Сообщить об ошибке

Если у вас есть комментарии к тексту, который содержит ошибку, укажите их в этом поле. В противном случае оставьте поле пустым.

Вход на сайт

Регистрация
Потеряли пароль?
Что такое OpenID?

Регистрация на сайте

Информация об учетной записи
Существующий адрес электронной почты. Все почтовые сообщения с сайта будут отсылаться на этот адрес. Адрес электронной почты не будет публиковаться и будет использован только по вашему желанию: для восстановления пароля или для получения новостей и уведомлений по электронной почте.
Укажите пароль для новой учетной записи в обоих полях.

совет путешественнику

Гироскутер. Фото с сайта www.avito.ru

Гироскутер – это такой себе самокат, но с электроприводом, поэтому его скорость может регулироваться тем, кто им управляет. Разработчики порой обижаются на такое сравнение, убеждая, что ни одного аналога у механизма еще нет.

сегодня

22 ноября
День святой Сесилии
День святой Сесилии

22 ноября – День святой Сесилии. Это праздник мексиканских музыкантов марьячи, ныне известных во всем мире благодаря фильму Р. Родригеса «Отчаянный». Каждый год они собираются в день своей покровительницы святой Сесилии на фестиваль.

Пагода Лонгшон и будни жителей Нячанга


Из цикла «Мозаика Вьетнама». Часть 7

10 день, 27 февраля 2006 г. — понедельник

В этот день мы открыли купальный сезон, волны успокоились, и мы смогли зайти и выйти из моря без опасения быть сбитыми волной. Море медленно колыхало нас в своих объятьях, прозрачная вода держала на поверхности. Купальники высыхали мгновенно, не успевали мы лечь, как снова хотелось освежиться в воде. Еле выдержали до 11.00. Жарища!

г. Нячанг. Пагода ЛонгшонКак выяснила для нас Катя, осмотр достопримечательностей Нячанга можно осуществить и самим. Мы решили сперва посетить пагоду Лонгшон. Ориентируясь на статую белого Будды, возвышающуюся над городом, мы пошли по улицам, прячась в тени. Дорога шла через жилые кварталы, жители которых с удивлением смотрели на нас. В конце мы немного заплутали, и девушка на мотоцикле подсказала нам, куда идти, махнув рукой.

Дорога шла в гору, мы почти уже выдохлись, когда, наконец, увидели, колокол, находящийся в изящной беседке. Около беседки сидела и та девушка, которая нас обогнала, рядом с ней был юноша. Оказалось, что они были экскурсоводами, но их помощь нам была не нужна, так как мы заранее подготовили свою информацию.

152 ступени ведут вверх, чтобы жизнь не казалось сладкой, к самой Пагоде Лонгшон. На вершине холма еще одна широкая лестница, перила которой выполнены в виде драконов, ведет к статуе Будды, сидящего на цветке лотоса. Перед белоснежной статуей Будды на верхней площадке традиционно стояли огромные чаны-курительницы, ароматные красные палочки продаются тут же. Надо сказать, что мы мало встречали случаев прямого попрошайничества, в основном, все же предлагали какие-то немудреные товары, сувениры или услуги.

Немного напомнило Патайю в Таиланде, но здесь все это выглядит запущенным. Дул ветер, Будда почти сливался по цвету с небом. С площадки у 14-метровой фигуры, построенной в 1963 г., открывается великолепный вид на Нячанг и ближайшие окрестности. Внутри фигуры находится храм, стены декорированы картинами из жизни Будды. Вход сторожат 2 скульптурные фигуры страшилищ-стражников. Вокруг Будды расположено кладбище-колумбарий.

г. Нячанг. Дорога к Пагоде ЛонгшонЛежащий Будда


На средней площадке находим огромную фигуру лежащего в нирване Будды. Интересно, что на лбу и на макушке у него вставлены лампочки, которые, похоже, горят вечером. Подтверждая истину, что размер имеет значение, встаем рядом и делаем снимок для сравнения: я и фигура Будды. Ты такой мелкий, вот что значит величие божественной сущности! Ступни имеют татуировку в виде орнамента, в центре которого уже знакомый по Индии и Китаю знак, напоминающий свастику.

Буддизм основан на том, что всякое существование есть результат закона воздаяний, закона связи, причин и следствия. Борьба с природой (реками, непроходимыми лесами, болотами, как рассадником болезней, засухами, наводнениями, дикими зверями, жарким и знойным климатом) сильно влияла на развитие культуры местного населения, призывая к терпению и смирению.

Одним из самых почитаемых Будд является Шакья-Муни, личность которого была реальной. Первоначально на Шакья-Муни смотрели, как на образец для подражания, затем, как на властителя мира, и, наконец, он сделался отвлеченным понятием. Великий религиозный реформатор Индии Шакья-Муни провозгласил равенство и солидарность всех людей в духовном плане, он умер около 543 года до н.э., оставив после себя учение, предназначенное для всех (сутры).

Пагода Лонгшон (также известная как Пагода Тинь Хой Кхань Хоа и Пагода Нам Фат Хок Хой), где живут монахи, была основана в конце XIX века и перестраивалась несколько за прошедшие годы. Вход и дугообразная крыша украшены мозаичными драконами, сделанными из стекла и частиц керамической плитки. Главное святилище — это красивый зал, украшенный современными интерпретациями традиционных мотивов.

На нижней площадке вышла очень красивая фотография с сидящим в профиль Буддой, пагодой с ее мозаичными драконами на крыше и огромной белой свастикой, установленной среди зелени. Внутри храма очень красиво украшены колонны по обе стороны алтаря, которые обвивают устрашающего вида драконы со свирепыми усами, выполненными из проволоки.

г. Нячанг. Пагода Лонгшон Современные монахи


Сам храм очень красиво декорирован, везде висят красные фонарики, верх башенок украшен каменными цветками лотоса. Посредине сада находится великолепное мозаичное панно, которое с двух сторон охраняют драконы с жемчужиной во рту. Дети установили при нас в огромный чан курительные палочки, все с серьезным видом, без обычного детского озорства.

Далее, как подтверждение того, что ничто человеческое не чуждо и священнослужителям, мы смогли наблюдать сцену выезда монахов из ворот монастыря на мотоциклах. Они в конических шляпах, поднимая полы своих коричневых балахонов, садились на современное средство передвижения. Говорят, что и колокол, как средство пробуждения, заменил у монахов мобильный телефон.

Вдруг мы услышали знакомую мелодию нашей «Катюши», пошли на звуки музыки. Оказалось, что рядом находится школа, во внутреннем дворе которой происходил какой-то праздничный концерт. Юноши и девушки в белых костюмах танцевали и пели на сцене. Вокруг висели кумачовые лозунги, красные флаги. Я прошла внутрь и сделала съемку всего этого пионерского великолепия. Дети и учителя дружелюбно махали мне рукой.

Спустившись вниз, мы снова пошли на рынок, около которого наши девочки в магазине купили вьетнамский кофе. Желтые дыни, необычные продолговатые арбузы, яблоки, упакованные в сеточку мандарины и апельсины и прочая фруктовая экзотика — все это вызывало одновременно и восторг, и желание вкусить чего-нибудь из этого великолепия! Огромные дурианы напоминали о тайском предупреждении не вносить это плод в гостиницу из-за его вонизма...

Еще одна сторона экзотики востока, когда прямо на угольях готовят разную снедь и тут же ее продают. Мы видели всевозможные морепродукты, приготовленные со специями, блинчики, начиненные овощами, мясом и креветками. Видели рис самых фантастических цветов — то ли это пищевые добавки окрашивают их, то ли добавлено что-то в него. Некоторые продавщицы не желали, чтобы их снимали на видео и фото, махали рукой, но достаточно беззлобно. Тут же был установлен агрегат по изготовлению сока из сахарного тростника, который на вкус не произвел на нас впечатления еще в Индии.

Нам захотелось купить плетеную из сизаля шляпу (у меня такая, только уже выцветшая), мы показали ее в одной лавке и объяснили, что хотим. Вьетнамка тут же бросила свой бизнес и повела нас к рядам со шляпами. Как было не купить после этого шляпку из соломки!

Собственно нашей задачей было найти магазин, в котором продают кофе. Девочки нам объяснили, что он расположен рядом с рынком, говорили, что не ошибемся, так как можно по запаху найти. Мы ходили кругами вокруг рынка, пробовали спрашивать местных, объясняли, что нам нужен кофе «in beans», чтобы увезти с собой. Нас брали чуть ли не за руки и отводили в разные места, но кофе там был только растворимый в пакетах. Мы благодарили, и весь процесс начинался снова.

И вот когда мы уже совсем отчаялись найти этот магазин, и собрались идти в гостиницу обратно, тут-то мы и набрели на небольшой магазин с большими стеклянными емкостями, заполненными кофе. Запах в магазине стоял — мама не горюй! Я уже говорила, или нет, что Вьетнам занимает второе в мире место по экспорту кофе, поэтому грех было не купить его в зернах. Разброс цен варьировался от 80 до 200 рублей за килограмм. Тут же стояла специальная машинка для вакуумной упаковки пакетов, также можно было сразу кофе смолоть.

Внешне кофе выглядел очень темно-коричневым, и мы долго думали, сколько и какого сорта нам выбрать. Наконец, первая из нас решилась, и процесс пошел! Мы набрали разных сортов пакетами от 0,5 кг до 50 грамм. Вот наименования сортов, какие я помню: робуста, мокко, арабика. Довольные покупками, мы возвращались в отель, шли по набережной и любовались высокими пальмами, небольшими деревьями, оригинально подстриженными в стиле вьетнамских конусных шляп.

В номере было душно, кондиционер работал только в нашем присутствии, т.к. ключ от двери одновременно был и включателем электроэнергии. Забросив вещи в номер, снова пошли бродить по городу, изучая его вечернюю жизнь, наслаждаясь вечерней прохладой, свободой и беззаботностью.

Мы наблюдали, как прямо на асфальте, сидя на корточках, вьетнамцы играли в карты, делали они это с достаточной долей азартности. Проходили мимо множества интернет-магазинов, или лучше сказать интернет-кафе, но не думайте, что это — кафе в нашем понимании. Представьте себе помещение (типа складского), в котором установлены компьютеры, разделенные перегородками. Люди, в основном, вьетнамская молодежь, сидят с сосредоточенным видом перед экраном, ничего не замечая вокруг. Тут же хозяйка может приготовить тебе чай или кофе — вот и все!

Очень много местных туристических бюро, приветливые девушки явно выражали желание помочь нам, неразумным туристам, осмотреть город, предлагали туры на лодках, на острова, для дайвинга. Кстати, встречали мы и дайвинг-клубы со специфическими названиями и с соответствующей атрибутикой.

Еще в Хуэ мы часто встречали книжные магазины, но там у нас было недостаточно времени, чтобы рассмотреть книги и спросить о ценах. Надо сказать, что книги продаются на разных языках, одновременно с новыми продаются здесь и книгу б/у, более того, видели мы книги и на русском языке — даже сюда забрались Донцова и Устинова! Много магазинов, торгующих музыкальными компакт-дисками, уж не знаю, какого качества, но цены говорят, невысокие!

Вечером на улицах появляются всякого рода торговцы мелочью от чипсов и соков до горячей, вареной кукурузы. Мы не удержались и купили за 10 руб. початок большой, ароматной кукурузы. На углу оживленной улицы с одной стороны была кофейная, с другой стороны прямо на улице, на решетке поверх угольев жарили мясо. Бесподобный запах мяса гриль дразнил аппетит, вызывая желание вкусить этого сочного шмата.

Основа для коктейлейДальше шли тележки с выставленными за стеклянной витриной всевозможными фруктами и овощами (томаты, авокадо, кокос, манго, клубника, дрэгон-фрукт и пр.), в лотках лежали эти же фрукты и овощи, но уже очищенные и мелко нарезанные. Рядом стояли миксеры, взбивая всю эту роскошь цветов и вкусов в соки и коктейли.

Мы стояли, размышляя, что взять, нам предложили сесть, через какое-то время принесли в высоких стаканах что-то похожее на фруктовое пюре, так называемый «fruit shake» (иногда для сладости добавляют сгущенное молоко). Мы взяли сок манго и клубники. Стоило эту удовольствие 12 рублей, и это было, действительно, удовольствие — выпить холодную смесь, потягивая ее из трубочки. Надо еще сказать, как, вернее, на чем мы сидели. Представьте себе детский сад с его маленькими столами и стульчиками, вот так и выглядело это уличное кафе — низкие пластиковые столы и стулья, долго не засидишься!

Дальше мы попали в район развлечений: один ресторан следовал за другим, предлагая разную кухню, в т.ч. местную, китайскую, мексиканскую, индийскую, корейскую и европейскую на любой вкус и кошелек. Рассматривая выставленное на улице меню, мы брали визитки понравившегося нам заведения. Но глаз мы положили на ресторан, при входе в который были выставлены свежайшие морепродукты (рыба целиком, филе тунца, крабы, креветки, кальмары) и мясо. Приценившись, мы решили, что обязательно его посетим завтра (на сегодня у нас были другие планы).

Мы обнаружили, что магазины располагались на улицах в соответствии со своей спецификой: на одной улице продают мебель, на другой хозтовары, на третьей — одежду.

Пройдя довольно большое расстояние, мы решили вернуться в кофейную на углу. Выглядела она так же, как я описывала посадочные места, где готовят соки. Вот здесь мы и почувствовали французское влияние во вьетнамской кухне. На витрине за высоким прилавком мы увидели воздушные заварные пирожные, не вкусить которых был бы грех. Пирожное стоило 4 рубля, а чашечка кофе — 8.

Также страна унаследовала от французов любовь к кофе. Это целая церемония — процесс приготовления обычной чашечки кофе. Приносят чашку, сверху которой алюминиевая емкость с двумя ситечками. В эту емкость насыпают молотого кофе и заливают небольшим количеством кипяченой воды. Вода, пройдя через двойной фильтр, стекает черной густой ароматной массой в стакан. Можно попробовать пить так, но он очень крепкий, поэтому приносят еще и термос с горячей водой для разбавления. Также могут предложить сгущенного молока. Вкус «cпецифицкий», как говорил Райкин! Во всяком случае, на привычный нам по вкусу кофе не похож.

Сытые и довольные, мы направились в сторону набережной. Уже было темно, но народ (в основном местные жители) развлекался, кто, как мог: это были и просто посиделки на лавочках, и гуляние с детьми, и катание на роликовых коньках. Играла негромкая музыка, все было чинно, пристойно, пьяных молодежных компаний без тормозов, как у нас, мы не наблюдали. В темноте шумело море, воздух был пропитан морскими запахами. Жаль, что не удалось осуществить ночное купание из-за волнения на море, говорят, что бесподобное впечатление от фосфорицирующей воды...

Мы прошли мимо гостиницы «Lodge», от которой мы отказались. Внешне она выглядит не хуже нашей, а самое главное... имеет открытые балконы! Кроме того, похоже, в отличие от нашей полупустой гостиницы, «Lodge» был заполнен. Мы так решили из-за почти полностью освещенных окон номеров. Наша же гостиница даже издалека выглядела нежилой. Вообще надо сказать, что гостиниц в городе много, в некоторые мы заходили, брали визитки, внутри не были, не знаем, но проблем снять номер, думаем, не было бы.

В переулках готовились к открытию, как мы их назвали, походные кафе-кухни (тележка с газовой плитой, на которой тут же готовилась еда), выставлялись крохотные столы и стульчики. Кстати, по окончании работы тут же мылась посуда, грязная вода выплескивалась прямо на асфальт, а на утро и следов не оставалось от вчерашних пиршеств.

В этих уличных закусочных местное население может вкусно и экономично пообедать или поужинать. Ценами мы не интересовались, так как все же сидеть почти на асфальте и есть посчитали для себя невозможным. Все же для нас, европейцев, предпочтительнее питаться в ресторанчиках и популярных столовых или закусочных, где можно поесть недорого, но сытно и разнообразно.

Особенно популярны во Вьетнаме закусочные, специализирующиеся на национальном блюде — супе «фо» с вермишелью и говяжьим, свиным или куриным мясом, стоит пиала такого блюда около 6 рублей. Во всех городах мы видели знакомую надпись «pho», зазывающую выпить с утра большую пиалу супа «фо» с рисовой лапшой и кусочками мяса.

Также традиционно любимыми блюдами вьетнамской кухни у местных жителей являются блюда из рыбы, курицы и свинины с овощами и рисом. Не всегда запах пищи на улице вызывает приятные ощущения, но даже сами вьетнамцы считают характерной чертой своей кухни «отталкивающий запах при превосходном вкусе». У многих торговок были корзинки с чем-то завернутым в зеленые листья типа нашей долмы (что это было, мы не узнали, т.к. не попробовали).

Специфическими ароматами вьетнамская кухня обязана растениям: лимоннику, мяте и многим другим. Вьетнамские приправы очень необычны, многие из них растут только в этой стране. Чемпион по части экзотического аромата — рыбный соус ‘nuoc mam’ («ныок-мам»), который подается практически ко всем блюдам.

Вернулись в номер, выпили местного пива «Tiger» из банок, сразу оценили его мягкий вкус не в пример нашей Балтике с горчинкой. Пока не забыла, пили мы и их соки, и нектары из пакетов, в частности, сок гуавы и манго, очень вкусные, густые и насыщенные! Посмотрев на ночь глядя новости с Родины (в гостинице благодаря спутниковой антенне можно было принимать 1 российский канал), мы заснули младенческим сном.

Хания, 2006 г.

© Фото: Хания

Опубликовано: 30.07.2014
Если вы обнаружили ошибку в тексте, выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить администрации сайта!

Добавить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.