Сообщить об ошибке

Если у вас есть комментарии к тексту, который содержит ошибку, укажите их в этом поле. В противном случае оставьте поле пустым.

Вход на сайт

Регистрация
Потеряли пароль?
Что такое OpenID?

Регистрация на сайте

Информация об учетной записи
Существующий адрес электронной почты. Все почтовые сообщения с сайта будут отсылаться на этот адрес. Адрес электронной почты не будет публиковаться и будет использован только по вашему желанию: для восстановления пароля или для получения новостей и уведомлений по электронной почте.
Укажите пароль для новой учетной записи в обоих полях.

совет путешественнику

Такси. Фото с сайта osobui-status.ru

Каковы бы ни были причины, путешествовать по Барселоне общественным транспортом — не выход, особенно, если вы только сошли с трапа, устали и обременены багажом.

сегодня

13 августа
Начато сооружение Берлинской стены
Началось сооружение Берлинской стены

13 августа 1961 года было начато сооружение Берлинской стены, которая должна была сократить количество перебежчиков из ГДР в Западный Берлин, так как их число росло из года в год.

Девять дней свободы на барке «Седов»


Переход Петербург—Варнемюнде (Росток)

Мачта — фок

На барке «Седов»Я пришла вовремя, потому что боцман фок-мачты Николай Митрофаныч добивался такого же разрешения для своей команды, но на фоке находятся радары, которые вахтенный помощник не хотел отключать. Мое появление оказалось решающим, радар отключили, и мы всей кучей человек 30 рванули на фок. Большинство курсантов, среди которых несколько девушек, освоились очень быстро. Я на полчасика засела на фор-марсе с фотоаппаратом, снимая ловкие перемещения курсантов по вантам и марсу. Задача была подняться по вантам правого борта, перебраться по краю площадки (держась за шкоты и зависая над палубой) на левую сторону и спуститься вниз.

Эта беготня продолжилась после обеда, и Митрофаныч поставил следующую задачу: выход на рею. Во-первых рея расположена не в уровень с марсом, и просто перелезть на нее нельзя, нужен еще один эпизод эквилибристики. Во-вторых держаться там особо не за что. Подразумевается что матрос не хватается за что попало в заботах о своей безопасности, а занимается парусом. Ноги опираются на веревку — перт, который протянут вдоль всей реи. Курсанты резво выходили на рею, чередуясь право-лево. Марс я уже освоила, но выход на рею казался безумием. Тем не менее ребята выглядели довольными, я решила что всё не так страшно, и вполне могу забраться на оставшееся место рядом с мачтой и поснимать всю компанию.

Тут я перевела взгляд на море и увидела что мутно-белый фронт, который пять минут назад был у горизонта, стремительно накатывает на нас.

На барке «Седов»На барке «Седов»


Я закричала, стараясь перекрыть свист ветра, что нужно спускаться — ясно что будет необходим радар, и такая перемена обстановки не несла ничего приятного. На Лофотенах нас прошлым летом накрыло нечто подобное и чуть не сдуло метелью с той вершины, где мы в тот момент находились. А тут — ванты, которые ветер будет трепать вместе с нами, руки без перчаток на ледяном ветру, и никакой страховки. С ходовой рубки понеслись приказы тем, кто находился на рее, оставаться на месте — они были выше радара и его вредного действия, а мне нужно было немедленно спускаться, чем я уже и занималась. А бедолаги курсанты так и мёрзли на рее, пока туман не разошелся на короткое время.

На барке «Седов»На барке «Седов»


Мы сбавили скорость и шли в тумане до вечера, каждые несколько минут подавая мощный гудок, который наверное глушил всю рыбу в радиусе километра. Видимость была плохая, и временами из этой белой каши нам отвечали такие же гудки. На палубу шлепались крупные капли, я комфортно чувствовала себя в двух куртках — пуховке и гортексе. Несмотря на промозглый холод, по палубе периодически пробегали разухабистые полураздетые курсанты — наверное, в спортзал — к негодованию Евгения Ященкова, главного рулевого, недовольного нарушением формы одежды.

На барке «Седов»На барке «Седов»


Вечером от тумана осталась только пелена на горизонте, и нам довелось увидеть замечательно красивые закаты и рассветы.

У нас гости

Пока мы пробирались в тумане, у нас на борту приютилась синичка, которая порхала по всему кораблю, и я предположила что она ищет, где спрятаться от сильного ветра. Но это оказалась маленькая разведчица с польского берега, который находился примерно в 15 километрах.

Очевидно, пташка вернулась домой и рассказала всем друзьям, что тут недалеко плавает (дрейфует с выключенным двигателем) очень прикольная штука с оранжевыми деревьями и большим количеством канатов, которые можно растерзать. Утром у нас на борту порхали, носились и ходили пешком несколько десятков любопытных синиц.


Им подкидывали семечек, но птички не проявляли особого энтузиазма в плане еды. Синицы облазили весь такелаж, якоря, леера и кнехты, подбирались поближе к людям, зависали над ними трепеща крылышками и норовили засунуть клюв в помещения.

На барке «Седов»


А в этот день было два парусных аврала, пичуги верещали от восторга и крутились над нашими головами: еще бы, столько народу, и все бегают и лезут на «деревья». Зайдя в штурманскую рубку, я увидела как второй помощник Григорий бегает за одной счастливицей, которая нашла туда вход, колотится о стекла и в упор не видит выхода.

Съемка экшн-камерой

На барке «Седов»До авралов я решила испытать экшн-камеру, но не могла придумать как и на чем ее закрепить. Боцманы — самые рукастые люди на земле, и самые запасливые. Митрофаныч добыл каску, продумал крепление, и попросил у старшего боцмана Николая Михалыча скотч. Михалыч был занят и велел одному из курсантов ходить на ним, напоминать про скотч и не отвязываться. Через десять минут такой тактики у нас в руках был дорогущий тканевый скотч и каска с камерой.

Практикантов запрещено пускать на мачты одних, и Николай Митрофаныч объявил присутствующим что нужен доброволец для сопровождения. Вызвалось человек шесть, я обрадовалась что у меня будет массовка, но Митрофаныч выбрал самого здоровенного с глубоким басом — Ивана, и разрешил подняться только на марс. Как ни хотелось нам с Иваном забраться еще на рею, решили не рисковать нахлобучкой. Съемка подъема по вантам получилась отлично, за исключением того что я была слишком озадачена работой камеры и нарушила все правила техники безопасности, и это расстроило добряка Митрофаныча. Я обещала исправиться и переснять в образцовом варианте.

Машинное отделение

После второго парусного аврала я слонялась по барку в поисках еще чего-нибудь интересного, когда на моем пути возник обаятельный незнакомец, который оказался электриком смены мотористов. Его звали Виктор, и он сходу позвал меня смотреть машинное отделение. Чтобы я особо не размышляла, он сообщил что их третья смена самая замечательная и ходить в гости нужно только к ним.

Барк лежал в дрейфе, главный двигатель был выключен, но в машине все равно стоял такой шум, что разговаривать можно было только криками. Я узнала что двигатель финский, еще какие-то элементы — Мановские немецкие, что любая неполадка сразу отражается на компьютере и оперативно исправляется. Чисто и по-своему уютно — чувствуется что здесь работают люди, любящие свое дело.

Мы поднимаем паруса!

На барке «Седов»Утро встретило нас небольшим волнением и ветром 12 метров в секунду. Несмотря на это обстоятельство, по барку продолжали носиться щебечущие стайки синиц. Вся команда была одета в красное и темно-синее, а моя одежда точно копировала желто-серую цветовую гамму крылатых гостей, и похоже что меня принимали за большую синицу: садились чуть ли не на ботинки и всматривались в лицо. Да и я не меньше них путалась под ногами во время авралов и приборок со своим фотоаппаратом.

Еще один аврал, и вот он великий момент: мы поднимаем паруса! Чтобы поднять прямые паруса, нужно находиться на реях — небезопасно для новичков в такую погоду. К тому же ветер — бейдевинд левого галса, то есть в правую скулу, и прямые паруса его просто не поймают.

Зато косые паруса можно поднять прямо с палубы.

На барке «Седов»На барке «Седов»


Подняли три стакселя и кливер. При сильном бейдевинде (повторюсь — встречный ветер), на этих парусах и на двигателе барк делал 9-10 узлов. Это было неплохо!

Пройдя с фотоаппаратом по палубе, я пришла к выводу что самая видовая точка на паруса мной не охвачена, а именно — бушприт. Чтобы подняться на него, требовалось разрешение капитанского мостика. Вахтенный помощник капитана сказал, что в такую погоду одну меня туда не пустит, но я предвидела такой поворот событий и заранее высмотрела местонахождение Павла, с которым поднимались на грот. Я не спросила его согласия, понадеявшись, что ему нравится в неспокойную погоду релаксировать на бушприте.


С бушприта действительно прекрасный обзор на паруса, форштевень, белые гребни и палубу, ну и просто там можно с комфортом поваляться на свернутом кливере или на сетке, главное — тепло одеться.

Вместо обещанных двух минуточек мы просидели там часа полтора, Пашу уже разыскивали, но он при моем поддакивании заверил недовольных, что его буквально пинками погнали на бушприт вахтенные офицеры.

Штурвал

Шел пятый день плавания, а я еще не стояла за штурвалом. Честно говоря, мне было неохота отрабатывать всю вахту. И вот подвернулся удобный момент. В очередной раз выйдя на палубу в поисках впечатлений, я засекла что один из четырех рулевых отпросился на минутку. Я попросила разрешения занять его место. Сначала меня поставили во вспомогательную пару, потом — перед компасом и аксиометром, чтобы следить за курсом и сообщать остальным куда и насколько крутить штурвал.

Это реально тяжелая работа, моих сил не очень-то хватало, так что четверо рулевых на 4-х часовую вахту отнюдь не излишество. Нужно быть предельно внимательным — кажется что курс стабилен, отвлечешься на пять минут, и барк уже снесло на несколько градусов, и выравнивай его потом полчаса. При перекладке руля нужно учитывать снос, ветер, инерцию, влияние парусов, и поосторожнее чтобы они не заполоскали — в общем, целая наука.

На барке «Седов»Часа через полтора я попросила разрешения сходить за альпинистскими рукавицами, но меня сразу отправили греться.

К слову, в этот день было 8-е марта. С утра я получила в подарок две конфеты от наших милых девушек-курсанток, еще одну — от Валерия, и лично от капитана коробку шоколадных конфет. Я вернулась к штурвалу, мы вместе с рулевыми съели содержимое капитанского подарка и договорились устроить фотосъемку на их мачте — первый грот.

Вечером курсанты организовали праздничный концерт, а точнее маленькое веселое шоу. Удивительно что с начала плавания прошло всего пять дней, а ребята уже успели сработаться и сделать совместное поздравление.

© Фото, видео: Галина Погодина

 

 

Опубликовано: 05.04.2014
Если вы обнаружили ошибку в тексте, выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить администрации сайта!

Комментарии (4)


Катерина
6 лет назад

Re: Девять дней свободы на барке «Седов»

Ну ничего себе приключение! Как вы туда попали, откуда узнали?


6 лет назад

Re: Девять дней свободы на барке «Седов»

Узнала случайно - племянник подруги учится в мореходке и ходил на "Седове" прошлым летом в кругосветку. И сказал что на барк можно попасть в качестве туриста. Вот, почитайте: http://www.sts-sedov.info/rus/bronirovanie/


Кеша
6 лет назад

Re: Девять дней свободы на барке «Седов»

Галина, у вас очень замечательное видео получается!!! :)))


6 лет назад

Re: Девять дней свободы на барке «Седов»

Спасибо))). Я очень хотела чтобы клипы понравились экипажу - это замечательные люди!

Добавить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.