Сообщить об ошибке

Если у вас есть комментарии к тексту, который содержит ошибку, укажите их в этом поле. В противном случае оставьте поле пустым.

Вход на сайт

Регистрация
Потеряли пароль?
Что такое OpenID?

Регистрация на сайте

Информация об учетной записи
Существующий адрес электронной почты. Все почтовые сообщения с сайта будут отсылаться на этот адрес. Адрес электронной почты не будет публиковаться и будет использован только по вашему желанию: для восстановления пароля или для получения новостей и уведомлений по электронной почте.
Укажите пароль для новой учетной записи в обоих полях.

совет путешественнику

Стоянки для яхт в Европе. Фото с сайта bookalee.com/

Одной из самых престижных разновидностей отдыха и путешествий считается яхтенный туризм. В данной статье мы затронем эту тему в контексте так называемых «Марин», которые представляют собой яхтенные стоянки. Если для небольшого судна подыскать яхт-стоянку не составит особого труда, то для крупных судов потребуется специально оборудованная «Марина» с профессиональным уровнем обслуживания.

сегодня

26 июня
Национальная кинематографическая премия «Золотой орел»
Состоялось первое вручение кинематографической премии «Золотой орел».
26 июня 2002 года состоялось первое вручение национальной кинематографической премии «Золотой орел». Лауреатами премии стали Андрей Тарковский, Георгий Жженов, Федор Хитрук, Татьяна Самойлова, Мишель Легран и Бернардо Бертолуччи.

Греческие каникулы



Греция, ХалкидикиЯ уже не думала, что я доживу до этого — мы наконец-то всей толпой целую неделю провели в Греции, на полуострове Халкидики, в Кассандре, на правом (нижнем) его пальце — поблизости от Посиди.

Дорога нам предстояла дальняя — сначала чуть больше двух часов на самолете, потом еще около двух часов на автобусе до отеля. Началась она традиционной уже для нас покупкой чайника, в поисках которого мы облазили весь Франкфуртский аэропорт. Занятие весьма нелегкое, когда вокруг носится полуторогодовалый шилопоп, сметающий с витрин разнообразные бутылочки, оказавшиеся на наше счастье небьющимися.

Дальнейшую дорогу шилопоп перенес крайне стойко, чего не скажешь о англоговорящем мальчике, нашем ровеснике, всю дорогу оравшем на сидении перед нами, и о, судя по всему, грекоговорящем мальчике помладше на сидении за нами, оравшем только периодически. Дочь время от времени заглядывала то к тому, то к другому, похлопывала их подаренными авиакомпанией надувными дельфинами, читала журналы дьюти фри и вела себя крайне воспитанно. Виды в иллюминаторе были совершенно невероятные — то облака ровным мягким слоем с пересекающей их двойной бороздой, как будто кто-то прошел на лыжах, то гряды гор, с высоты выглядящие так, словно кто-то провел чем-то плоским по еще не застывшему бетону.

Самолет сел вовремя, у выхода нас встретил представитель турбюро, посадивший нас в миниавтобус, обрадовал, что до отеля ехать всего полтора, а не два с половиной (как обещали на каком-то сайте) часа, к нам подсела еще одна немецкая пара, и мы поехали уже по земле.

Я все ожидала бело-голубых мазанок и дороги-серпантина, но ехали мы по вполне обычному автобану, со вполне обычной рекламой вдоль дороги. А вместо бело-голубых мазанок вокруг торчали смешные домики, как будто бы сделанные из старого конструктора Лего с большим количеством дверей и в большинстве своем плоскими крышами. И очень много недостроенных легошных домиков, торчащих как правило на пустырях. В быстро спустившейся темноте вид этот был весьма далек от средиземноморского колорита.

Колорит начался, когда мы съехали с автобана и поехали через крошечные курортные городки. Ощущение нескончаемого рынка — в десятом часу вечера потоки людей текли по тротуарам, на которых оставалось крайне мало места из-за вытащенных на них стендов и вешалок со всевозможным товаром. Причем вешалки стояли настолько плотно, что все это богатство казалось бесконечным цветным ковром. Но больше всего мое воображение поразили бесчисленные магазины шуб, в открытых дверях которых были видны тети в шлепанцах, примеряющие шубы поверх топиков и шорт. И только на этих магазинах вывески были написаны и по-русски: «шубы, меха, кожа». На некоторых даже «эксклюзивные шубы».

Младенец уж заснул, когда мы таки добрались до отеля, расположенного, к счастью, вдалеке от бурления жизни. Первое, что я услышала, выйдя на террасу, пока муж заполнял бумаги, была русская речь. И никакой другой. Народ сидел на огромной террасе, выпивал, играл в карты и говорил исключительно по-русски.

Отель с пижонским названием «Менди» оказался с претензией — огромная терраса со столиками, конферец-зал, лифт, мраморные фонтаны и мягкие диваны в фойе. Однако в трехместном номере был только один стул у длинного стола, в котором стоял маленький холодильник, третье лежачее место — скрипящая раскладная кровать, под потолком мини-телевизор, в ванной — зеркало, потрепанное по краям, в комнате всего одна розетка. Но чистенько, балкон с двумя креслами, выходящий на пляж, полотенца для лица-тела, которые было обещано менять каждый день, в телевизоре помимо греческих программ оказались две немецкие, CNN и спутниковый ОРТ.

Уложив дочь и мужа, я еще долго сидела на балконе, глядя в высоченное небо и слушая тяжело дышащее море, которое не было видно, оно только угадывалось по освещенной линии берега. И наконец-то смогла абстрагироваться от скрипучей раскладушки, русского гогота на террасе под балконом, облупившегося зеркала, и поняла — вот она Греция, моя бело-голубая мечта, приобретшая еще одну краску — рыжую, как черепичные крыши.

День первый

Греция, ХалкидикиПроснувшись в пять, чтобы усыпить ребенка, я так больше и не смогла заснуть. Я вышла на балкон, чтобы увидеть, наконец, море. Оно оказалось немного не там и гораздо больше, чем я представляла в ночи. Но совершенно потрясающее. Слева в него врезалось окончание «пальца», за которым всходило солнце.

Завтрак оказался обильным, но в греческом стиле — без йогуртов, но с греческим выпеченным хлебом, греческими запеканками, греческими крошечным сардельками и кучей всяких греческих сыров-колбас.

Естественно, сразу после завтрака мы рванули на пляж. Галечный пляж оказался очень неплохим — зонтиков, тентов, лежаков было предостаточно. Но абсолютно необыкновенным оказалось море — чистейшее, теплое, совершенно невероятного цвета. Даже галька была потрясающая — такого разнообразия цветов и таких обкатанных волнами камней я, в детстве проведшая все летние каникулы на Черном море, не видела ни разу. Как придурочная я ходила и фотографировала гальку.

Дочь сначала отнеслась с подозрением к большому надувному кругу, в который мы с мужем пытались ее запихнуть. Орала и не хотела просовывать ноги в отверстие. Но потом она точно так же орала, когда ее оттуда вынимали, так что встречу младенца с морем можно назвать удавшейся.

После сиесты мы решили сходить в близлежащую деревню. Получив на рессепшене весьма условную карту пешеходных дорог и усадив ребенка в коляску, мы двинули в путь. Мама дорогая, я увидела, как растут оливки! В результате дорога, которую мы выбрали, оказалась оооочень пешеходной — с коляской мы там просто не прошли бы. Поэтому поход в деревню мы отложили до следующего дня и вернулись в отель. Но зато была выполнена моя программа-минимум. Я наконец увидела белую мазанку с голубыми ставнями.

Ужин, на радость моего мужа, был рыбным. Просто безумное количество всяческих видов рыбы и морепродуктов слегка примирило нас даже с тем, что на ужин напитки полагались только за отдельные деньги (для таких как мы, у которых не «все включено»), даже бутылку воды не поставили.

День второй

На второй день мы все-таки решили дойти до деревни. Обещанные 15 минут вылились в полчаса по проселочной дороге, вдоль которой росли оливковые деревья. Деревня сильно напоминала частный сектор, в котором я жила, когда отдыхала дикарем в Феодосии. Только все как-то миниатюрнее, кучнее, ярче и местами заброшенней. Магазин, одна из целей нашего похода, был еще закрыт на обед (обедают они до пяти вечера), нам нужно было ждать еще около часа на крошечной, хотя, по-видимому, главной (посередине ее не работал фонтан, включившийся ровно в пять) площади, по периметру которой стояли церковь (тоже миниатюрная), два супер-маркета, кафе, таверна, парикмахерская, какое-то бюро и киоск, доверху набитый всякой разноцветной ерундой.

Так бы и просидели мы час на лавочке возле церкви, но открылась таверна, где мы и отобедали. Меню, написанное на греческом, местами — на немецком и английском языках, не сильно помогло, поскольку в половине случаев в обоих местах стояло греческое название. Поэтому мы просто попросили что-нибудь чисто греческое и с мясом. Официант даже слегка обиделся, заявив, что у них все греческое, они, мол, греческая таверна, а не заведение для туристов. Но все же назвал два блюда, которые мы точно не найдем ни в одной другой стране (я, к стыду своему, тут же забыла их названия). Их-то мы и заказали. Одно из них оказалось бараньей котлетой с сыром внутри, второе — жареными очень тонкими пластами какого-то мяса (по-моему, тоже баранины). Вкууууусно. Жалко только, что и супруг не запомнил названия этих блюд.

День третий

Дни у нас были похожи своей первой половиной и различались только во второй. До полудня мы сидели на пляже, причем открылась огромная любовь дочери к камням. Она их перебирала, засовывала во всякие емкости, бросала в воду, на землю и в родителей, набивала ими рот, протирала всякими тряпочками, а особо полюбившиеся экземпляры целовала и предлагала поцеловать родителям. Хорошо, что в этом возрасте привязанности скоротечны, иначе нам пришлось бы тащить домой мешка два камней различных расцветок и размеров.

Во второй половине дня муж, мечтавший угостить меня осьминогом, повел нас в таверну отеля. Нам подали шупальца жареного на гриле осьминога такого невероятно розового цвета, что я даже слегка подскочила. Жаль, что не догадалась сфотографировать. Вряд ли в скором времени мне где-то удастся отведать подобное. А на вкус он оказался похож на курицу.

И остальные дни

Потом уже и вторые половины дней стали мало отличаться друг от друга. В основном мы проводили их в прогулках по пляжу. После ужина мы обычно гуляли по саду отеля, в котором росли пальмы, оливковые деревья, розы и даже апельсины. В культурной программе типа обучения сертаки, прыжков в мешках, вечера народных танцев или бинго, мы не участвовали, поскольку ребенок после ужина уже валился с ног. Уложив ее, мы еще сидели на балконе, попивая всяческие греческие вина и разговаривая под шум прибоя.

Последний день мы, выписавшись в полдень из номера, провели на пляже. В отеле нам в счет ужина предоставили обед, что меня окончательно смирило с отсутствием бесплатной воды за ужином.

Обратно в аэропорт мы ехали по обещанному серпантину, по дороге видели, что могут наделать лесные пожары — огромные пространства совершенно мертвого леса. Причем пожары там бушевали явно не в этом году — земля покрыта зеленью, но вид черных скрюченных деревьев и заброшенного отеля с грязным бассейном и без дверей произвел впечатление удручающее.

Обратный рейс снова удивил большим количеством русских. Просто какая-то экспансия в Европу.

Дочь, поспавшая в самолете, скандалила в машине от аэропорта, но, оказавшись дома, тут же начала весело носиться, кататься на велосипеде и играть во все свои игрушки. Что ни говори, а дома все таки лучше. :-)

© Фото: Милая Конь

Опубликовано: 28.11.2007
Если вы обнаружили ошибку в тексте, выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить администрации сайта!

Добавить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.