и ишаку местами бывает нелегко. Иногда застревает с поклажей между двумя большими камнями, на спусках идет очень осторожно. В итоге, мы нашего ишака быстро обогнали и, придя в Кугурсай, еще долго ожидали наш груз с палатками и горелкой.

Поставив лагерь, связались с Москвой по телефону и узнали об успехе наших ребят на Западной стене К2. Появился повод уничтожить злополучную бутылку китайской огненной отравы, которую мы с собой таскали. Пить ее просто так было невозможно, поэтому она была разведена большим количеством концентрированного апельсинового сока — субстанции, самой по себе едкой. Китайская водка тут же забила вкус апельсинового сока и мы, давясь этой дрянью, отметили победу наших альпинистов.

Ледник Балторо в районе перехода. Фото И. РыльскогоЗавтра предстоял тяжелый день — переход Суворова через Альпы через ледник Балторо в базовый лагерь Транго. Осла вместе с погонщиком отправляем нормальной дорогой в Пайю, а сами, навьючившись шмотьем, вместе с Хасаном и Шабаном идем в неизвестное.

Пересечение ледника заняло часа 3. Это — неимоверный хаос провалов, трещин, озер и прочих препятствий. По словам Хасана, он ходил через Балторо всего раза 3. Теперь будет четвертый.

Во время перехода по леднику я, признаться, притомился. Захотелось отдохнуть от всех и побыть одному. Поэтому, подойдя под язык ледника Транго, мы разделились. Мы с Шабаном потащились к месту нашей ночевки, а Хасан с ребятами начали подъем под Транго.

Ледник Балторо в районе перехода. Фото И. РыльскогоМесто лагеря было в кармане боковой морены — уютное закрытое место с редкими деревьями арчи вокруг. Небольшая портерская хижина дополняет картину. В лагере людно — большая группа носильщиков с клиентом идут дальше — в базовый лагерь Транго. Единственным недостатком этого замечательного места было полное отсутствие воды. За ней пришлось спускаться вниз к леднику. Хорошо, что Шабан взял канистру и сгонял за водой.

Я уже упоминал, что местные жители очень музыкальны. Убедился в этом еще раз. Когда все лагерные хлопоты были закончены, Шабан сел на крышу хижины и затянул какую-то длинную печальную песню.

Пока портер упражнялся в вокале, я решил прогуляться вокруг лагеря. Собственно, пути было два — или вверх по тропе, или вниз. Над тропой растут заросли арчи — удивительного растительного сообщества, свойственного пустынным горам Азии. Деревья тут стоят довольно далеко друг от друга, поэтому тенистой прохлады в этом лесу нет. Сами деревья — старые, с перекрученными кривыми стволами, торчащими на поверхности земли корнями. Среди леса попадаются звериные тропы — мархуры (винторогие козлы) и козероги часто спускаются сюда.

Вскоре приходит остальная группа. Мы ужинаем и наслаждаемся еще одним прекрасным вечером в горах, бросая прощальный взгляд на стену из высочайших вершин мира. Завтра они уже скроются от нашего взгляда за более низкими отрогами боковых хребтов.

Чоголиза (Брайд пик, 7654 м) Утром движемся дальше вниз по тропе. Сегодня будет длинный переход до Бардумала, но он нас не страшит — мы хорошо акклиматизированы, идем вниз и рюкзаки у нас заметно полегчавшие. Путь идет вдоль ледника Балторо, в одном месте пересекая место его слияния с большим боковым притоком — ледником Ули-Бьяхо. Как и следовало ожидать, здесь нас поджидал лабиринт трещин, которые пришлось подолгу обходить и, местами, прыгать. Но вот, тропа стала заметно идти вниз — мы подошли к языку Балторо. Еще несколько километров, и мы будем в Пайю, где наметили длительный привал на период дневной жары.

В Пайю нас уже ждет осел с вещами. Отдыхаем, перекусываем и перепаковываемся. Портер Шабан здесь стал новым владельцем моих старых пластиковых ботинок, чему был несказанно рад.

Мы же двинулись вниз и через несколько часов нетрудного перехода были в Бардумале. Во второй раз это место показалось мне более уютным, нежели раньше. Тут уже тек ручей с чистой водой и не было той изнуряющей жары.

Общий вид жилища простого балтистанского пролетария, так сказать. Фото И. РыльскогоПроснулись ночью и стали собираться. Сегодня важно сделать выход как можно раньше, чтобы до жары дойти до Асколе. Первая половина пути до Джохлы была нетрудной, шли по утренней прохладе. После выхода из Джохлы, когда солнце встало из-за хребтов и стало припекать, путь стал более утомительным. Но впереди нас ждет прохлада Корофонга, куда мы прибыли к полудню. Отсюда до Асколе еще несколько часов по изнуряющей жаре. Вода у нас кончилась, поэтому стекающие со склонов недалеко от селения ручьи стали для нас очередным спасением.

Наконец, входим в Асколе. Поселок встречает нас грязью на узких улочках, вонью и глазеющими со всех сторон аборигенами. Сразу в лагерь не идем, а заходим в гости к Хасану. У него довольно неплохой, по местным меркам, дом. Садимся в комнате, где на земляном полу нет ничего, кроме стола и нескольких стульев. Вскоре приносят чай. Несмотря на всю экзотичность обстановки, мы, действительно, отдыхаем. Маршрут закончен, все тяготы остались позади.

Еще несколько дней назад мы договорились с Хасаном насчет барана, которого должны были зажарить при нашем возвращении в поселок. Сначала предлагался як, но его мы бы точно не съели. Отдаем деньги за барашка, и нам его обещают скоро привести. Сумма не маленькая — около 200 зеленых решили поиметь местные с белых оголодавших сагибов.

Загон для скота. Обратите внимание на аутентичную лестницу! Фото И. РыльскогоПридя на стоянку, ставим палатки. Вскоре показалась делегация местных, ведущих на веревке какое-то животное. «Странные рога у этого барана,» — думаю я и подхожу ближе. Удивленно и молча смотрим на приведенного на заклание агнца. «Так это же козел!» — восклицаем дружно с Петровичем. Ага, да еще старый и вонючий, уже одним своим козлиным копытом стоящий в лучшем мире. А, ладно, черт с ним — уж очень мяса хочется! Козла уводят, мы продолжаем возиться в лагере в предвкушении вечернего пиршества.

Вскоре начинает накрапывать дождь, и мы залезаем в палатку, где продолжаем отпаивать уставшие тела чаем.

Уже стемнело, когда мы были приглашены к столу. Надо сказать, что я всегда считал, что у скотоводческих народов достаточно высока культура приготовления мясных блюд. Поэтому и на этот раз мы надеялись отведать какой-нибудь национальный кулинарный изыск от балти. Что ж, наши ожидания оправдались в полной мере! Никогда еще в жизни не ел я столь грамотно приготовленной козлятины!

Не знаю как, но местным кулинарам удалось ужарить целого козлину до нескольких кусков черного сухого мяса! Короче, подали нам на блюде мясные сухарики. Жрать их было совершенно невозможно. Единственным съедобным блюдом был какой-то козлиный ливер. Молча и понуро пережевывали мы куски несъедобной козлятины. «Ну, что, съели барашка за 200 $? Зато теперь мы его на всю жизнь запомним, когда еще такого отведаешь!»

Избы Жилища топят по черному. На крыше — куча корней, которыми топят. Дым от этого дела совершенно невыносимый. Фото И. РыльскогоНаутро за завтраком доели козлятину, оставшуюся с ужина. Пока ребята собирали лагерь, мы пошли с Петровичем на экскурсию по поселку. Хасан привел нас в одну хибару — самый старый дом в Асколе. В полу — прямоугольное отверстие с лестницей. Спускаемся на уровень ниже — это что-то вроде нашего подвала. Оказывается, здесь и живет основную часть времени вся семья. Рядом — загон для скота. Топят по черному, поэтому на потолке толстый слой копоти. Крыша такого дома тоже используется для всяких хозяйственных нужд. В конце лета на каждой крыше местные сушили корни какого-то местного растения. Высохшие корни использовались в качестве топлива для приготовления лепешек-чапати (а я-то удивлялся, почему у них такой вкус странный?)

Покинув этот дом, мы попали в лапы местного учителя. Он пригласил нас в гости и стал угощать чаем (отказываться от угощения тут не принято — большое оскорбление!). Поэтому долго беседуем с представителем местной интеллигенции о судьбах мировой революции. По традиции, сидим мы на полу на коврике (мебели никакой нет). Единственным украшением комнаты были воинственные фотографии Аятоллы Хомейни и Ахмадинежада, вырезанные из какого-то журнала.

Это внутренность жилища. Все в копоти. Очаг представляет собой поставленные на «попа» камни. Фото И. РыльскогоДальше мы еще несколько раз пили чай в других домах — каждый норовил пригласить нас к себе. Поэтому экскурсия сильно затянулась, и ребята уже начали за нас волноваться.

Вот и настал момент прощания! Грузимся в джип и покидаем горы Каракорума! Хотя, впереди у нас еще почти три дня горной дороги.

Дорогу в нескольких местах размыло, поэтому трижды меняли транспорт. Доезжаем до оползня, перегружаем вещи в стоящий на другой стороне джип и едем дальше. Это здесь нормальная ситуация для такой сложной дороги.

Один мужик еще в Асколе попросил нас довезти его вниз. Поскольку места в машине не было, он прицепился сзади к запаске. Так всю дорогу и проехал с нами.

Ближе к вечеру прибыли в Скардо и заселились в отеле. После чего решили заняться шоппингом и пошли по местным сувенирным лавкам. Выбор сувениров тут довольно большой. Прежде всего, привлекли внимание местные шерстяные шапочки-нуристанки.

Скардо и окрестные горы славятся своими самоцветами. Поэтому, в любой лавке вам предложат на выбор обработанные аквамарины, гранаты, изумруды. Еще больше выбор необработанных коллекционных камней. Зайдя в одну лавку, проторчали там с Илюхой больше часа, выбирая друзы аметистов. А продавец все доставал и доставал из-под прилавка свертки с камнями…

Дальше зашли соседнюю лавку древностей. Какие-то монеты, позеленевшие бронзовые изделия, отмокающие в корытах и камни, камни, камни. Торговец оказался очень словоохотливым и начался торг. В итоге, потратили больше полутора часов на общение. Вышли (женская часть уже долго маялась на улице, ожидая нас) прошлись дальше…. И опять вернулись в эту лавку (торговец обещал показать зеленый турмалин), проведя еще полтора часа в мире камня. Видимо, мы этому мужику сделали месячную (а, может, и годовую) прибыль.

После ужина разложили наши приобретения на столе и стали их внимательнее изучать. Тут же появился работник отеля с предложением купить и у него камушки… Черт, да ими тут все торгуют!

Следующий день для меня был самым тяжелым. Короткий и сильный приступ какой-то желудочной инфекции (или расстройство в связи с резкой сменой пищи) на сутки вывел меня из строя. Утром Петрович впихнул в меня половину нашей аптеки, разъясняя что от чего помогает — от холеры, дизентерии и т. п. Я лег в автобусе на заднее сидение и уже не вставал до Чиласа, пропустив замечательное место — памятный знак, где сходятся три горные системы Азии — Гималаи, Гиндукуш и Каракорум.

К вечеру мне стало заметно лучше. Значит, действительно, это не инфекция (уж очень я холеры какой-нибудь боялся).

Утром продолжили путешествие, и уже к вечеру были в Исламабаде. Здесь нам предстоит провести два дня. Встречает нас Афзал, который очень доволен, что все благополучно (моя болезнь его сильно взволновала). На следующий день у нас запланирован брифинг в министерстве туризма и посещение местного этнографического музея.

Заключительный день в Пакистане был посвящен поездке в Таксилу — развалины древней столицы государства Гандхара. Сама Таксила представляет собой разрозненные и далеко стоящие друг от друга буддистские храмовые комплексы — монастыри и ступы. Все сильно разрушено, особенно пострадали изображения Будды. После осмотра нескольких монастырей поехали на местное водохранилище прокатиться на кораблике. После изнуряющей жары (за сорок) при стопроцентной влажности озерная прохлада оказалась очень кстати.

Вечером все собрались в итальянском ресторане на прощальный ужин. Козла на этот раз не было, зато официант, увидев нас, загадочно и тихо сказал, что есть вино. Это было весьма кстати, хотя в отеле у нас уже были припрятаны несколько банок пива и бутылочка огненной воды (все произведено в соседнем городе Равалпинди!).

Процесс покупки подпольного алкоголя нужно описать отдельно. Сначала тихонько нужно намекнуть нужному человеку, почему, мол, у вас нет алкоголя даже для иностранцев? Человек, загадочно улыбнувшись, говорит, что в Пакистане есть все. После чего везет в нужное место (обычно это отель), где нужно предъявить паспорт другому нужному человеку. Убедившись, что вы, действительно, не гражданин Пакистана, человек либо сам приносит требуемый продукт, либо отправляет к тому, у кого непосредственно нужно его получить. Вот такая схема подпольной торговли! Пиво местного разлива, кстати, не очень хорошее. Водку мы и пробовать не стали, а отдали взамен презентованной нам в начале путешествия бутылки Смирновской.

Ранним утром на следующий день мы прибыли в аэропорт, откуда благополучно вылетели на родину.

© Фото: А.Савостин, И.Рыльский

Опубликовано: 29.12.2012
Если вы обнаружили ошибку в тексте, выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить администрации сайта!

Комментарии (1)


Лина
4 года назад

Re: Окончание путешествия по горам Каракорума

С нетерпением ждала вашего продолжения про путешествие. не так часто удается прочитать подобные истории. Вы ребята, молодцы, на такое приключение рискнули. Пакистан ведь это пока для всех нас страна неизведанная и полная опасностей. хорошо, что у вас все прошло гладко и осталось хорошее воспоминание.
С наступающим вас Новым годом!!!!!

Добавить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.