Сообщить об ошибке

Если у вас есть комментарии к тексту, который содержит ошибку, укажите их в этом поле. В противном случае оставьте поле пустым.

Вход на сайт

Регистрация
Потеряли пароль?
Что такое OpenID?

Регистрация на сайте

Информация об учетной записи
Существующий адрес электронной почты. Все почтовые сообщения с сайта будут отсылаться на этот адрес. Адрес электронной почты не будет публиковаться и будет использован только по вашему желанию: для восстановления пароля или для получения новостей и уведомлений по электронной почте.
Укажите пароль для новой учетной записи в обоих полях.

совет путешественнику

Виза в Катар

Виза в Катар для россиян выдается принимающей стороной. Поэтому для ее своевременного оформления необходимо подать заявку. Как показывает опыт целесообразнее это сделать заблаговременно

сегодня

09 декабря
Подписана Конвенция ООН против коррупции
Подписана Конвенция ООН против коррупции

9 декабря 2003 года в Мериде на Политической конференции высокого уровня была подписана Конвенция Организации Объединённых Наций против коррупции. Подпись под новым международным документом поставили представители 100 государств мира.

Марокко и Западная Сахара. День 18-22


По маршруту «C.-Петербург — Европа — Марокко — С.-Петербург» на Рено Лагуна 2, 2006 г. выпуска. Часть 4

21-й день. 12 августа 2009 г.

Tanneries и медина ФесаУтром, отъезжая от гостиницы, я гордо продемонстрировал подбежавшему пацану вчерашний парковочный билетик, мол, все уплочено. Но не тут то было: «это ты заплатил тому, кто вчера сторожил, а теперь мне десятку давай!» Понятное дело.

Объезжаем медину вдоль стены и паркуемся с противоположной от Королевского Дворца стороны. Tanneries, т.е. дубильни, должны быть где-то тут. Но найти их непросто, так как они спрятаны в глубине кварталов, зато обилие магазинчиков, торгующих кожаными изделиями, говорит о том, что мы в правильном районе поиска. Мечемся по улочкам, уворачиваясь от ослиных повозок и отбиваясь от многочисленных хелперов, не дающих остановится и спокойно сориентироваться по карте.

В конце концов один из таких проводников, прежде, чем мы от него отмахнулись, успел убедить меня, что он не «гид», а просто агент магазина и может отвести нас туда совершенно бескорыстно, и больше ему ничего от нас не надо. Доверяемся этому товарищу, на вид, кстати, гораздо более приличному, чем прочие, хватавшие нас за руки до того. Он проводит нас каким-то темным закоулком, куда бы мы сами, конечно, не сунулись, открывает неприметную грязную дверь и мы неожиданно оказываемся в целом многоэтажном супермаркете кожи.

В белых чанах шкуры дубят, в цветных – красят.Какой век на дворе?


Встречает нас пожилой импозантный хозяин, сама любезность. Первым делом полагается экскурсия на балкон, выходящий во внутренний двор, где, собственно, и происходит действо — выделка кожи по технологиям, не сильно изменившимся за последние пару тысяч лет. И, хотя нынче к этим технологиям явно примешан элемент аттракциона для туристов, зрелище действительно захватывающее. И не только зрелище — дух тоже захватывает. Еще на лестнице хозяин предлагал нам листики мяты, а то, мол, слабонервных от запаха может и стошнить. Мы гордо отказались — не слабонервные, но вонь над чанами стоит действительно не слабая. Основные химикаты, применяемы для дубления — коровья моча и голубиный помет, смешанные с золой. Красители, по крайней мере по заверениям хозяина, тоже только натуральные — шафран, индиго, мак и что-то там еще.

Процесс в подробностяхАдская работа

Сверху все это аппетитная фабрика выглядит как большой набор гуаши — баночки с красками всех цветов радуги. Только каждая баночка это здоровенный чан, в котором копошится полуголый мужик — полощет шкуры, выкладывает их на солнце сушиться и передает дальше по цепочке.

Жизнь по колено в коровьей мочеНо сверху смотрится очень красочно


Изложив нам вкратце суть процесса, хозяин отошел в сторонку, почтительно ожидая, когда мы нафотографируемся и обратим свои взоры на конечную продукцию. Мы, в общем-то, понимали, что экскурсию нам проводят не просто так, и даже имели в планах прикупить Ленке кожаную куртку.

Туристов приводят на вот такие балкончикиНаслаждаемся зрелищем и соответствующим запахом


Женских курток тут оказался целый этаж. Или два. Завешанных в несколько ярусов. Услужливый помощник, ориентируясь лишь по движению нашего взгляда, ловко выхватывал товар из верхних рядов и подносил примерить. Хозяин вертел перед Ленкой зеркало и рассыпался в комплиментах ей и своему товару. Демонстрировал, как отличить настоящую кожу от подделки — подносил горящую зажигалку прямо к куртке, и той ничего не делалось.

Готовая продукцияВ общем, нашли мы действительно красивую курточку, очень Ленке подходящую. Завели разговор о цене.
— O, молодой человек! У вас очень хороший вкус — хозяин расплылся в обворожительной улыбке.

Я как-то сразу напрягся.
— Вам нравятся самые дорогие вещи!

Это верно, но хотелось бы ближе к делу.
— Как вы думаете, сколько такая вещь стоит в вашей стране?

Я честно ответил, что понятия не имею.
— Она стоит очень дорого! — обиделся мужик — а я вам ее отдаю всего за пять тысяч дирхамов!

Дирхамов в моем бумажнике оставалось от силы тысячи две, так что у меня совершенно искренне вырвалось:
— Таких денег у меня нет!

Настолько искренне, что хозяин, видимо, возлагавший на нас большие надежды, сразу поскучнел и даже не стал торговаться, а быстренько повел нас на нижний этаж, где «можно посмотреть вещи подешевле». Тут мне сразу же глянулась сумочка для мамы, естественно, тоже самая дорогая в своем классе...

— У месье хороший вкус, — отреагировал хозяин без особого энтузиазма, — полторы тысячи дирхамов стоит эта вещь, однако.

И, обреченно выслушав ответ, что и такой суммой месье не располагает, переключился на более перспективную пару иностранцев, перепоручив нас кому-то из помощников. Помощник, отрекомендовавшийся, впрочем, братом хозяина, оказался не столь алчным.

Быстро присмотрели курточку Ленке.... и сумочку маме


Он еще немного поводил нас по своему хозяйству и незаметно подвел разговор к кульминационной точке:
— Ну нет дирхамов, не расстраивайся. Бывает. Ты молодой еще, заработаешь.

И, между делом, заметил:
— А мы, вообще-то, и евры принимаем, и даже кредит карды.

Вдохновившись этой новостью, я сходу предложил брату двести евро за сумочку,  но вместе с той курточкой.
— О! Месье знает толк в торговле, — восхитился брат — но это плохая цена, несерьезная...

Все-таки лучший способ торговли — это искреннее нежелание ничего покупать! Когда мы, горячо поблагодарив за оказанное внимание и гостеприимство, осведомились у нашего провожатого, как бы нам пройти на выход, он горячо зашептал мне на ухо:
— Триста евро мое заднее слово! Это хорошая, очень хорошая цена!

И тут же подозрительно легко согласился на двести пятьдесят, что составило менее половины от первоначально заявленной суммы в 6500 дирхамов.

Мы торжественно пожали друг другу руки, примеренная ранее курточка была мигом сброшена с третьего этажа, и брат лично проводил нас на улицу, снабдив теплыми напутствиями и маленькими сувенирчиками. Все остались довольны. Вещи, на мой, впрочем, малопрофессиональный взгляд, они продают действительно очень качественные.

На улицах медины торгуют петухамиТорговец плодами кактуса


В процессе плутания по медине в обратную сторону мы пронаблюдали, как с телег продают все те же плоды кактусов, что растут вдоль дорог, и убедились, что их действительно можно есть — продавец в толстых перчатках обдирает колючую кожуру и выдает желающим сочную желтую сердцевину, которую те тут же и сжирают. Эх, жаль, что живот мой все еще не готов к экспериментам, порядком это уже утомило.

Больше в Фесе нас ничего не держит, и мы выдвигаемся из него в сторону Средиземноморского берега. Неосмотренным остался Volubilis под Мекнесом — самые хорошо сохранившиеся в Марокко Римские развалины, но ехать туда сейчас значит не успеть на море засветло. К тому же энтузиазма гулять по жаре еще несколько часов в коллективе не наблюдается, да и мысли о злосчастной муфте кондиционера портят настроение.

Дорожка в El-Jebha.Дорожка внезапно обернулась шикарным шоссе


По уму надо бы ехать в Сеуту кратчайшим путем, но мы все же не хотим отказываться от мысли провести денек на берегу моря, так что, проехав 160 км строго на север по хорошей дороге R509, на развилке в Ketama поворачиваем не налево, в Tetouan, а направо, на восток, в сторону Al Hoceima.

С таким трудом найденная писта вдоль берега Средиземного моря.В соседней бухточке обнаружилась деревня.


Через 12 км съезжаем с нормальной дороги на нечто сомнительное, но ведущее к морю. Таких дорожек, означенных на карте белым цветом, мы проехали в Марокко уже не мало, но эта оказалась особенно отвратной. Остатки разбитого асфальта, перемежающиеся пыльной ухабистой грунтовкой — что-то очень родное, отечественное. К тому же мы опять оказываемся в горах, вползаем на перевал, с которого вдали уже угадывается Средиземное море.

Назад. Хватит с нас экстрима.Дорога в никуда


До El-Jebha, городка на берегу, 60 км, и есть опасение, что, по такой дороге, мы будем тащиться туда до вечера. Но, проехав с полпути, неожиданно выскакиваем на абсолютно новое шикарное шоссе, с дополнительными полосами на подъемах, отбойниками, разметкой. Откуда и куда — бог весть... В El-Jebha все это великолепие так же внезапно кончается. И начинаются поиски полупунктирной дорожки, что должна тут отходить направо вдоль берега.

Разъехаться тут даже со встречной лошадью – проблема.Так выглядит в этих краях берег Средиземного моря.


Трижды проехали мы этот невзрачный городок из конца в конец, заезжая в каждый двор, что справа от главной улицы, и все время приезжали в один и тот же тупик. Вернее, не совсем в тупик, а к началу дорожки типа козья тропа, уходящей вверх по склону под углом 45 градусов. Копошащиеся тут в пыли детишки нас уже запомнили и радостно приветствовали при каждом новом появлении из очередного переулка. На третий раз мы даже, с тоски, попробовали форсировать этот подъем, но забуксовали через 10 метров и потом еле сползли задом обратно, вписываясь в узкий проулок между канавой и забором. Ну хоть детям радость...

Опрос более взрослого населения тоже ничего не дал: какие-то парни,  которым мы совали в нос мишленовскую карту, тыкая пальцем в нарисованную там дорогу, только пожимали плечами — вроде есть, мол, какая-то «pista». Где? Да где-то там...

Городок этот, El-Jebha, расположен в узкой бухте, отделенной от следующей — такой же — небольшим, но крутым хребтиком. И вдали, на склоне, явно просматривается эта самая pista. Но как же на нее попасть? В конце концов, несмотря на упорные Ленкины заверения, что до въезда в городок свертков направо точно не было, возвращаюсь на несколько километров назад по шоссе. И нахожу таки съезд на жуткую, но проходимую писту.

Разделяющий бухты мысСтрашно


С упорством, достойным лучшего применения, мы пытаемся прорваться в соседнюю бухточку, надеясь найти там уединенное место на берегу моря для  безмятежного отдыха. Лезем на перевал, попутно тратя минут пятнадцать на встречный разъезд с откуда-то взявшейся колонной джипов. Дорожка залезает довольно высоко наверх, кругом обрывы. С перевала открывается вид на желанную бухточку — в ней, конечно же, деревня. Дальше картина повторяется — следующий хребет, на него живописно карабкается ниточка нашей писты.

Тут, с опозданием часа на три, благоразумие, наконец, взяло верх. Переться еще дальше на ночь глядя, с разваливающимся роликом ремня, по жуткой колее, предназначенной для джипов и лошадей с ослами, да еще и с перспективой, скорее всего, приехать в следующую деревню, мы не рискнули. Лишь спустились с перевала вниз и, на краю деревни, отметили купанием встречу со Средиземным  морем, да полчасика полежали на пляже под взглядами проходящих мимо аборигенов, впрочем, на это раз неприставучих. И, в семь вечера, двинулись обратно к цивилизации — не получилось постоять на море. Да особо уже и не рассчитывали.

КрасивоВстречные аборигены


На обратном пути нас опять ожидал сложный разъезд. На это раз навстречу попался мальчик на лошади. С лошадью разъехаться, казалось бы, проще, чем с джипом, но есть одно «но» — лошадь не умеет сдавать задом...

От хорошо нами изученной El-Jebha до Tetouan’а километров 150 прибрежной дороги. Ее активно реконструируют, но пока удалось построить лишь те километров 20, по которым мы уже сегодня катились. Остальное успели только разобрать. Так что, и без того сомнительная дорожка [Встречные аборигены.] дополнилась непрерывными объездами строящихся кусков, мостов и прочих препятствий. Чувствуется, что король задумал развернуть тут курортную зону по всем канонам, но на сегодняшний день есть только грязь и стройка вперемешку с обычными местными деревушками. Прямо на обочине стоят огромные стога сена — видимо, больше его сушить негде, кругом склоны и явный дефицит горизонтальной поверхности. Берег засвинячен качественно, так что еще одна наша вялая попытка найти если не хорошее место на берегу, так хотя бы сносную ночевку быстро провалилась. А там уже и стемнело.

Дорога на Tetouan.Кроме как на обочине, складировать сено, видимо, больше негде.


Ладно, поедем в Tetouan. Дорожные работы закончились, но взамен начались все прелести узкой марокканской дорожки, петляющей по крутому берегу моря — встречные джигиты с дальним светом, невидимые в темноте ослы, протискивания с боем через толпы народу в деревнях и городках. Пару раз, уворачиваясь от встречных, приходилось соскакивать правой стороной в такие ямины на обочине, что думал — всё, колеса там и останутся. Но вроде обошлось. Зато явно не обойдется с роликом кондиционера — он уже не «шелестит», а издает ужасающий грохот. Дотянуть бы до Европы...

В Tetouan мы приехали только в одиннадцать. Измотанные, голодные, злые. И тут, впервые за все путешествие, потерпели полное фиаско с поиском гостиницы. Гостиниц тут полно, объехали и обошли пешком штук пятнадцать — дешевых, дорогих, всяких. И везде — мест нет. Город переполнен.

Карта наших перемещений, 12-е августаВсе одно к одному — пора нам в Европу. Вдоволь накрутившись по узким улочкам и проехав пару раз против одностороннего движения, выбираемся из Tetouan’а. На выезде ужинаем в McDonalds, что, для моего так и не пришедшего в чувство живота, конечно, самое то. Но ничего другого тут  заполночь не найти. И едем в сторону Сеуты, планируя покемарить где-нибудь несколько часов, а с утра пораньше штурмовать границу.

По знакомой дороге быстро доезжаем почти до таможни и сворачиваем на дорожку, с которой две недели назад любовались Гибралтарским проливом. Тут, в два часа ночи, останавливаемся на каком-то свертке под кустом и пытаемся поспать в машине. Мимо ездят вояки — сверток наш, похоже, ведет в военную часть. Спать у меня получается не очень, живот болит и заставляет периодически бегать за куст. Среди ночи рядом останавливается полицейская машина, стоит минут пять — товарищи, видимо, изучают наши номера — и уезжает восвояси. Местных бы, небось, повязали.

© Фото: Дмитрий Закгейм, Елена Попова

Опубликовано: 26.10.2012
Если вы обнаружили ошибку в тексте, выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить администрации сайта!

Добавить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.