Сообщить об ошибке

Если у вас есть комментарии к тексту, который содержит ошибку, укажите их в этом поле. В противном случае оставьте поле пустым.

Вход на сайт

Регистрация
Потеряли пароль?
Что такое OpenID?

Регистрация на сайте

Информация об учетной записи
Существующий адрес электронной почты. Все почтовые сообщения с сайта будут отсылаться на этот адрес. Адрес электронной почты не будет публиковаться и будет использован только по вашему желанию: для восстановления пароля или для получения новостей и уведомлений по электронной почте.
Укажите пароль для новой учетной записи в обоих полях.

совет путешественнику

Путешествия по России. Фото с сайта labirint.travel

Ни для кого не секрет, что Россия – самая большая в мире страна с несчетным количеством интересных мест. Как же находить малоизвестные места для посещения, чтобы прокладывать свои незаезженные туристические маршруты?

сегодня

18 февраля
День транспортной милиции России
День транспортной милиции

18 февраля – День транспортной милиции России. В этот день 1919 года был подписан декрет «Об организации межведомственной комиссии по охране железных дорог». Этот декрет – первый документ, принятый на пути создания системы охраны железнодорожного транспорта.

Греция в координатах времени и пространства


Афины, Янина, Мистра, Нафплион — Греция. Апрель 2007

Греция в координатах времени и пространстваЛюбознательный турист едет в Грецию прежде всего затем, чтобы совершить путешествие во времени: среди классических белых колонн перенестись на два-три тысячелетия назад, в мир Зевса и Геракла, Афродиты и Прекрасной Елены, Софокла и Гомера.

Во многих отношениях это возвращение в детство: в зачитанную до дыр пятиклассниками книжку Куна, в детство человечества, когда небо было голубее, управление государством доступно любой кухарке (уж повару — во всяком случае), искусство понятно народу, а жизнь в целом еще не отрефлексирована до малейших оттенков подсознания, истонченного до небытия. Для европейца, считающего себя наследником классической эллинской культуры, совершить такое путешествие хоть раз в жизни — желательно и даже необходимо. А если так, то путешествие по Греции неизбежно происходит сразу в двух системах координат — пространства и времени.

Точкой отсчета естественным образом становится Акрополь, вознесенный над шумными, пыльными и напрочь лишенными какого-либо стиля Афинами. Здесь, наверху, на почти белой Священной Скале, под безоблачно-голубым небом... Хочется как-то красиво и возвышенно написать про застывшее время, высоты духа, и поныне, возможно, не превзойденные... Но нет. Не получается, потому что не чувствуется здесь всего этого. Я, во всяком случае, не почувствовал.

Греция в координатах времени и пространстваГреция в координатах времени и пространства


Конечно, Парфенон выглядит весьма величественно, развлекая переменчивым цветом мрамора того, кто не пожалеет времени наблюдать игру солнечных лучей на ребрах колонн. Да, классически хороши кариатиды, поддерживающие портик... Но чувства сопричастности почему-то нет, не получается распознать в этом безмолвии сливочно-кремового мрамора политические и идеологические страсти былых времен. Тому ли виной толпы туристов? Может, да, может — нет. Но кажется, что жизнь отсюда давно ушла, оставив только бездушные камни. Поэтому — вниз.

Греция в координатах времени и пространстваГреция в координатах времени и пространства


Если Акрополь уподобить голове древнегреческого полиса, то раскинувшаяся под скалой агора — его чрево. Мало что осталось от этого веселого торгового места — разве что названия. И все же тут живей и картинней, чем в сверкающих чертогах наверху. Оно, конечно, понятно: рынок веселее храма, Эсхила, господствующего наверху, нужно изучать и штудировать, Аристофана — жителя агоры — можно с удовольствием читать.

Греция в координатах времени и пространстваГреция в координатах времени и пространстваГреция в координатах времени и пространства


Даже названия здесь красочней: та же Пестрая Стоя (крытая колоннада, в которой располагались торговые ряды) напоминает и о том, что белый мрамор греки раскрашивали в жизнерадостные цвета — под ситец. Веселые люди были древние греки! Примыкающий к агоре храм Тессайон хоть и напоминает Парфенон в миниатюре, но живости места не портит, так уютно он расположился среди буйной зелени деревьев. Да и бог, в нем хозяйничающий, вполне сродни завсегдатаям агоры — хромой кузнец Гефест. Можно позавидовать ему — мужу красавицы Афродиты, да и сговориться здесь же на вечер с гетерой. Чем не жизнь!

Ныне, впрочем, греков ни на агоре, ни тем более в Акрополе не встретишь: разве что группы школьников или прибывших на экскурсию провинциалов. Греки расположились между этими двумя полюсами. По вертикали этой середине соответствует Плака — живописный район улочек, сплошь состоящих из таверн, кафе и ресторанов на любой вкус. В некоторых можно попить кофе, но нельзя поесть, в других — наоборот, можно отлично поесть, но на приличный кофе рассчитывать не приходится (что, вообще то, аномалия для Греции, где терпкий, густой, очень сладкий — glyco — ароматный кофе подают на всех углах).

Греция в координатах времени и пространстваГреция в координатах времени и пространства


Брусчатка мостовых заставлена столиками под клетчатыми скатертями или вовсе без оных... Народ переходит от таверны к таверне, присаживается за столики поодиночке, компаниями, семьями. Туристов тоже много, но речь все же преобладает греческая.

Рядом, но пониже — рыночный район Монастираки. Бесконечные ряды лавок, где можно найти всё от одежды до электронасоса и велосипеда. Здесь уж точно — только греки, туристам этот ширпотреб не интересен.

Греция в координатах времени и пространстваГреция в координатах времени и пространстваРазве что по выходным, когда на маленькой площади устраиваются торговцы антиквариатом (правильнее, впрочем, назвать их товар старьем). Знаток может разыскать тут что-нибудь стоящее и по умеренной цене, турист — купить милый сувенир (непонятно-азиатского происхождения стеклянную вазу, латунную дверную ручку, старый утюг или предмет неизвестного назначения).

Остальная часть Афин безраздельно принадлежит греческой повседневности (есть, конечно, еще несколько античных памятников, посещаемых туристами — храм Зевса Олимпийца, кладбище Керамик; есть здание парламента, охраняемое гвардейцами в нелепых, но живописных костюмах, но это детали — в единую картину не складываются).

Не верьте путеводителям и гидам, зазывающим вас на гору Ликабет («восхититься великолепной панорамой Афин, сидя за столиком уютного ресторана») или к новенькому олимпийскому стадиону — это обманки, разочарование не заставит себя ждать. Лучше покинуть шумный и бессмысленный город.

Греция в координатах времени и пространстваГреция в координатах времени и пространстваВсего три-четыре часа на машине — и мы в Дельфах. Древнее святилище Аполлона уютно расположилось освещенном утреннем солнцем на склоне Парнаса. Ниже по склону разместился полукруг стройных колонн — остатки храма Афины. Воздух пропитан запахом хвои и полыни, и — тишиной (пока не приехали автобусы с вездесущими туристами).

Здесь останки культуры гармонируют с пейзажем, величественно и умиротворенно. Здесь — в отличие от Афин — можно себе представить философов, беседующих под храмовым портиком, не странно будет услышать гекзаметр из уст поэта. Но вот представить себе повседневную эллинскую реальность — куда сложнее. В общем-то и Дельфы остаются только декорацией к когда-то кипевшей тут жизни.

Греция в координатах времени и пространстваА настоящая жизнь протекает, минуя взгляды туристов, всего лишь в пяти километрах от прославленного святилища — в городке Арахова. Ничем особенно не примечательный поселок на две-три тысячи жителей с единственной проезжей улицей (она же — шоссе из Афин в Дельфы), бесконечными уличками-лестницами, вьющимися по склону, тремя церквами...

Белые стены симпатичных двух-трехэтажных домов с легкомысленными балконами на закате окрашиваются в теплый и жизнерадостный апельсиновый цвет — в тон черепичным крышам...

А вечером того апрельского дня, когда я приехал в Арахову, начался праздник Святого Георгия — покровителя местечка. Начался торжественным молебном и крестным ходом: священнослужители в парадных одеяниях с дарохранительницами, хоругви, икона в богатом серебряном окладе, сразу четыре духовых оркестра из молодых людей в разноцветной униформе и — тысяча, две тысячи местных жителей от мала до велика в национальных одеждах.

Греция в координатах времени и пространстваГреция в координатах времени и пространства


У многих мужчин традиционный костюм из плиссированной белой юбки, белой рубахи с широченными рукавами, белых же шерстяных панталон, черного или темно-синего жилета с пришитыми сзади к плечам фалдами (или как их назвать? Может, это и есть «рукава от жилетки»?) дополнены широким кожаным поясом с целым арсеналом — старинный кремневый пистолет, пороховница, кинжал. И, конечно же, башмаки с огромными помпонами на загнутых носах.

Женщины одеты в бело-красной гамме: белые блузки и белые юбки до земли, длинный же красный с шитьем передник, белый платок, обкрученный ожерельями из белых кораллов. На многих — золотые монисты. Пение труб, рокот барабанов и громкое буханье пушечки на горе возле собора. А вдоль центральной улицы — зрители. Приехавшие из половины Греции родичи и друзья, обитатели соседних городков. Но ни одного (кроме меня) человека, который бы не говорил по-гречески! Эта жизнь и этот праздник — для своих. Туристы пусть едут смотреть развалины...

Греция в координатах времени и пространстваГреция в координатах времени и пространстваГреция в координатах времени и пространства


А наутро городок заволокло дымом — на добром десятке огромных костровищ тут и там жарили на углях целые бараньи туши (иногда по дюжине туш на одной жаровне). Процесс неспешный: собравшиеся у импровизированных мангалов по очереди крутили вертела, то и дело отходя в сторонку, чтоб пропустить стаканчик красного вина, поболтать или послушать примкнувшего к группке аккордеониста. Дегустация хорошо прожаренного мяса предстояла ближе к вечеру. А в последующие два дня ожидались спортивные состязания, пляски, песни...

Греция в координатах времени и пространстваГреция в координатах времени и пространства


Увы, я этого уже не увидел и не испробовал — меня уже ждал путь к северу через однообразную Фессалийскую равнину, повсеместно распаханную. Пейзаж оживляют лишь лесополосы и зернохранилища. Но вот впереди над прямой, как по линейке прочерченной дорогой вырастают сиреневые в дымке силуэты отвесных скал. По мере того как ты приближаешься к ним, они заполняют горизонт, обступают тебя, заключают в свои объятия.

Греция в координатах времени и пространстваКогда-то на месте равнины было огромное озеро. Но перемычка, отделявшая озеро от моря, разрушилась и вода стекла в Эгейское море. Осталась равнина. И остался бывший обрывистый скалистый берег, обточенный волнами, отшлифованные морскими ветрами скалы причудливой формы. Серые и черные стены (с оттенками желтого, зеленого, лилового) сами похожи на застывшие водопады — будто окаменевшие струи. Многие высятся отдельными столбами. И на их вершинах — небольшие монастыри из желтого камня, как будто выросшие из скал.

Это — Метеора Монастирия, «монастыри, вознесенные в небо». Почти точный центр Греции на плоскости, по вертикали (между равниной и хребтами Пинда), во времени (первые монахи, пришедшие с Афона появились здесь в IX веке — через тысячу лет после эпохи эллинизма, за тысячу лет до современности). Возможно, это самое замечательное место страны, где чудесным образом сливаются воедино творения природы и человека, образуют гармонию, вполне подчиненную естественной иерархии: человеческое — надстройка над природным, его продолжение. Монастыри венчают скалы, но подчинены их пластике и не пытаются соперничать размерами.

Греция в координатах времени и пространстваГреция в координатах времени и пространства


Все здания построены в XIV веке, позже многократно перестраивались и архитектурными шедеврами их назвать, наверное, сложно: желтые кирпичные стены и рыжая черепица, простые лаконичные формы, более чем скромные размеры... Но как они смотрятся на неприступных вершинах! Когда-то монастырей было 24, от большинства остались только развалины, остатки внешних стен.

Ныне действуют шесть монастырей. Самый большой и богатый — Св. Стефана (ближайший к городку Каламбака у подножия гор), самый маленький и романтично-вдохновенный — Русанну (оба женские). Когда-то монахи поднимались к своим обителям по приставным и веревочным лестницам (интересно, а первые строители как туда залезли: видимо сила духа и вера заменяли им разряд по скалолазанью), грузы поднимали в корзинах с помощью нехитрых лебедок. Теперь к скалам пристроены (частью — вырублены в скалах) капитальные лестницы, хотя короткие и уже механизированные канатные дороги — в основном для грузов.

Греция в координатах времени и пространстваГреция в координатах времени и пространстваГреция в координатах времени и пространства


Лучше всего посещать монастыри утром или вечером (при том, что для туристов они открыты с девяти до пяти — монахов вы в это время не увидите): заходить во все шесть едва ли стоит (они мало чем различаются), а толкаться в «приемные часы» с сотнями и тысячами любопытных на крошечных пятачках монастырских двориков и смотровых площадок — значит «смазать» все впечатление.

Ulysses, 2007 г.

© Фото автора

Опубликовано: 01.12.2013
Если вы обнаружили ошибку в тексте, выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить администрации сайта!

Добавить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.