Сообщить об ошибке

Если у вас есть комментарии к тексту, который содержит ошибку, укажите их в этом поле. В противном случае оставьте поле пустым.

Вход на сайт

Регистрация
Потеряли пароль?
Что такое OpenID?

Регистрация на сайте

Информация об учетной записи
Существующий адрес электронной почты. Все почтовые сообщения с сайта будут отсылаться на этот адрес. Адрес электронной почты не будет публиковаться и будет использован только по вашему желанию: для восстановления пароля или для получения новостей и уведомлений по электронной почте.
Укажите пароль для новой учетной записи в обоих полях.

совет путешественнику

Моторная лодка. Фото с сайта YouTube

Отдых на воде сопряжен с определенным риском. Нередко приходится слышать, как кто-то по халатности утонул. Поэтому тщательно проверяю состояние днища. На глубине его повредить сложно, но когда пристаешь к берегу – можно на корягу наскочить и по камням проехаться.

сегодня

21 января
Принято решение об основании главного Ботанического сада
Принято решение об основании главного Ботанического сада

21 января 1945 года ещё шла война, но на фоне победоносного продвижения Красной Армии, было принято решение Совета народных комиссаров об основании главного Ботанического сада.

Der fliegende Hollaender


Дорога в Новосибирск

Старый поезд. Фото с сайта zap-sib-rail.narod.ruВновь дорога. С осторожностью вхожу в купе. Всегда «рулетка» с соседями. На этот раз купе заполняют 6 человек. Осматриваю их в надежде, что большинство будут женщины. Но это не так. Лишь одна из попутчиц женского пола. Выхожу в проход вагона и заглядываю в другие купе, в надежде, что женщин в одном из них большинство. Нет. Всё меньше женщин в поездах, самолётах, и мужчины навязывают свою концепцию жизни.

Возвращаюсь в своё купе. Хорошее дело просто помолчать и наблюдать за происходящим. Попутчики не слишком бурные, но трогательно прощаются, выпивая пиво и некоторую прозрачную жидкость из пластиковой бутылки. Странно, но она почти не пахнет. Предлагают и мне приобщиться.

— Нет, нет, — отказываюсь я. Кто я? Богом забытый профессор среди русских просторов.
— Не пьёте? — в ответ.

Один из попутчиков такой же молчаливый, как и я. Парень лет 26-ти в офицерской одежде без знаков различия. Что-то в нём от Будды. Спокойствие, размеренность в движениях и немногословность. Скорее полное отсутствие слов при значительной высоте роста и странном носе из восточных земель. В нём совершенно не свойственная манера поведения, с учётом нынешнего пристрастия к кривым ногам и подвижным бёдрам — в лихой походке.

Ждём отправления. Купейный, но старый, «обшарпанный» вагон, с хорошими полками, но забытой, 80-х годов конструкции. Туалеты, запертые на остановках, бачки для мусора под деревянными крышками. Давно не видела таких. Ретро. Ретро даже радует. Что-то забытое и вновь обретённое из глубины прошлого. Это не только не ровные косяки, но и запахи, совсем забытые запахи. Смазки для металлических конструкций самовара, кипячёной воды с избытком хлора и туалета, раскрывающегося прямо на полотно, при нажатии педали, с врывающимся воздухом и шумом колёс во время движения поезда. Впрочем, туалет открыт лишь во время движения.

Поезд начинает медленно выезжать из закрытого ангара Казанского вокзала, вырывается в пространство долго пути. Уже никто не помнит крылатых лозунгов «БАМ» и «Тында — Беркакит», и вряд ли в газетах или журналах найдёшь упоминание об этой грандиозной стройке. Как не туманно прошлое, ещё странней настоящее. «Летучий голландец» Бамовской эпохи с несвойственного для сибирских дорог вокзала направляется в далёкий путь — Нерюнгри — 7897 км пути.

На нижних полках чета новых русских средних лет. Мы с офицером — на верхних. Его умиротворение успокаивает и настраивает на покой. Не замечаю, как засыпаю, проснувшись, вижу, что все спят. Хотя, впрочем, кто от чего. Я от сложного решения, которое пришлось принять в Санкт-Петербурге. Оплата работы профессора составляет 30 тысяч рублей в месяц, а стоимость арендуемой квартиры порядка 28 тысяч рублей. Чета — от выпитого. А Парень — от усталости и голода.

Как оказалось, он проходил кратковременную военную службу после окончания вуза. Получил звание сержанта. Живёт в Красноярске. На обратный путь ему выдали талон на плацкартное место до Красноярска и толику денег. Но мест в плацкартный вагон не было, и все имеющиеся деньги парень отдал за место в купейном вагоне. И я не могу ему ничем помочь. У меня с собой лишь немного хлеба и пара пластиков сыра. Угощать совсем нечем, а ехать мне два дня. Новые русские, конечно, немного ему помогли, но рассчитывать на их хлеб-соль вряд ли возможно.

Вид из окна поезда. Фото с сайта fotki.yandex.ru (автор Ploton63)Едем. Наклонные косяки дополняет полумрак от плохого освещения и плотных штор. Виды великолепные. Любоваться ими можно в узком проходе вагона. Встаю у окна, отодвигаю шторы и всматриваюсь в прекрасные пейзажи за мутным окном. Почему-то стёкла снаружи и внутри не протирают. Тут же подбегает проводник. Этакий Дед Щукарь с молниеносной реакцией. Поправляет верхние шторы и задёргивает нижние. Мелкая тирания — худшая из тираний. Как с ней справляться?

— Почему же нельзя посмотреть в окно? — мой возмущённый возглас.
— Не портите шторы. Вы их изомнёте, а наш путь так далёк и нам их выдают для того, чтобы мы их вывешивали, — резонно и грубо замечает проводник.

Ну что ж выдают, чтобы вывешивали.

Сажусь в купе. Новые русские опять едят. Их обилие пищи поражает: жареные куры в промасленной бумаге, помидоры, огурцы, отваренный картофель. Разговариваем о сложности судьбы нашего офицера, о странности наших проводников, совсем не отличающихся приветливостью и добротой, о сложности существования и осуществления бизнеса в нашей стране.

Удивляюсь проницательности Ивана, так зовут мужа. Не высокого роста, крепкий, голубоглазый, непрерывно массирующий себя, но кто в наше время этим не грешит. Смотреть долго на него не возможно, но какой-то предел чести, как невидимая грань, в нём ещё существует. Понимает, что это подпрыгивание не есть бесплатно свалившееся счастье, а какое-то явление, которым осложнена атмосфера.

— Вы правы эти возбуждающие частоты — частоты из диапазона 1,5 Гц и кратной ей частоте, которые коррелируют с промышленной частотой и с частотами на которых функционируют телефоны и радио, — говорю я.
— Впрочем, они более интенсивны в яркие солнечные дни и несколько спадают в пасмурную погоду, — вторит мне Иван.

Но мы мчимся через Уральские горы первозданной небывалой красоты в старых, добытых из прошлого столетия вагонах и невольно меня захватывает энтузиазм сравнения и воспоминания о чистенькой Германии.

— В Германии наличие таких окон в вагонах не допустимо. Окна и сидения моют каждый день, — говорю я.
— Вы были в Германии? — спрашивает жена нового русского, Жанна.
— Во многих городах. В Ульме, Мюнхене, Берлине, Карлсруэ, Кобленце. И везде идеальная чистота. Улицы замощены, стёкла, витрины, мостовую — моют каждый день. Их инфраструктура транспорта просто поражает.
— Почему Вы там не остались? — удивлённый вопрос Жанны.
— Русских там не особенно жалуют. На работу устроиться сложно. Пособия русским не дают.
— Жить в Германии вероятно весьма дорого?
— Что-то, да, дорого. Жильё, транспорт. Нижний уровень цен — 2 евро. Это несколько напрягает. Но продукты питания стоят даже дешевле, чем у нас. Самые богатые люди в Германии — пенсионеры. Пенсия где-то от 2000 евро.
— Это весьма прилично.
— Это и основание для достойной жизни. Они путешествуют, болтают в кафе, прогуливаются в парках. Мы же живём как «на острие меча». Уже лет двести в нашей стране разница между добром и злом, между бедными и богатыми лишь переливается из одного сосуда — в другой. Столько лет демократии, а приличных законов нет, и люди выглядят как вышедшие из ада. Пьянь и рвань. Хотя люди у нас не такие и плохие.
— Не плохие, — подхватывает Иван.

Железная дорога среди Уральских гор. Фото  с сайта liveinternet.ru/users/4034860Мы продолжаем скользить по извилистому полотну среди Уральских гор. Прекрасные холмы. Сопки, покрытые елями. Распадки, отвесные склоны со скалистыми выступами — пермские фиолетовые песчаники, осыпающиеся по откосам. Оттенки охры высохшей травы, с багровыми веточками шиповника. Краски осени столь же прекрасны как летние и даже порой более разнообразны.

Но вновь проносится проводник и отдёргивает шторы.

Надо менять дислокацию. С верхней полки видны лишь рельсы. Сходящиеся и расходящиеся паутины далёкого пути. Пожалуй, выпью чаю.

— Можно, пожалуйста, зеленый чай?
— Двадцать рублей, — отрывисто выпаливает Евсей. Так зовут нашего проводника.
— Вчера был по пятнадцать.
— И сколько стаканов Вы выпили по 15? Я говорю Вам зелёный чай по 20.
— Хорошо, пусть будет по двадцать.
— Он, кстати, закончился.

На минуту задумываюсь. Опять приключение. Надо идти в соседний вагон за чаем. Там по 15, как ни странно, и зелёный тоже. «Почему они меня так ненавидят?». Пью чай и вспоминаю разговор с дагестанкой на вокзале. Женщина средних лет приехала на консультацию к врачу, и третий день спит на вокзале. Вид у неё усталый и замученный. Не знакомимся. Но я дружелюбна и стараюсь не задеть её национального достоинства. Она же всем набором грязных слов, который у неё есть в лексиконе, ругает буфетчицу, которая продала ей стакан кофе за 45 рублей. Понимаю и сочувствую её затруднениям. Даже в туалет сходить стоит 25 рублей, бутылка воды 50. Сколько она ещё здесь продержится со своей пенсией в 3000 рублей?

Я взяла билет до Новосибирска, чтобы не томиться в поезде трое с половиной суток до Томска, а от Новосибирска до Томска доехать на автобусе. Но часы сбились ночью, а часы в телефоне показывали уже местное время. Почему-то об этом я не подумала, и мне вместо двух часов, как показалось с утра в поезде, надо быть в нём ещё пять. Еды уже нет, чай по двадцать. Мне может не хватить на билет до Томска. В автокассах, как и оказалось, могут не обслуживать по карточкам.

Наш летучий голландец приближается к Новосибирску. Мчит сквозь степи скорый поезд, который правда движется со скоростью порядка 50-60 км в час и по часу задерживается на каждой остановке. Зачем они эти скорые голландцы так медленны? Расстояния, длительное ожидание, толпы измученных людей на вокзалах.

Проводник шлёт мне вслед какие-то проклятья. Но я уже на перроне и мечусь в поисках выхода с перрона на вокзал. Но впрочем, это уже тема другого рассказа.

Использованы фото с сайтов zap-sib-rail.narod.ru, fotki.yandex.ru (автор Ploton63) и liveinternet.ru/users/4034860

Опубликовано: 13.08.2014
Если вы обнаружили ошибку в тексте, выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить администрации сайта!
Теги: Поезд

Добавить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.