По берегу Тасманова моря — Новая Зеландия — Активный отдых — Зеленый чемодан

Сообщить об ошибке

Если у вас есть комментарии к тексту, который содержит ошибку, укажите их в этом поле. В противном случае оставьте поле пустым.

Вход на сайт

Регистрация
Потеряли пароль?
Что такое OpenID?

Регистрация на сайте

Информация об учетной записи
Существующий адрес электронной почты. Все почтовые сообщения с сайта будут отсылаться на этот адрес. Адрес электронной почты не будет публиковаться и будет использован только по вашему желанию: для восстановления пароля или для получения новостей и уведомлений по электронной почте.
Укажите пароль для новой учетной записи в обоих полях.

совет путешественнику

Путешествие с подростком. Фото с сайта  kp.ru

Подростки очень ранимы и впечатлительны, им интересен окружающий мир. Поэтому поездка в другую страну станет для него отличным подарком. Это поможет подростку сформировать жизненные приоритеты, научиться самостоятельности и, наконец, принять Вас не только как родителя, но и как друга.

сегодня

16 августа
Международная академия астронавтики
Основана Международная академия астронавтики

16 августа 1960 года в Стокгольме по решению XI Международного астронавтического конгресса была основана Международная академия астронавтики (МАА). Инициатором создания академии стал профессор Теодор фон Карман.

По берегу Тасманова моря


Из цикла «Особенности треккинга в Новой Зеландии». Часть 2

Май 2008 г.

Итак, после сложного и утомительного трека по горной части Южного острова, мы вновь оказались в уютном хостеле сети BBH в городе Ванака. И тут же приступили к обсуждению следующего мероприятия — трека в северной части острова по берегу Тасманова моря в национальном парке Абель Тасман. Трек рассчитывался на три дня. Мы должны завтра добраться до местечка Марахау, следующим утром на акватакси заброситься в бухту Тонга и оттуда за три дня пройти по берегу и вернуться в Марахау.

Треккинг по берегу Тасманова Моря

Пока пьем чай и отъедаемся, я усиленно изучаю имеющиеся материалы по треку. Изрезанное многочисленными бухтами дикое побережье сразу внушает страх. Еще пребывая под впечатлением от гор, я представляю отвесные непроходимые скалы на берегу, непролазные папоротниковые леса, болота и прочие «прелести». Димыч пытается всех успокоить, мол, это простой пляжный трек для отдыхающих. Собственно, так оно и оказалось, но без приключений там не обошлось.

Весь оставшийся день и вечер проводим за сушкой нашего снаряжения. Очень помогли нам сушильные машины, которые были в хостеле.

Еще затемно, на следующий день выезжаем в путь. Извилистая горная дорога вьется по красивейшим узким ущельям, заросшим густыми лесами из нотофагусов, древовидных папоротников и прочей экзотической растительности.

Новая Зеландия. Побережье нац. парка Абель-Тасман, северная частьНовая Зеландия. Побережье нац. парка Абель-Тасман, южная часть.Вскоре выезжаем к побережью Тасманова моря и едем вдоль него. С правой стороны тянутся хребты Южных Альп, над которыми доминирует огромный обледенелый конус горы Кука — высшей точки Новой Зеландии. На фоне зеленых лугов и лесистых холмов эта грандиозная белая гора выглядит грозно и сурово.

Дорога была длинной и утомительной. В Марахау мы заехали уже затемно, вселились в хостел, где нас уже ожидали и приготовили себе шикарный ужин из купленных в магазине продуктов. Расположились на уютной террасе и накрыли большой стол, чем вызвали зависть у остальных постояльцев.

Утром выяснилось, что скоро на акватакси нас могут забросить в бухту Тонга, и что, вообще то, этот трек идти в течение трех дней — дурной тон, ибо ходится все чуть ли не за день. Но мы были непреклонны в нашем решении идти три дня. О чем впоследствии нисколько не пожалели.

Собираем вещи и идем на станцию. Вскоре туда подъезжает трактор с прицепом, на котором закреплен небольшой катер.

— Кто тут с билетами? Залезай в катер! Занимай скорее места!

Мы садимся в лодку вместе с небольшой группой других туристов. И затем следует очередное новозеландское развлечение. Трактор затаскивает нас по отмели в море, где оцепляет, и мы сразу же оказываемся на плаву. Запускается двигатель, и мы идем вдоль берега… Но в противоположную сторону. Так как водитель лодки решил показать нам колонию бакланов на небольшом скалистом островке. Бакланы, конечно прикольные. Так как эти птицы ведут морской образ жизни и большую часть времени охотятся под водой, то им приходится долгое время сушить оперение после морских процедур, так как в отличие от других водоплавающих, оперение бакланов не имеет жировой смазки и намокает в воде.

Дальше идем вдоль красивейшего скалистого побережья. Изумрудно-синее прозрачное море в обрамлении зеленых лесов, скал и золотистых песчаных пляжей. Прям райская картинка (особенно после гор, ага).

На море видны многочисленные катамараны, яхты и группы каякеров. Ну, любят новозеландцы море. Как-никак, потомки отважных мореходов как с островов Полинезии, так и из туманного Альбиона.

Новая Зеландия. Бухта Тонга— Залив Тонга! Кому выходить?!

Мы хватаем рюкзаки, разуваемся и спрыгиваем в воду. По пути замечаем неясные тени, движущиеся у дна. Это небольшие скаты. Хорошо, хоть не электрические!

Располагаемся на золотистом песке пляжа. Рядом бродят крупные доминиканские чайки и семейка уток (тех самых, с белой головой, которых мы уже встречали в горах). Человека совершенно не боятся и постепенно начинают наглеть, выпрашивая жратву.

Прямо от пляжа начинается хорошая тропа, уходящая в густой папоротниковый лес. Берем рюкзаки и неспеша идем вдоль берега.

Конечно, древовидные папоротники — это нечто незабываемое и настоящий символ страны. В Новой Зеландии их несколько видов. Высокие, до 10–15 м, похожие издалека на пальмы, они образуют здесь настоящие реликтовые леса. Наследники древней теплолюбивой флоры третичного периода, они долгое время находились в изоляции, что позволило сохраниться этой уникальной экосистеме. Не хватает лишь гигантских птиц моа, несколько видов которых населяли эти места до появления тут человека. В последнее время в печати появилось несколько робких и неясных сообщений о возможности существования ограниченной популяции мелкого кустарникового моа в глухих уголках Новой Зеландии.

Новая Зеландия. Папоротниковый лесХоть моа мы и не встретили, зато нам попался изумительный и страшный черный волосатый паук. Было прохладно и паучок был малоподвижным. Но на наши настойчивые попытки его расшевелить, арахнид принял боевую позу, выставив вперед педипальпы. После небольшой фотосессии, паук был торжественно отправлен подальше от тропы в густые заросли папоротников. Что это за паук и насколько опасен — не знаю. Но животное очень эффектное.

Пройдя несколько часов неспешным темпом по тропе, мы вышли к бухте, на другом берегу которой должна находиться наша хата. Тропа спускается к морю и… уходит под воду. Обходная тропа увеличивает путь на несколько километров. Что же делать?

Вообще, бухта глубокая, это всем становится ясно. От моря она отделена узкой песчаной косой, по которой тоже можно перебраться. Но в одном месте косу разделяет узкий пролив, который связывает бухту с морем. Насколько он глубок, мы не знаем. Но решаем это проверить.

Запускаем в воду разведчика (Димку, конечно же). Вроде, глубоко, но проходимо — примерно по грудь и чуть выше. Быстро снимаем с себя шмотки, упаковываем, рюкзаки над головой и в воду.

Как вы думаете, насколько теплым может быть море в умеренных широтах в мае в южном полушарии (т. е. в начале зимы)? Совершенно верно, нифига оно не теплое, а очень даже холодное. Поэтому после очередной водной процедуры быстро одеваемся, чтобы не замерзнуть окончательно.

Новая Зеландия. Белолицый бакланНаконец, добираемся до хаты — довольно большого добротного сооружения. Тут есть водопровод, питьевая вода, небольшой газовый камин. В общем, цивилизация — уютно, удобно, чисто. Располагаемся, готовим небольшой перекус…

Вообще, туристическая инфраструктура в национальных парках развита мощно и очень органично вписана в окружающую среду. Хаты стоят в красивых местах, вокруг все чисто и культурно. Тропы аккуратно и периодически обновляются, налажены переходы через ручьи. Туалеты — отдельная история. Их много, они чистые, без умопомрачительных запахов. Отсутствие мусора на стоянках объясняется только одним — все отходы уносятся с собой. Таковы правила, все им следуют, и это правильно.

Выйдя часа через полтора на берег бухты, мы все поняли. Нет, это только нам могло так чертовски повезти. Мы, оказывается, форсировали бухту в самый максимум прилива! Сейчас же бухта на глазах «утекала» в океан. Через пару часов тут совсем сухо будет. Поэтому и тропа на карте есть, только пройти по ней можно в отлив.

На мелководье сразу собрались стайки всякой морской птицы. Наиболее массовым видом здесь были кулики-сороки. Иногда попадались рифовые цапли чайки и крупные пестрые бакланы.

Новая Зеландия. Кулики-сорокиВ хате появились еще несколько постояльцев. После ужина сразу ложимся спать (делать после 7 вечера тут нечего совершенно, так как темень жуткая).

Следующий день был солнечный и теплый. Не спеша, мы покинули ночлег и пошли дальше. Единственным достойным приключением был переход очередной бухты при начинающемся приливе. Вошли в воду по щиколотку, вылезали из воды, когда вода достигала середины бедра. Быстро, в общем.

Очередная хата стояла не в мелкой бухте, а прямо на берегу океана. Вместе с нами тут ночевала группа американских каякеров и несколько треккеров.

После обеда решил чуть-чуть прогуляться. Вернулся к бухте, которую мы так удачно успели перейти. Ее уже совсем затопило. Бродили несколько молодых рифовых цапель и все те же вездесущие кулики-сороки.

Еще одной особенностью местной флоры является наличие в лесах мухоморов. Да, обычных красных мухоморов. Такое ощущение, что они завезены сюда вместе с деревьями из Европы и прекрасно тут прижились.

Да и сами береговые растительные сообщества неоднородны. Там, где присутствует много влаги (это небольшие овраги, русла ручьев и речек) начинается царство уже знакомых нам древовидных папоротников. Лес тут сумрачный и захламленный.

На сухих водоразделах растительность резко меняется. Появляются сухие леса из каких-то колючих кустарников и деревьев. Их облик очень напоминает средиземноморские ксерофитные экосистемы.

Очень своеобразно выглядят болота вдоль берега, заросшие тростником. Они занимают низины между холмов и долины небольших ручьев.

Вдоль берега и на затапливаемых в прилив участках господствуют галофиты — интересная группа растений, выдерживающих условия сильного засоления и подтопления морской водой. Как правило, растения этой экологической группы имеют мясистые стебли и листья, где хранится запас пресной воды.

Следующий день — заключительный день нашего трека. Выходим утречком и по удобной тропинке доходим до Марахау. По пути встречается много туристов, идущих на береговую прогулку. Тут действительно красиво и уютно — идеальное место для прогулок налегке. Еще когда оплачивали хижины, нам сказали, что сейчас не сезон — народу в хатах мало. В пик сезона тут даже негде поставить палатку.

Периодически от главной тропы имеются ответвления, ведущие на какое-нибудь примечательное место. Обычно это смотровая площадка, с которой открываются изумительные виды на изрезанное побережье, лазурное море и цепочки заповедных островков.

На одной из таких площадок увидели плакат, повествующий об истории открытия этих мест. Именно в этой небольшой бухте в 1827 году бросила якорь «Астролябия» под командованием Дюмона-Дюрвиля во время кругосветного путешествия 1826–1828 годов.

Итак, к середине дня мы завершили прогулку по берегу Тасманова моря. Мы отдохнули, набрались сил, посмотрели на уникальные прибрежные экосистемы и познакомились с орнитофауной парка Абель Тасман. Впереди нас ждали новые приключения.

© Фото автора

Опубликовано: 26.06.2012
Если вы обнаружили ошибку в тексте, выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить администрации сайта!

Добавить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.