Сообщить об ошибке

Если у вас есть комментарии к тексту, который содержит ошибку, укажите их в этом поле. В противном случае оставьте поле пустым.

Вход на сайт

Регистрация
Потеряли пароль?
Что такое OpenID?

Регистрация на сайте

Информация об учетной записи
Существующий адрес электронной почты. Все почтовые сообщения с сайта будут отсылаться на этот адрес. Адрес электронной почты не будет публиковаться и будет использован только по вашему желанию: для восстановления пароля или для получения новостей и уведомлений по электронной почте.
Укажите пароль для новой учетной записи в обоих полях.

совет путешественнику

Безопасность на рыбалке. Фото с сайта snastimarket.ru

Раньше купить спасательные жилеты  было непросто, а сейчас и выбор богатейший и качество прекрасное. Кстати, следует знать, что страховочные отличаются от спасательных жилетов степенью плавучести.

сегодня

19 сентября
День армии Чили
День армии Чили
Чили
Чили

19 сентября – День армии Чили. Национальная армия страны сыграла ключевую роль в освобождении Чили из-под многолетнего господства Испании. В этот день в столице страны Сантьяго проходит традиционный военный парад.

Марокко и Западная Сахара. День 12-17


По маршруту «C.-Петербург — Европа — Марокко — С.-Петербург» на Рено Лагуна 2, 2006 г. выпуска. Часть 3

13-й день. 4 августа 2009 г.

Утренняя ТарфайаПроснулись мы раньше всех, что позволило без помех воспользоваться душем. На завтрак изъявили желание отведать кофе с круассанами, и хозяин, несмотря на наши протесты, помчался за ними в лавку: «No problem! You are my friends!»

Безмятежное питье кофе за столиком на улице было слегка омрачено появлением странного типа, сначала поздоровавшегося со мной за руку с каким-то невнятным бурчанием, а потом, внезапно, запустившего в нашу сторону палку. Когда он потащил с земли камень, подоспели хозяин с сыном и быстро его куда-то спровадили — «crazy», мол, что возьмешь. Хорошо, что мы его вчера не видели, а то оставлять машину на улице было бы неуютно.

Часов в 10 отъезжаем от гостиницы, тепло простившись с ее радушными хозяевами. Полякам оставляем записку с нашими e-mail’ами — вчера договорились обменяться координатами. Но уезжать из Тарфайи не спешим, полчаса посвящаем осмотру ее немногочисленных достопри­мечатель­нос­тей.

Машина благополучно переночевала на улицеВ ожидании завтрака


В этом забытом богом городке несколько лет служил начальником почтовой службы Антуан де Сент-Экзюпери, здесь он написал «Южную Почту» и задумал «Маленького Принца». На пятачке у пляжа стоит ему памятник — самолетик, рядом есть небольшой музей, малоинтересный, особенно, для тех, кто, как мы, не понимает по-французски. Мы провели там минут пятнадцать, причем охранник на входе сначала категорически запретил фотографировать внутри, а потом неожиданно подобрел и буквально заставил сделать несколько кадров.

Музей Антуана де Сент-ЭкзюпериВнутри музея все на французском


Еще, недалеко от берега прямо из воды торчит странное мрачноватое сооружение колониальных времен — Casa Mar, построенное еще в IX веке на скале прямо в море, видимо, из соображений безопасности. Похоже, это единственное историческое здание в Тарфайе.

Casa MarСамолетик Сент-Экзюпери


Если посмотреть на любую карту Африки немарокканского происхождения, то Тарфайа — последний марокканский город, почти сразу же за ним проходит по линейке прочерченная граница некоего образования под названием Западная Сахара, помеченного как «disputed», про которое до этой поездки я ничего не знал, кроме того, что там идет вечная заваруха и полузабытый фронт ПОЛИСАРИО «борется с наймитами империализма за освобождение сводолюбивого западносахарского народа».

Тарфайя Милое захолустье


Началось это все в 70-х годах, когда Западная Сахара называлась еще Испанской. В 1976-м испанцы оттуда благополучно убрались, отдав этот бесплодный кусок пустыни на откуп соседним странам, Мавритании и Марокко. Пустыня пустыней, но здесь имеются мощные месторождения фосфоритов, чуть ли не четверть мировых запасов. Как только испанцы ушли, Мавритания и Марокко быстренько поделили территорию, а фронт ПОЛИСАРИО провозгласил независимую Сахарскую Арабскую Демократическую Республику и объявил всем войну. Нищая и слаборазвитая Мавритания быстро сдулась, вывела свое воинство и признала независимость САДР.

Ну, где же наши круассаны?Прощание с хозяевами Bahja


Марокко же, напротив, с удовольствием прихватило и бывший мавританский кусок. Полисарийцев они выгнали в Алжир и отгородились от них стеной, над всеми городами (три штуки), месторождением фосфоритов и главной стратегической прибрежной дорогой установили вполне надежный контроль. Страсти поутихли, и сейчас по Западной Сахаре можно вполне безопасно путешествовать, особенно, если сильно не отклоняться от единственной дороги вглубь пустыни.

И если еще относительно недавно иностранцы могли проехать эти почти полторы тысячи километров пустыни только в составе специального конвоя под военным прикрытием, то сейчас все это в прошлом, остались только многочисленные военные посты. Сама Западносахарская трасса — весьма приличное шоссе, с хорошим асфальтом и относительно интенсивным движением. Асфальт идет, говорят, до самого Нуакшота, за исключением пяти километров ничейной земли между Марокко и Мавританий, где до сих пор понатыкано мин, и от таможни до таможни настоятельно рекомендуется брать проводника.

СвободаШикарные пляжи Тарфайи


Тем не менее, сама граница вполне проходима для простого человека, особенно при наличии мавританской визы. Впрочем, при отсутствии таковой, ее вроде бы несложно прикупить прямо на границе. Все это очень заманчиво и, будь у нас еще месяц времени, мы бы, конечно, и до Сенегала доехали... Но пора умерить аппетиты — почти половина отпуска позади, а ведь хочется еще и горную часть Марокко посмотреть, и Марракеш с Фесом, и до песчаных дюн на границе с Алжиром добраться! А пока, чем дальше мы забираемся на юг, тем больше нам придется возвращаться той же дорогой, и так не блещущей разнообразием.

Нравится мне тутИдиллия


Но, тем не менее, в Западную Сахару мы заедем. Еще один день на юг и назад. С этим решением покидаем Тарфайю, но, не успев выехать на основное шоссе, натыкаемся на поворот на некий Aglow. В сторону границы с Западной Сахарой по самому берегу уходит в неизвестность приличная асфальтовая дорога. На карте ее нет напрочь. В надежде найти хороший пляж, сворачиваем туда. Надежда полностью оправдалась! Но сначала, где-то в километре от Тарфайи, нашим взорам открылся сидящий на мели у самого берега паром испанской компании Armas. Я читал про него в интернете — недолгое время он ходил между Тарфайей и Канарами, но 30 апреля 2008 года, в шторм, промахнулся мимо порта и сел на мель. Снимать его оттуда почему-то никто не стал и паромное сообщение прекратилось. А жаль, можно было бы махнуть на Канары...

Севший на мель паром ArmasНастоящие барханы


На вид корабль вполне целый, ходить бы ему и ходить, но, похоже, испанцам лень с ним возиться, да и сама эта линия оказалась не слишком популярной. Выбросило на берег — ну и слава богу, забот меньше.

Нафотографировавшись на фоне парома, проехали еще несколько километров по дороге, ведущей в никуда, а, вернее всего, в какую-нибудь военную часть. Красота! Начались барханы, подходящие к самой воде, между ними шикарные пляжи, ни одной живой души. Прямо не знаешь где остановиться, одно место лучше другого. Барханов много, вполне можно найти ракурс, при котором пески простираются до самого горизонта. Настоящая пустыня! И, присев на верхушку бархана, попой в горячий песок, так легко вообразить, что на тысячу километров вокруг есть только ты да эти гипнотизирующе прекрасные сыпучие желтые холмы...

Просто СахараДаже купаться лень


Часа два провалялись на песке, полазали по барханам, и, конечно, попрыгали в волнах. Хоть до тропика еще полтысячи километров, солнце стоит почти ровно над головой, тени в полдень совсем маленькие. Но нельзя сказать, что безумно жарко — прохладный ветерок с океана создает вполне комфортные условия.

Так как времени уже часа два, а от Тарфайи мы так и не уехали, решаем сделать хозя­евам Bahja сюрприз и возвра­щаемся к ним обедать. Встречают нас как родных! Празднич­ный тажин готовят целый час, за который мы успели еще раз прогуляться по городку и выйти на берег.

Наш корабль пустыниДорога в никуда



Поляки уже уехали, зато проснулись немец с литовкой. Девушка даже знает несколько слов по-русски. Они не столь общительны, как вчерашние поляки, но все же обмениваемся адресами, мол, будете у нас на Колыме...

Тарфайская администрацияВояки


Сделав прощальный кадр и прикупив в лавке по соседству огромный арбуз, в 4 часа дня, наконец, окончательно уезжаем из Тарфайи. А через полчаса в местечке Tah пересекаем чисто символическую границу Западной Сахары. На местности она обозначена гранитным монументом с многочисленными надписями по-арабски. Дальше до Laâyoune — новой столицы этой территории — 100 километров прямой однообразной дороги через каменистую пустыню, hammada. Здесь нет даже песка, барханы остались где-то справа, ближе к океану. Проезжаем пару пересохших озер с обрывистыми берегами. На дороге имеется относительно оживленное движение, встречаются разномастные джипы, даже фуры. После ухудшения ситуации в Алжире эта дорога — единственный доступный автомо­бильный путь через Сахару.

Прогулка по Тарфайе в ожидании обедаАфриканские джипы


Какая же Сахара без верблюдов. Они даже изображены на предупреждающих дорожных знаках, вместо привычных нам лосей и коров. И, правда, пасутся вдоль дороги, жуют свои колючки, возле почти неотличимых от окружающей пустыни глиняных хибар.

С немцем и его девушкой из Литвы. На прощаниеНа берегу высохшего озера


Сам Laâyoune большой и довольно аккуратный город, с претензией на столичный лоск. Марокко вкачивает кучу денег в благоустройство Западной Сахары, поощряет миграцию сюда населения, в общем, старается всячески продемонстрировать, что это его обжитая и освоенная территория. В качестве одной из интеграционных мер, Западная Сахара объявлена зоной свободной от налогов. Для нас это выражается в том приятном факте, что бензин здесь в полтора раза дешевле, чем в остальном Марокко.

HammadaГраница западной Сахары


В Laâyoune нас аж трижды останавливают на постах, переписывают паспортные данные. Задают стандартный набор вопросов:
— Кто такие? Куда едете? Кем работаете?

Что здесь, интересно, написано?Пересекли границу между Марокко и Западной Сахарой


Кто мы такие, понятно. На вопрос, куда едем, всегда отвечаем: «Дахла», так как это последний город перед Мавританией. А вот на вопрос о профессии я испробовал разные варианты ответов: «physicist», «researcher», «scientist». Все три вполне удовлетворили суровых военных парней, хотя они и переспрашивали по пять раз непонятное слово. Ленкино «student» проходило гораздо легче. И зачем, интересно, им знать нашу профессию?.. Вообще-то стоило, конечно, заранее озаботиться изготовлением бумажек с ответами на вопросы и паспортными данными, это явно сэкономило бы минут по десять на каждом посту. Но мы поленились.

Самый популярный в Сахаре дорожный знакDakhla - это уже почти граница с Мавританией


От Laâyoune до большого вонючего фосфатного комбината El Marsa идет аж четырехполосное шоссе. Там, где оно пересекает пески, непрерывно трудятся экскаваторы, таскают песок с одной стороны на другую — помогают барханам переходить дорогу. Сизифов труд... Но если шоссе не чистить, его моментально переметает песком, как снегом в пургу.

Знаки стоят не зряВерблюды кучкуются возле каких-то хибар


После фосфатного комбината, к которому из глубины пустыни тянется транспортер, дорога вновь сужается до обычного состояния. По обочинам стоят внушительные щиты: «Внимание! Слева от шоссе на расстоянии 600 метров проходит pylone electrique.» Что это за pylone — просто линия электропередач или же специальная проволока под напряжением от партизан, — мы так и не поняли, но налево с дороги, на всякий случай, не совались.

Хорошо хоть, не минное полеТак бархан переходит дорогу

Отъехав километров тридцать от цивилизации, начинаем поиск нашей самой южной ночевки. Шоссе здесь идет вдоль берега, но не вплотную, вправо уходят многочисленные колеи. Первый съезд в hammada удался не вполне — каменистая, поначалу, колея перемежается песчаными участками, куда нам лучше не лезть. К тому же, впереди замаячили какие-то шатры.

Въезд в La?youneСтоличный город


Проезжаем еще немного по шоссе и повторяем попытку. Ехать по пустыне можно, но очень аккуратно — все время есть опасность либо наскочить на большой камень, либо заехать в песок. Поползав туда-сюда пару километров по ветвящимся во все стороны колеям, первый раз в Африке достаем навигацию — Ozi Explorer со старой Генштабовской картой. Впрочем, от карты нам нужно только местоположение океана, а оно за сорок лет сильно не изменилось. Тут же выяснилось, что, во-первых, в пустыню мы полезли как раз в том месте, где от дороги до берега дальше всего и, во-вторых, от него нас отделяют две ступени обрывов.

Вид из окна машиныКомбинат в El Marsa


Но отступать уже поздно. Выбирая наиболее перспективные колеи, мы вскоре выехали на первый означенный на карте обрыв. Он оказался не очень обрывистым, и с него достаточно быстро удалось найти относительно нормальный спуск мимо каких-то заброшенных стойбищ. Внизу обнару­жилась накатанная колея, эдакое джиперское шоссе-дублер. Но сейчас никого не видать.

Атлантическое побережье Западной СахарыХороший пляжик, да фиг попадешь...


А вот второй обрыв, что у самой воды, неприступен абсолютно. Сколько хватает глаз, до самой Мавритании, берег океана — отвесная скала, метров двадцать высотой. Внизу в бухточках кое-где виднеются заманчивые пляжи, но спуститься туда без веревки нереально.

Ночуем здесь!...или здесь?


Выбираем себе самый живописный утес, и располагаемся прямо тут, на границе пус­тыни и океана, на перекрестке семи вет­ров... Кругом фантас­тический простор и полное безлюдье, только на горизонте еле виднеются берберские шатры. Или туарегские? Или это свободолюбивые бойцы фронта ПОЛИСАРИО вынашивают там свой смелый план подрыва королевского дворца в Рабате? Нам нет до них дела...

Неприветливый берегСуровая Атлантика


Палатку не ставим — во-первых, хлопотное это дело на таком ветру, а во-вторых, в машине как-то спокойнее. Черт его знает, кто тут ночью поедет. Или пойдет. Или приползет.

Приготовление ужинаВечерний разбор фотографий


Вечер удивительно прохладный, градусов 18, приходится даже лезть за теплыми шмотками. Тропики. Варим на ужин остатки еще питерской картошки, и чуть-чуть отмечаем нашу самую южную ночевку парой стопочек коньяка, упленного на границе с Финляндией...

Карта наших перемещений, 4-е августаПолная луна, как всегда, мешает разглядеть южные звезды. Все же Южный Крест тут еще вряд ли виден, ведь даже до тропика мы не доехали. И не доедем в этот раз — просто для галочки пилить полтысячи км туда и потом столько же обратно по этой мертвой земле глупо, когда-нибудь мы еще проедем тут и прорвемся дальше, в Мавританию, в Сенегал... Но, хорошо бы, все-таки, зимой. Эх, мечты, мечты... Хотя, с другой стороны, еще пару лет назад мне и в голову не могло прийти, что мы заберемся в Сахару. Безумные затеи обретают реальные очертания столь стремительно, что лучше не зарекаться ни от чего!

© Фото: Дмитрий Закгейм, Елена Попова

Опубликовано: 07.10.2012
Если вы обнаружили ошибку в тексте, выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить администрации сайта!

Добавить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.