Сообщить об ошибке

Если у вас есть комментарии к тексту, который содержит ошибку, укажите их в этом поле. В противном случае оставьте поле пустым.

Вход на сайт

Регистрация
Потеряли пароль?
Что такое OpenID?

Регистрация на сайте

Информация об учетной записи
Существующий адрес электронной почты. Все почтовые сообщения с сайта будут отсылаться на этот адрес. Адрес электронной почты не будет публиковаться и будет использован только по вашему желанию: для восстановления пароля или для получения новостей и уведомлений по электронной почте.
Укажите пароль для новой учетной записи в обоих полях.

совет путешественнику

Сплав на катамаране. Фото с сайта belraft.com

Наличие возможности выбора — это очень важно. Выбор увеличился на порядки. Не нравится низкая осадка байдарки — можно купить катамаран или моторную лодку.

сегодня

23 марта
Впервые появилось выражение O.K.
Впервые появилось выражение O.K.

23 марта 1839 года впервые появилось выражение O.K. – всеми любимый ныне о’кей. По некоторым сведениям в бостонской газете «Morning Post» это выражение появилось как шуточное сокращение неправильно написанного «all korrect».

Индейский поселок Сан Хуан Чамула


Из цикла «Мы выбираем, нас выбирают, как это часто не совпадает…» Часть 16

6 день, 19 марта  2010 г. – пятница, Сан-Кристобаль-де-лас-Касас – Сан Хуан Чамула - Мисоль-Ха - Паленке (продолжение)

Поселок Сан Хуан Чамула известен «своими причудливыми, но строгими религиозными верованиями, которые с большой натяжкой можно назвать католическими».  Местные власти приветствуют посещение поселка туристами, для которых здешняя деревенская жизнь представляется чем-то экзотичным. Напуганные страшными предупреждениями Эмилио, мы выходим из автобуса и организованной группой следуем за ним по ведущей вниз улочке.

Поселок Сан Хуан Чамула

Сверху хорошо видна россыпь не очень богатых домиков, за заборами видна обычная сельская жизнь с курами, овцами. Занятые своими заботами, навстречу нам идут местные красавицы в толстых черных шерстяных юбках с начесом, игриво подпоясанных разноцветными ремешками.

Костюм мужчин также не отличается изыском – брюки, рубашка и шерстяная туника, тоже с начесом. Большинство мужчин в головных уборах – белых соломенных шляпах, ассоциирующихся у нас с  ковбоями. Эта простота одежды и черные силуэты женщин в таких скорбных нарядах – не отголосок ли это испанского стиля первых завоевателей?

Еще один штришок – у женщин через спину перекинут кусок ткани, как перевязь, внутри которой они носят  поклажу, а иногда и детей. Это тсуте - длинная шаль, перекинутая через плечо, в нее можно не только поместить кладь для переноски, завернуть ребёнка, но закутаться в нее в холодную погоду.

Все на продажу!Черные куколки-сапатисты


Вдоль улицы, ведущей нас к главной площади, с обеих сторон размещены лавки и магазинчики, в которых продаются разнообразные изделия народных промыслов местного производства.

Кроме туризма, в округе Сан-Кристобаля развито текстильное производство. Местные изделия обладают уникальными украшениями, цветами, мотивами вышивки, характерными для каждого поселка и отражающими все разнообразие древней индейской культуры.

Эти незамысловатые платья и блузки украшены ручной вышивкой, с  упрощенными изображениями животных и птиц. Геометрически узоры часто повторяют ромб, что с точки зрения древних майя отражает понятие Вселенной, имеющей 4 угла.

 Ближе к площади уже с трудом пробираемся через торговцев, разложивших овощи и фрукты прямо на земле. А сам рынок, размещенный на площади, обрушивает на нас целую гамму впечатлений. Мы продираемся через торговцев сувенирами, бусами и кукурузными лепешками тортильяс, начиненными мясом и другими ингредиентами.

Пиршество жизни, праздник души, рука так и тянется к фотоаппарату, но…К нам присоединяется местный «мальчиш-кибальчиш», который за энную плату готов поделиться рассказами о своих соотечественниках, их укладе жизни и смерти. У нас рождается крамольная мысль попросить его сделать фотографии, но желающих пожертвовать своим фотоаппаратом не находится.

По дороге ко мне буквально прилипает продавец, у которого на картонке нацеплены разнообразные бусы, серьги и браслеты. Он не дергает меня, просто молча глядит в глаза и перебирает свои изделия. Здесь по определению не может быть подделок, поэтому спрашиваю о цене. В результате торга  ко мне в сумку перекочевывают браслет и серьги, составившие прекрасный комплект к тем монтеальбанским бусам из бирюзы и коралла.

Поселок Сан Хуан Чамула. Церковь Темпло-де-Сан-ХуанТем временем мы подошли к Церкви Темпло-де-Сан-Хуан. Побеленное известкой здание с большими деревянными дверями и небольшим окном-балконом на втором этаже.

Ниши дверей и балкона покрашены в  ярко синий и зеленый цвет, поверх которого нанесены геометрические узоры из цветов. Под звонницей указаны даты 1522 – 1524, обозначающие что-то важное для жителей. Венчает церковь крест с надписью «Иоанн Креститель».

На площади царит оживление, такое впечатление, что сегодня праздник и идут активные к нему приготовления. Единственное, что  смущает – это обилие плосколицых толстых и некрасивых теток. Где же утонченные мексиканки из сериалов, а также и сексапильные мачо?

Наш добровольный гид выглядит опрятно, а в его одежде уже видны признаки гниющего запада. Он поведывает нам, что собирает деньги на учебу, так как понимает, что без образования ему не будет места в современном мире. Что ж дело благое, можно и дать чаевые.

Эмилио еще раз заостряет наше внимание на запрет съемок, особенно внутри храма, при этом разрешает снять на фото и видео сам фасад. Гуськом заходим в недра, откуда распространяется божья благодать и где рождается истинная вера.

Не забыть снять головной убор, за этим зорко следят охранники. Ноги наступают на что-то мягкое, смотрим вниз и видим, что пол в церкви покрыт хвоей, ее едкий в замкнутом пространстве запах наполняет легкие. Но если бы только это. В воздухе разлита адская смесь из ладана и свечей, установленных прямо на полу. Идем и боимся смахнуть какую-нибудь из них.

Внутри церкви нет обычных для католических соборов скамеек, нет алтаря, как собственно нет и священников. В связи с последним в храме общих обрядов не производится, осуществляются только молитвы в узком кругу родственников. Каждая такая группа размещается, сидя или стоя на коленях, вокруг своих зажженных свечей.  На опорах вдоль стен размещены застекленные витрины с образами… нет-нет не традиционными, а местными, родными майянскими.

Единственное отступление делается для Девы Марии Гваделупской (но она же больше своя, чем чужая) и для Иоанна Крестителя. На груди у святых на ленточке подвешено зеркальце, для майя это атрибут входа в другой мир. А может быть, это средство противодействия тайному фотографированию в храме, кто знает?

Перед алтарями на столах тоже дымят сотни свечей. Глаза начинает щипать, и дышать становится труднее.  С трудом пробираемся в центр церкви, осматриваемся. Церковь ориентирована таким образом, что из окон справа льется свет на левую сторону, оставляя справа затемнение. Это объясняется мужским (светлым) и женским (темным) началом и соответствующим разделением пространства. Так сказал Эмилио, но что это значит в практической жизни не поведал.

Обернувшись назад, видим в полудымке, полумраке сидящих на полу индейцев, проводящих и готовящихся к проведению ритуалов и церемоний. Несмотря на внешние атрибуты молитвенного состояния, представители семей чамулас стреляют глазками в сторону туристов. Замечаем, что свечи имеют разную окраску, среди них есть как традиционно белые, так и желтые, золотые и красные. Позже Эмилио объяснит, что цвет означает суть проблемы и молитвы.

Интересна для туристов и еще одна здешняя традиция. Местное население приходит совершать свои обряды, принося с собой бутылки кока и пепси-колы, а также поша «крепкого алкогольного напитка из кукурузы, немного напоминающего на вкус смесь среднего по качеству самогона с очень плохим ромом». Буквальное подтверждая истину, что религия опиум для народа, местные шаманы, а именно они проводят здесь церемонии, «заряжают эти напитки божественной энергией».

Откуда взялась эта традиция заменять святую воду газированными и алкогольными напитками, не знаю, но нынче она активно поддерживается местными властями, владеющими производством поша и его торговлей. А заодно и усыпляет сознание односельчан, что также позволяет им царствовать над ними. Это смешение шаманства, древних традиций и обрядов, внешних атрибутов католицизма, культивируемое здесь,  создает в умах и душах чамульцев такой фантастический хаос, выбраться из которого не под силу никому из них.

Древний обычай жертвоприношений здесь также нашел отражение: некоторые семьи пришли с курицами. Бедное животное с завязанными ногами, трепещется в лежащих рядом мешках. Боимся представить, как здесь в этом все-таки святом месте, будут резать эту жертву.

Медицина в поселке тоже достаточно специфическая, врачами являются местные знахари-курандеро. В качестве лекарств они используют все тот же пош, газированные напитки, яйца и свечи. Болезнь, т.е. злого духа, надо изгонять в церкви, попивая алкоголь. Достигнув необходимого градуса, процесс заканчивается благородной отрыжкой, являя собой признак начала процесса выздоровления.

Мерцающие свечи, тихий гул голосов, толкотня в узком пространстве, густые запахи, окутавшие все помещение, едкий дым – на этом ли ты свете? И долго ли просуществует еще здесь этот странный культ, непонятный для нашего сознания. Взаимный интерес туристов и местных жителей ведь может привести к нарушению спокойного баланса жизни, и (страшно подумать!) к потере таких традиций.

От страха и необычности происходящего начинает болеть голова. Поправить ее с помощью курандеро нет времени, и мы покидаем это полуязыческое скопище людей, находящихся в доме таинств.

В нарушение строгих законов перед церковью один из местных жителей явно позирует фотографам. То ли у тех было на это официальное разрешение, то ли Авраам Линкольн смог договориться лично, но этот процесс происходил по обоюдному согласию и любви. У церкви сидят старейшины в шляпах и с палкой в руке, они осуществляют прием местных жителей, помогая им решить их проблемы.

Выделенное свободное время еще есть, и мы рассматриваем местный товар. Сшитые «на живульку», как говорила моя мама, многие изделия обращают на себя внимание только из-за своеобразного цоцильского орнамента и ярких красок. Очень хороши палантины, вышитые яркими красками. Сейчас я жалею, что именно там не купила плетеный поясок, расцветка которого явно копировала хвост павлина – стоил он копейки.

Поселок Сан Хуан Чамула. Сoca-Cola для свершения обрядовНа автобусной стоянке несколько красных машин с пепси-колой для «верующих». Здесь же столпотворение жителей городка. Это на всякий случай, местное население стоит в очереди, чтобы пройти медицинское обследование в передвижной лаборатории. И это подтвердило мою мысль, что курандерос-то курандерос, но технический прогресс берет свое…

Покидаем это задумчивое место через 1,5 часа. Спускаемся с холодных вершин Лакандонской сьерры и прощаемся с горами, больше их на нашем пути не будет.

© Текст, фото: Хания

Опубликовано: 20.02.2017
Если вы обнаружили ошибку в тексте, выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить администрации сайта!

Добавить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.