Сообщить об ошибке

Если у вас есть комментарии к тексту, который содержит ошибку, укажите их в этом поле. В противном случае оставьте поле пустым.

Вход на сайт

Регистрация
Потеряли пароль?
Что такое OpenID?

Регистрация на сайте

Информация об учетной записи
Существующий адрес электронной почты. Все почтовые сообщения с сайта будут отсылаться на этот адрес. Адрес электронной почты не будет публиковаться и будет использован только по вашему желанию: для восстановления пароля или для получения новостей и уведомлений по электронной почте.
Укажите пароль для новой учетной записи в обоих полях.

совет путешественнику

Обувь для похода. Фото с сайта idemvpohod.com

Бродяга в известной песне не зря проклинал судьбу, путешествуя по степям Забайкалья. Вероятно, ему жали сапоги. Планируя трекинг по безлюдным местам, особое внимание следует уделять одежде и обуви.

сегодня

23 октября
Джозеф Карпю провел первую в Европе пластическую операцию
Джозеф Карпю провел первую в Европе пластическую операцию

23 октября 1814 года в Лондоне хирург Джозеф Карпю провел первую в Европе пластическую операцию – ринопластику по «индийскому» методу. Она прошла успешно, и когда он снял повязку через три дня после операции, воскликнул: «Бог мой, да это же нос!».

К2. Свидание с самой неприступной вершиной мира


Отморозки в поисках ледяной свежести, или русский вояж в Балтистане. Часть 4

К2 (Чогори) - 8611 м. Ранним утром следующего дня мы вышли вверх по течению ледника Годуин-Остен по направлению к базовому лагерю К2. Окружающие горы были окутаны густой облачностью, в разрывах которой изредка проглядывали нижние часть склонов высочайших вершин Каракорума. Оставалось только гадать, что же скрывается за плотной пеленой. Догадки наши подкреплялись многочисленными описаниями и фотографиями этих мест. Вот там (указывая на неясные очертания в облаках) должен быть Гашербрум-4, вот там — Броуд-пик, а впереди должна быть К2

Путь по леднику идет в его центральной части по обширной срединной морене. То и дело взбираемся на очередной моренный холм, обходим очередной разлом или небольшое ледниковое озеро.

Наиболее неприятным местом было слияние ледников Годуин-Остен и Балторо. Здесь тропа идет через хаос ледовых нагромождений, огромных провалов и каверн, иногда вьется по гребням узких ледовых гребней.

Медленно идем в мороси и тумане, отпустив портеров вперед. Они должны ждать нас в базовом лагере под Броуд-пиком.

Придя в лагерь (это было просто место на морене ледника с местами для палаток, сейчас пустующее), носильщиков с едой и горелкой мы не нашли. Эти идиоты ничего не поняли из объяснений гида и ушли дальше. Хасан бросился их догонять, а мы побрели дальше.

Вскоре завидели на морене какого-то мужика, бредущего нам навстречу. Весь его внешний вид говорил, что мы прекрасно поймем друг друга и без переводчика.

— Привет, ребята, куда идете?
— Да к вам в гости!
— Ну, тогда давайте знакомиться. Сергей Иванович, народ зовет меня просто Док. Если поторопитесь, успеете на обед.
— А Вы куда идете?
— Да я просто гуляю вниз по леднику.

Итак, к двум дня мы были в расположении нашей экспедиции в базовом лагере К2. Лагерь обширный — большая палатка под столовую и кают-компанию, палатка для связи со спутниковым интернетом и возможностью выхода в телеэфир, склады, кухня, баня, жилые палатки. Встретили нас участники экспедиции, которые на данный момент были внизу — руководитель Виктор Козлов, уже знакомый нам врач Сергей Бычковский, фотограф Владимир Купцов, телеоператор Игорь Борисенко, корреспондент Олег Ушаков и тройка альпинистов: Николай Тотмянин, Алексей Болотов и Геннадий Кириевский, готовившиеся к завтрашнему выходу на гору.

На обед мы успели. Питаются наши восходители, однако, хорошо и сытно. Готовит еду один из лучших поваров Исламабада, еду подают, как в хорошем ресторане — первое, второе, десерт. Блюда довольно изысканные — вроде супа из мяса яка или десерта из свежих фруктов. Яка, надо сказать, забили еще вчера. И не первого. Гора тяжелая, экспедиция долгая, поэтому уже третий или четвертый лохматый зверь принесен в жертву каракорумским богам.

Ставим лагерь недалеко от базлага. Хасан и портеры ставят палатки в отдалении. Все происходит медленно и утомительно — голова уже побаливает, движения ленивы и медленны. И неудивительно, высота здесь уже за 5000 м.

Вообще эта морена под горой — какое-то мистическое место. С одной стороны крутой стеной поднимается пик Ангела, с другой — вздыбленный многочисленными башнями-сераками ледопад на Годуин-Остене, где-то в облаках прячется южная стена К2.

Броуд-пик (Фальханг-Кангри) 8047 м. Погода чуть налаживается, хотя К2 как скрывалась от нас в саване облаков, так и скрывается. Зато в закатных лучах солнца во всем своем великолепии виден грандиозный Броуд-пик или Фальханг-Кангри, еще один каракорумский гигант, вознесшийся до 8047 м. Лишь 27 июня 1957 году его вершины достигли участники австрийской экспедиции — Герман Буль (ставший после этого восхождения первым человеком, побывавшим на вершинах двух восьмитысячников), Курт Димергер, М. Шмук и Ф. Винтерштеллер.

Трехглавый Броуд-пик поистине грандиозен. Гигантские скальные гребни, уходящие в поднебесье и огромная ледово-снежная терраса под главной вершиной пылали расплавленным золотом в лучах заходящего солнца. Это была завораживающая картина.

С заходом солнца лагерь погрузился в холодную темноту ночи. Температура стремительно падала, поэтому мы решили расползтись по палаткам.

Следующим днем после завтрака в сопровождении Владимира Купцова совершаем прогулку в направлении Мемориала — грустного места в память всех оставшихся на Горе. Высоко на склоне скальной гряды, окружающей К2 видны многочисленные таблички с именами. Есть здесь и русские фамилии — Кузнецов, Фойгт, Утешев, Кувакин, Соколов, Губаев… Некоторые появились здесь совсем недавно.

Какое-то время сидим молча среди этих скал. Тишину нарушают лишь крики семейства воронов, гнездящихся неподалеку. Кое-где на этих холодных скалах, продуваемых ветрами и вымороженных каракорумскими морозами жизнь отвоевала себе крохотные островки. То тут, то там попадаются маленькие пятнышки зелени — мхи, лишайники и крохотные камнеломки в вечной борьбе за жизнь с суровой природой высокогорья.

Спускаемся вниз, к лагерю. Отсюда, сверху, он кажется совершенно затерянным в хаосе льда и морен ледника.

К2 и ледник Годуин-ОстенВыходим к леднику. Погода налаживается, светит солнце, горы вокруг постепенно предстают во всем своем великолепии. Лишь неуступчивая Чогори продолжает хмуриться и скрываться за мощной пеленой облаков, лишь изредка демонстрируя нам свою вершину.

Зато панорама окружающих вершин впечатляет. Если смотреть вверх по течению ледника Годуин-Остен, то взгляд упирается в мощную высокую гору — Скиан-Кангри. Правее, уже на другом берегу ледяной реки воздымается уже знакомый нам Броуд-Пик. От него вниз по течению ледника до слияния его с ледником Балторо идет стена из вершин, чуть не дотягивающих до 8000.

В верховьях Балторо отчетливо виден одинокий высокий горный массив, укутанный покрывалом из снега. Чоголиза или Брайд-пик — своенравная и сложная гора, уходящая ввысь более чем на 7500 м. Во время восхождения на Чоголизу в 1957 году погиб Герман Буль, пионер Нангапарбата и Броуд-пика.

Вечером идем на прогулку по леднику Годуин-Остен. Выйдя из базового лагеря и форсировав небольшую реку, тeкущую в ледяном желобе, мы оказываемся в удивительном и чарующем месте. Вокруг нас поднимается лес из ледяных башен. Долго блуждаем между ними, стараясь не уходить вглубь ледопада. Удивительным открытием стало обнаружение тут довольно большого озерка во льду с прозрачной водой и голубым льдом по берегам. Вокруг текли многочисленные ручьи, пропиливая во льду глубокие русла, извивающиеся петлями-меандрами.

После прогулки вернулись в лагерь и стали готовиться к завтрашнему возвращению на Конкордию. К-2 так окончательно и не расчистилась, лишь на короткое время показав нам свою вершинную пирамиду.

Вечер коротали в большой лагерной палатке за чаем и разговорами с оставшимися внизу участниками экспедиции и вновь прибывшим товарищем. Из передового базового лагеря вместе с группой носильщиков спустился пакистанский офицер связи — молодой темнокожий парень лет 25. Много чего он нам рассказал, но тут содержание наших бесед передавать не буду, ибо это военная тайна.

Вершина К2 окутана мощными чечевицеобразными облаками-лентикулярисами. Утро следующего дня, 18 августа, было солнечным. Мы разложили на камнях коврики и сели завтракать, наслаждаясь окружающей горной панорамой. Вот только К-2… Она опять нам не показалась, вокруг нее сидело мощное облако. Прямо заговоренная гора.

Зато у нас появилось другое развлечение. Мы стали считать лавины, сходившие по скальным лоткам со стены над лагерем. Периодичность схода минуты 3, иногда чуть больше. До нас это, естественно, не докатывалось, а рассеивалось в пыль еще на середине стены. Какое-же количество снега может накопиться в снегосборе, чтобы на протяжении полутора часов разгружать это все в кулуар с периодичностью раз в несколько минут? Хм, а если бы это все разом оттуда шурануло?

Днем собираемся в дорогу. Подошли Хасан и портеры. Мы уже упаковались и решили отобедать на дорожку. И тут… Облачные массы, скрывавшие от нас гору, вдруг пришли в движение. Открылись ледник Филиппи, спускающийся с южных склонов К-2, стало видно ребро Абруццкого, седло Негротто, юго-западное ребро… Наконец, гора практически освободилась о своего покрова. Лишь небольшое облачко продолжало висеть над вершиной.

«Lucky people,» — тихо сказал Хасан за нашими спинами. И мы, действительно, были счастливы в этот момент. Проделав этот долгий и трудный путь мы были вознаграждены видом величественной огромной горы. Стоим, задрав головы, где высоко в иссяня-черном небе висит вершинная башня горы, испещренная светлыми желтоватыми полосами.

После обеда, тепло попрощавшись с гостеприимным лагерем и его обитателями, идем вниз путем, который уже прошли.

Проходя лагерь под Броуд-пиком, заметили людей. Какие-то мужики (один из них франкоговорящий). Здороваемся, мужик интересуется, откуда мы.

— Мы из России.
— О, Россия! Я немного говорю по-русски! (Пытается сказать что-то на русском).
— А откуда русский знаете?
— Сидел в вашей тюрьме в бухте Провидения!

Да уж, кого только не встретишь в центре Каракорума!

Уже на закате мы подходили к Конкордии. Это был поистине фантастический закат! Заходящее солнце освещало косыми лучами стены величайших вершин Земли, окрашивая их в разные оттенки золотистного цвета. Настоящая феерия цвета и света! Цвета менялись от золотистого до бoрдового, по мере захода солнца.

Вдалеке, в верховьях Балторо пылал золотом огромный массив Балторо-кангри — величественной вершины, высотой более 7300 м. Один из первых исследователей бассейна Балторо, англичанин Уильям Мартин Конвей, в 1892 году дал ей название Золотой трон. Да, это более чем точное название!

Гашербрум - IV 7980 м.В оранжево-золотистые, а затем в бoрдово-пурпурные цвета окрасилась грандиозная стена Гашербрума-4, более чем трехкилометровым бастионом возвышающаяся над Конкордией.

Подойдя к месту лагеря уже в темноте, мы видели как последние лучи уже зашедшего Солнца сверкнули золотом над вершинами Броуд-пика и К-2. Затем мир погрузился в холодную темную ночь. На смену солнцу пришли звезды. Именно здесь, в прозрачной атмосфере гор, на высоте более 4500 м, вид ночного неба грандиозен. Свет Млечного пути, разрезавшего купол неба, способен отбрасывать тень. Такого на равнинах с их пыльной атмосферой никогда не увидишь.

Мы ставим палатки, но готовить еду не хочется. Мы устали и находимся по впечатлением от картин сегодняшнего дня. Хасан приглашает нас в портерскую палатку поужинать.

Берем какую-то еду и идем в гости. У портеров быт нехитрый — большая шатровая палатка на всех, керосиновая плитка, склад каких-то шмоток. Они угощают нас местной снедью — тушеные овощи, густо приправленные перцем и «чапати» — лепешками из муки. Довольно долго сидим у них, общаясь за «жизнь», насколько это возможно.

После ночных посиделок вылезаем из их логова и бредем к нашим палаткам. Рядом стоят знакомые палатки швейцарцев. Ребята честно пытались пройти перевал Гондогоро. Что у них там случилось — не понятно, только их носильщики под перевалом передрались. Пришлось им срочно идти вниз, во избежание кровопролития. Теперь они пойдут обратно по пути подъема.

А завтра мы планируем «день отдыха». Т. е. без груза и налегке пройти как можно выше по течению ледника Балторо.

Гашербрум - IV 7980 м.19 августа… Это был чудный день. Мы никуда не спешили, нам не нужно было усилием воли вытаскивать себя из теплых спальников и вылезать в холод за тонкими стенками нашей палатки.

Я проснулся, когда лучи солнца осветили уже наше маленькое жилище. Мир показался мне желтым — яркий свет, пройдя сквозь желтый купол палатки осветил все золотистым оттенком. По шуршанию гравия около палатки я понял, что Петрович уже проснулся и ходит вокруг с фотоаппаратом.

— А знаете, друзья, сегодня утром я проснулся с чувством, что я герцог Абруццкий!
— Да, Петрович, эка тебя занесло!
— Да, Илюх, вот тут-то тебя и накрыла горняжка!
— Да вы посмотрите какая кругом лепота-то! Поневоле почувствуешь тут себя первооткрывателем Каракорума!
— Ну если ты герцог, то я буду графом, так уж и быть, — отвечаю я на это спросоня.

Эта невольная утренняя шутка, родившаяся на высоте 4700 м в окружении величайших вершин Земли невольно запомнилась. Частенько потом вспоминалось нам «чувство герцога», да и за Илюхой теперь закрепилось новое прозвище «Герцог».

Вылезаю из палатки. Кругом ни облака, и каракорумские гиганты наконец-то предстали во всем своем великолепии!

Митра-пик К-2 полостью очистилась от облаков и в виде гигантской пирамиды доминирует над ландшафтом. Левее ее возвышается белоснежный треугольник пика Ангела. По правую сторону — стена из величественной Фальханг-Кангри, семейства Гашербрумов (сколько их, я так и не знаю-то ли 5, то ли 7). В верховьях ледника Балторо, куда сегодня намечается наш маршрут, виден огромный белый массив Балторо-Кангри. Далее на юг открывается огромный амфитеатр, в котором лежит ледник Вигна, по которому мы должны были идти к перевалу Гондогоро. Прямо над Конкордией поднимается острый зуб Митра-пика.

Да, грандиозная картина! Понятны чувства исследователей этих мест, которые терпели столько лишений, лишь бы добраться до этого заветного уголка! Все имена не перечислишь — Уильям Мартин Конвей, Годуин-Остен, Адольф Шлагинвейт, супруги Уоркман, герцог Абрруци, его племянник герцог Сполето, отчаянный Эрик Шиптон и многие, многие другие.

Первую атаку на высочайшую вершину Каракорума — К2, предпринял в 1902 году Оскар Эккенштейн. Но экспедиция лишь разведала подходы к горе и верховья ледника Годуин-Остен.

В 1909 году герцог Абруццкий организует итальянскую экспедицию на К-2. Впервые достигнута высоты в 6000 м на ребре, которое вскоре получит имя герцога (ребро Абруццкого) и станет классическим маршрутом к вершине. Эта же экспедиция достигла и рекордной на тот момент высоты в 7498 м при подъеме на Чоголизу.

В 1929 году в Каракорум отправилась огромная итальянская экспедиция под началом Эймоне ди Савойа-Аоста, герцога Сполето, племянника герцога Абруцци. Экспедиция преследовала в основном исследовательские цели.

В 1934 году здесь работала международная экспедиция под руководством О. Диренфурта. Исследована и откартирована значительная территория и совершены восходжения на несколько семитысячников.

В 1937 году в регионе работает Шаксгамская экспедиция Эрика Шиптона.

В 1938 году в Каракоруме работает американская экспедиция Ч.Хаустона. На ребре Абруццкого была достигнута высота в 7925 м.

К2 (Чогори) - 8611 м. В 1939 году американцы пытаются взять реванш и организуют новую экспедицию. Руководит ею Фриц Висснер. Вместе с прославившимся впоследствии Пазанг Дава Ламой Висснер достигает высоты 8382 м. За этим последовала трагедия — гибель Уолфа и трех шерпов из-за неразберихи в организации и снятии всех нижних лагерей, когда штурмовая группа была все еще наверху.

В 1953 году Чарльз Хасутон организует новую атаку на К-2. Участники достигли высоты 7740 м и организовали верхний лагерь, где были застигнуты длительной непогодой. На спуске лавиной сносит носилки с заболевшим геологом Гилки. После 5 дней драматического спуска по ребру оставшиеся восходители достигают базового лагеря.

Развязка в длительной борьбе за вторую вершину мира наступила в следующем 1954 году. Большая итальянская экспедиция под руководством геолога и знатока Гималаев и Каракорума профессора Ардито Дезио появляется в базовом лагере. С самого начала восхождение омрачено трагедией — от воспаления легких умирает Марио Пухоц. Но экспедиция продолжается и 31 июля Лино Лачеделли и Ачилле Компаньони достигают вершины горы.

© Фото автора

Опубликовано: 22.12.2012
Если вы обнаружили ошибку в тексте, выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить администрации сайта!

Добавить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.